Инга Оболдина

Я абсолютно счастлива теперь

Явления: Правила жизни

Текст: Лана Литвер
фото: из личного архива героини

Я повзрослела ровно в 23 года. Это был момент переезда в Москву, момент для меня невероятно болезненный. Так сложились обстоятельства. Мой гениальный педагог Виктор Александрович Дель с семьёй уехал из Челябинска в Германию. Это я сейчас понимаю, что он создал у нас в Челябинском институте культуры своего рода театр Фоменко, где играли студенты и выпускники, где мы были абсолютно счастливы. Театра не стало, и я поняла, что больше не хочу оставаться в институте и писать научные работы про театр — я хочу жить эту жизнь. И уехала в Москву.

Мой личный уровень комфорта минимален. Я неприхотлива. Мне важно, чтобы машина ехала, а какая это машина — неважно. Но только чтобы внутри не пахло куревом и бензином.

Самые трудные решения последних лет были связаны с людьми. Поэтому чтобы не обидеть тех, от кого я ушла, я не буду сейчас рассказывать, хорошо?

Я в жизни не встречала человека, о котором сказала бы «Вот дурак!» Хотя я и максималистка, но, наверное, такие ярлыки на людей мы вешаем в глубокой юности, лет в одиннадцать-двенадцать, когда видим мир исключительно чёрно-белым. А может, мне дураки не встречались?

Можно любить столько раз, сколько этого чувства Господь тебе отводит. Нам это неподвластно, это точно. Ты сам себе не принадлежишь. Винить кого-то в чём-то бессмысленно. Это сильнейшая энергия, о которой не стоит рассуждать. Её лучше чувствовать.

У меня меняется отношение к возрасту. Мне хочется пожить подольше, чтобы дочка на ноги встала. Она ещё очень маленькая, ей пять лет. Я пытаюсь сосчитать, сколько мне будет, когда она соберётся выходить замуж.

Главный признак взрослости — способность принимать самостоятельные решения.

Стареть я не боюсь. Комедийных старух я играла ещё будучи 25‑летней. С возрастом мне наоборот предлагают лирические роли, которые мне порядком надоели. Как бы я ни старалась их усложнить, они получаются всё равно сахарные. Я взяла и остригла волосы, чтобы не выглядеть лирической, и тогда пошли мои любимые характерные смешные героини.

В 23 года я сформулировала свои принципы и правила. Я оказалась одна в Москве, а новый город — это хорошая проверка на прочность и на взрослость. Что такое хорошо и что такое плохо, на что можно согласиться, на что нет — мне нужно было разобраться в себе и остаться себе верной. Мне сейчас больше, чем 23, но мои пристрастия и ценности не менялись с тех пор.

Моё непременное условие для радости — семья рядом. В лучшем случае, моя большая семья: мама, папа, сестра. Но как минимум, это мой маленький круг: мои Виталик и Клара.

Любовь — неуловимое, необъяснимое чувство. Для одних это осторожное прикосновение, для других — сильное объятие, для третьих — и то, и другое. Это всё любовь. Я бы не бралась формулировать божественные понятия. Это как разъять музыку.

С появлением дочери Клары я стала стопроцентно счастливым человеком. Чувство счастья теперь не покидает меня никогда. Какая может быть депрессия, если есть моя девочка. Забота, которая возникла с её рождением, неотъемлема, она навсегда. Я просто не успеваю грустить и впадать в депрессию. Надо только вовремя посмотреть в кроватку, где она спит, — и мир становится устойчив снова. Счастье есть прямо здесь.

Никогда ничего не читаю про себя в интернете. Я очень тёмный в этом смысле человек. Иногда мне что-то специально показывают: смотри, мол, что про тебя написали. И знаете, я заметила, что меня не особо ругают, пишут хорошие и добрые слова. Это дорогого стоит, там же нет никакой редакции или цензуры. Мне очень приятно.

Только недавно я завела инстаграм. Мне просто настоятельно… Мне просто настучали по голове, что нужен инстаграм, ну вот нужен, и все.

Кирилл Плетнёв писал сценарий фильма «Жги!» специально для меня. Он знал, что я люблю пограничные состояния и пограничные проявления одного и того же человека, люблю меняться. И он написал такую роль, где мне пришлось пройти три ипостаси одной женщины. Она сначала баба-мужик, охранница в женской колонии, потом деревенская красавица и, наконец, оперная дива. И эти три ипостаси мне надо было пройти с незаметными швами. Для меня это этапная работа.

Фильм «Жги!» — о том, что никогда, ни в каком возрасте не поздно пробовать себя и реализовывать мечты. Я играю женщину, которая в детстве прекрасно пела, но стала охранницей, вообще забыла о пении. И вдруг в сорок лет она понимает, что живёт не там, не с тем, не так, как хотела. И взламывает эту ситуацию. Это фильм о том, что никогда не поздно вспомнить о себе. И тогда если ты не достигнешь своей детской мечты — всё равно болото, в котором ты застрял, встряхнётся и наполнится свежей водой.

Лучший мой год, я думаю, — 2017‑й. Я получила приз «Кинотавра» за лучшую женскую роль в фильме «Жги!». Я попала во МХАТ, на главную сцену страны, и мы сделали премьеру спектакля Александра Молочникова «Светлый путь. 19. 17». Это такая мистерия-антиутопия о революционных событиях. Я играю Крупскую, а Верник — Ленина. Это грандиозная работа, эпохальная постановка во МХАТе. Пожалуй, да, пусть из последних лет 2017‑й будет лучшим. Но по-настоящему самый лучший и главный мой год — это год рождения Клары, 2012‑й.

По родному Кыштыму я не то что скучаю, я бываю там каждый год. Непременно каждый год, в августе. Это место моей любви и силы. Я заболеваю без Кыштыма, без мамы и папы, без моих гор, озёр и рек. Мне кажется, что все мои батарейки и зарядные устройства — в Кыштыме.