Юрий Вагин

Вместе и навсегда

СЕМЬЯ: история любви

Текст: Ирина Коростышевская, Наталия Мартыненко

Фото: Родион Платонов, из семейного архива Вагиных

Он увидел незнакомую девушку и сразу понял: вот моя жена. Это знание было ясным и окончательным. Так бывает. редко, но бывает. Так счастливо люди узнают друг в друге свою судьбу, чтобы потом никогда не расставаться.
Золотая свадьба — явление в наши дни редкое, даже редчайшее. А уж тем более, когда рассказ о семейной жизни идёт от лица мужчины.

-Юрий Петрович, признаемся сразу: за всю историю журнала мы впервые разговариваем про любовь с мужчиной, а не с женщиной. Если какой-то вопрос покажется вам слишком сентиментальным, вы можете не отвечать на него.
-Думаю, что смогу ответить на любой ваш вопрос. Двадцать шестого апреля исполняется пятьдесят лет, как мы с Людмилой Александровной поженились. Это интервью — сюрприз для неё.

-По всем канонам интервью этот вопрос мы должны были задать в самом конце беседы. Но нам почему-то хочется сегодняшний разговор начать именно с него. Верни время вспять, вы бы женились на Людмиле Александровне?
-Бесспорно. Даже не задумываясь.

-Вы помните день, когда познакомились?
-Я учился на последнем курсе политехнического института и на ноябрьские праздники приехал к родителям в Пласт. Это было в 1967 году. Мы встретились со школьным товарищем, он познакомил меня со своей девушкой, которая жила в общежитии. Вместе с другом пошли её провожать. Был поздний вечер, мы заходим в комнату, а там на одной из кроватей спит моя будущая жена. Я посмотрел на неё и подумал: какая красивая девушка, будто сам Бог мне её послал. Мы, естественно, разбудили её, попросили присоединиться к столу, разговорились. Она оказалась учительницей русского языка и литературы. На следующий день я нашёл повод продолжить знакомство. Сказал: Людмила, не могли бы вы проверить мой диплом на грамотность? Она согласилась. Через пять месяцев мы сыграли свадьбу.

-Когда вы поняли, что эта женщина — ваша судьба?
-Это громкие слова, девочки. Люди не разговаривают в жизни литературными выражениями. Жизнь намного проще. Я просто понял, что хочу, чтобы она всегда была рядом. Правда, сразу после свадьбы мне пришлось уехать в командировку на три месяца. Поскольку я получил распределение на Южноуральский ремонтно-механический завод, который только что был введён в эксплуатацию, с группой других сотрудников нас отправили на стажировку в Кировскую область — осваивать производство дизелей. Помню, мой старший коллега высказал тогда замечание: нельзя молодую жену оставлять так надолго.

-И что же делала без вас ваша молодая жена?
-Пошла работать в школу учителем русского языка и литературы. Обустраивала наше первое в жизни совместное жильё: однокомнатную квартиру на улице Мира. Знаете, чем удивила меня Людмила? К моему приезду она купила два кресла с деревянными подлокотниками и журнальный столик. Сама! Как она умудрилась привезти мебель домой, я до сих не понимаю!

-Теперь, за годы совместной жизни, ваши обязанности по дому распределились поровну?
-Есть домашние вопросы, в которые я вообще не вмешиваюсь.

-То есть, обои не выбирали никогда?
-Упаси Боже, ни в коем случае!

-А шторы?
-(Улыбается). А это пополам. Фасон и материал жена выбирает сама, а вся остальная работа — оплатить, привезти, повесить — на мне. У нас как в той поговорке: семь раз отмерь, а отрезать поручи заместителю, не ошибёшься.

-Ваш сын сказал, что никогда не слышал родительских ссор.
-Это табу. С самого начала нашей семейной жизни мы договорились, что никогда не будем ссориться при детях. Конечно, первое время мы притирались друг к другу. Дети маленькие, разница между ними два года, я постоянно в командировках, на Людмиле и школа, и дом.

-Как вы считаете, какие ваши черты унаследовали ваши дети?
-Пётр похож на маму. Эмоциональный, сентиментальный, жалостливый. Ольга больше похожа на меня. Если она приняла решение, компромиссов не будет. Она такая с детства. В третьем классе мы отдали её в школу искусств, в музыкальный класс. А она любила рисовать. Позанимается музыкой и бежит в соседний класс смотреть, как рисуют другие дети. Пришлось перевести её в художественный класс. Окончив восемь классов, она уехала в Челябинск и поступила в художественное училище. Первое время жила у моей сестры, потом переехала в общежитие. Помню, как на первом курсе её обворовали в трамвае — украли кошелёк. Что поделать: девчушка с менталитетом небольшого города оказывается одна в областном центре. Пришлось взрослеть, учиться брать на себя ответственность. У неё это получилось. Окончив художественное училище с отличием, она поехала поступать в Ленинград, в высшее художественно-промышленное училище имени Мухиной на отделение керамики и стекла. Ещё студенткой стала членом Союза художников России.

-Когда вашего сына Петра призвали в армию, вы уже работали генеральным директором Челябинского механического завода. Ваша жена пыталась попросить вас освободить его от армии?
-Что? Это даже говорить смешно! Пётр — личность. С самого детства он очень самостоятельный человек, с твёрдым характером, со своей позицией. Его свернуть тяжело, практически невозможно. А вы говорите: от армии освободить. Пётр служил в подразделении Льва Рохлина, в Закавказском военном округе, где с 1877‑го по 1902‑й проходил службу его прадед Вагин Иван Архипович. Из армии Пётр демобилизовался в звании старшины.

-Вы помните тот день, когда он родился?
-Это было девятого апреля в Южноуральске. Вечером я отвёл жену в роддом. Утром в 8.05 родился сын.

-Вы с женой часто отдыхали вместе?
-Всегда. Я не понимаю такие семьи, в которых муж и жена отдыхают по отдельности. Особенно мы любили поездки на машине до самой Эстонии. Раз в пять лет в Прибалтике проходили певческие праздники, в которых принимала участие вся Эстония. Это очень впечатляющее и красивое зрелище. Десять тысяч километров занимала дорога туда и обратно. Посадим в машину ребятишек, загрузим тёплые вещи, одеяла, тушёнку, консервы — и в путь. Раз пять или шесть так путешествовали. Доедем до Самары, погостим у родных Людмилы, потом в Москву — там у нас жили друзья. Конечной остановкой был Таллинн. Домой возвращались через Киев, Запорожье, Керчь, Волгоград. Вот такое путешествие длиной в три недели. Я всегда говорю: где горит лампочка, там мои друзья.

-Был ли город в мире, в котором ваша жена захотела бы остаться?
-Нет. Она всегда хотела жить только в России, на Урале. Молоденькой девочкой она приехала на Урал из Самары. Поначалу ей было очень трудно: в Самаре люди более сентиментальные, более чувственные, более эмоциональные. Конечно, с годами жена привыкла к нашим суровым нравам, но иногда говорит: и к вашим не прибилась, и от своих отошла.

-Получается, она выросла на Волге? Умеет плавать?
-Да. Причём очень красиво. Мы уже поженились, когда я впервые увидел, как она плавает. У нашего завода в Южноуральске была своя база отдыха на Кичигинском водохранилище, мы часто там отдыхали.

-Вам было когда-нибудь страшно за неё?
-Однажды очень сильно испугался. Когда Людмила рожала Ольгу — роды были нелёгкими. Нам говорили, что родится мальчик, хотя мы мечтали о дочери. Когда Оля родилась, Людмила заплакала от счастья. Она всегда говорит, что самые важные дни нашей жизни — это день нашей свадьбы и дни рождения наших детей и внучек.

-Вы понимаете язык, на котором говорят ваши внучки? Успеваете быть в теме их интересов?
-Стараемся! Они удивительным образом похожи на наших детей. Старшая, Данилина, много взяла от Петра. Математический склад ума, такая же быстрая, шустрая, добрая, сентиментальная. Окончила университет в Швейцарии, работает финансистом-аналитиком. Три года назад вышла замуж за француза. Вторая, Полина, дочь Ольги, ближе к искусству, любит рисовать, много читает, играет в шахматы. В прошлом году поступила в Академию кино и телевидения в Питере. Учится на продюсера. Однажды предложил ей переехать в Челябинск, она ответила: дедушка, ты не понимаешь, что такое Питер! Питер — это государство в государстве. Уже лет шесть работает вожатой в молодёжном лагере. Самая младшая, Настя, дочь Петра, живёт в Челябинске, учится в шестом классе, очень любит заниматься кулинарией. Бывает, родители утром просыпаются, а она уже блинов напекла.

-На торжество соберутся все?
-Обязательно. Данилина ещё месяц назад купила билет.

-Пётр Юрьевич рассказал нам, что ваша мечта — пить кофе с видом на закат.
Это правда. Всегда хотелось иметь дом на берегу озера. Мы даже землю купили в Чебаркуле, недалеко от озера. Неподалёку с островом, за которым упал метеорит. Хотели строить там дом, но потом передумали. Жена с сыном убедили меня, что лучше купить готовый дом, чем растянуть стройку на годы. Напомнили, что жить надо сегодня. В результате мы купили дом в загородном посёлке.

-Получается, мечта осуществилась?
-Получается так. (Улыбается). Ещё бы камин…

-Камин?
-Сейчас покажу вам, какой потрясающий камин сделали Владимиру Путину по эскизу нашей дочери. Вот, посмотрите. После окончания Мухинской академии Ольга осталась в Питере, работала в крупнейшей компании по профессии. Одним из заказов был камин в резиденции Путина в Огарёво.

-Гордитесь своими детьми?
-Конечно.

-А какой своей наградой вы гордитесь больше всего?
-Интересный вопрос. Наверно, гордиться своими наградами не совсем скромно. Я об этом задумался, когда уезжал из Южноуральска, с завода, на котором проработал двадцать лет. Меня выбрали генеральным директором Челябинского механического завода и, заполняя документы и всевозможные анкеты, я дошёл до графы «награды». А их нет. Знаете, почему так получилось? Я сам составлял списки, утверждал их, но у меня и мысли не было вписать себя. Хотя, конечно же, меня бы утвердили. Все свои награды: ветеран энергетики, заслуженный энергетик Советского Союза, губернаторские грамоты — я получил, уже работая генеральным директором механического завода.

-Вы гордитесь тем, что сын продолжил ваше дело?
-Конечно. Мне исполнилось шестьдесят лет, когда Пётр возглавил завод. Состоялось собрание акционеров, на котором он был выбран генеральным директором. На заводе знали его честное отношение к труду, к людям, поэтому новое назначение приняли с большим уважением и доверием. К тому времени сын уже окончил Академию народного хозяйства и государственной службы при Президенте России, прошёл стажировку в Японии и Америке. Пётр — очень порядочный человек и большой молодец. Я очень рад, что у него всё получается. Иногда он бывает слишком эмоциональным, но когда дело касается главного, он, как настоящий командир, умеет собрать все силы и повести людей за собой.

-Чему самому главному научила вас ваша жена?
-Она сделала из меня отличника. Людмила — очень организованный человек, творческий, моторный. Всю жизнь пишет планы, даже на день. Все у неё рассчитано по минутам. Помню, когда мы поженились, она придумала научить меня варить яйца. Заставляла считать до какой-то цифры, чтобы яйца получились такими вкусными, как я люблю. Стояла рядом со мной около плиты и слушала, как я считаю вслух.

-И вы считали?
-(Смеётся). Первое время — да. Потом купил специальный таймер для варки яиц. Знаете, жена и сейчас иногда воспитывает меня. Говорю ей: ты разговариваешь со мной, как учительница. Она отвечает: а ты — как директор! Конечно, она учитель от Бога. Среди её выпускников много медалистов. Ученики всегда делились с ней секретами, и до сих пор звонят, поздравляют с важными датами.

-Что для вас особенного в вашей жене?
-Это образец жены во всём. По отношению к мужу, детям, домашнему очагу, родственникам, окружающему миру. Что ни возьми, везде особенное. Я точно знаю, что моя Людмила будет со мной в любой ситуации, как бы ни сложилась жизнь. Однажды в молодости я ей сказал: когда уйду на пенсию, буду водителем скорой помощи. В шутку, конечно. И вот, уже годы спустя, иду на отчётно- выборное собрание на завод, а жена мне говорит: «Ты не переживай. Если не выберут директором, будешь водителем скорой помощи».

Говорят, что секрет успешного брака кроется в способности влюбляться в одного и того же человека много раз. Вы согласны с этим?
-(Улыбается). Знаете, я ровный человек. Жена говорит, что у меня один-единственный недостаток — я почти неэмоционален. Как наш сын Пётр, на третий этаж с охапкой цветов через окно не войду. Мне достаточно было влюбиться в неё один раз. Но навсегда. Вот такая жизнь.

-Что такое любовь, Юрий Петрович?
-Это не объяснить словами.

-Есть ли слова, которые вы ещё не сказали Людмиле Александровне?
-Есть. (Молчит). Я очень боюсь без тебя остаться…

Когда материал готовился к печати, мы позвонили Людмиле Александровне Вагиной и, не раскрывая ей тайны, попросили рассказать о муже. «Он самый родной и близкий мой человек, я безумно его люблю, — без паузы сказала Людмила Александровна. — Всю жизнь меня поражает его отношение к людям, это идёт из семьи. Он уважительно общается с каждым человеком, всегда готов выслушать, помочь. Только он в нашей семье умеет так внимательно слушать людей». И, помолчав, добавила: я не знаю, можно ли об этом говорить вслух, но своей жизни без Юрия Петровича я не представляю…