НЕОЧЕВИДНЫЙ МИАСС

СТИЛЬ ЖИЗНИ: город

Текст и Фото: Татьяна Пелленен

Наш вдохновенный краевед-самоучка изучает не только главный город области, но и его не менее занятные окрестности.

Французская горка

Миасс — город в Золотой долине. Ещё в конце века здесь нашли россыпное золото — и пошло-поехало: его мыли даже в огородах и на проезжей части улиц. Образовался старательский посёлок и в деревушке Наилы в 8 километрах от нынешнего Миасса в сторону Карабаша. Всё золото сдавалось государству, и естественно, заграничные капиталы к ценному полезному ископаемому не допускались. Но попадались и хитрецы. В 1878 году некая бельгийская концессия приобрела лицензию на добычу асбеста в лесу близ Наилов. На вершине сложенной из серпентинита и асбеста горы бельгийцы разрабатывали карьер, в вагонетках спускали руду к обогатительному цеху, отходами из змеевика отсыпали дороги, асбест продавали. И конечно, они не могли не заразиться золотой лихорадкой: тайком от российского правительства концессия стала добывать золотишко. Однако сия неблаговидная их деятельность длилась недолго, и после доноса в 1915‑м бельгийцы были выдворены из страны. До нашего времени сохранилось здание цеха с толстенными стенами из змеевика и окнами-амбразурами — стоящее в тайге, на лесистом склоне горы, оно выглядит поистине сногсшибательно. Всё вокруг изрыто глубокими золотыми шахтами, кое-где остались коммуникации. На горе — карьер с голубой, сильно минерализированной водой, который называется Русалочьим озером. От концессии остался и топоним — гора Француз, поскольку владельцы и управляющий говорили по-французски. Сейчас у «Южуралзолота» есть лицензия на разработку Наилинского месторождения — отчаянно надеемся, что легендарный исторический уголок не будет затронут современной золотодобычей.

Станция «Миасс — старый вокзал»

Железная дорога дошла до Миасского завода в 1891 году. Сначала вокзал был деревянным, а в 1904‑м возвели новое здание, не похожее на обычные станции того времени: в ассиметричной постройке прослеживается влияние стиля «модерн». Вокзальчик сложен из гранита, привезённого с Чашковского хребта (к слову, непременно побывайте там — прогулка не утомительная, виды с горы Голуха изумительные). Кроме того, здание отделано миаскитом — редким минералом, найденном в Ильменских горах в начале XIX в.

Но даже не это главное. Старинная вокзальная табличка «Ст. Миассъ» видела одно из самых дерзких ограблений, произошедших на царских железных дорогах. Для существования левых нелегальных партий, в том числе РСДРП, нужны были деньги. Большое распространение, к ужасу жандармерии, получил метод экспроприации, или, проще говоря, грабёж. 26 августа 1909 года со станции в госказну должны были отправить почтовым поездом ценный груз: 24 кг золота и 50 000 рублей. Боевики ворвались в здание вокзала, убили семерых: начальника станции, почтальона и оказавших сопротивление стражников, похитили груз и укатили на уже дожидавшемся их паровозе в сторону Сыростана. Там они ушли в тайгу где-то в районе нынешней Солнечной долины, а пустой паровоз пустили в обратном направлении, чтобы помешать погоне. Настоящий блокбастер! Деньги были переданы на остров Капри, где тогда под крылом Горького работала партийная школа для рабочих, привозившихся на обучение из России. «Миасский экс» не сходил со страниц российской прессы. По данным осведомителя (куда без него), в подготовке налёта участвовало 22 человека. Обвинение требовало казнить участников экса, но адвокатом был сам Керенский, за гонорарчик в 10 тысяч рублей, плюс вступилась либеральная интеллигенция, и на суде в Челябинске повешение было заменено каторгой.

Ленин — почётный насекальщик

Миасс возник в 1773-м году как поселение при медеплавильном заводе. Медь в основном шла на чеканку монет и на изготовление посуды. Именно тогда была построена плотина на реке Миасс и образован городской пруд, возведено каменное здание заводоуправления. Уже через несколько десятилетий запасы меди исчерпались, завод закрыли как нерентабельный, но как раз в это время нашли золото! В заводоуправлении заработала контора золотых приисков. С началом Первой мировой из Риги правительством был эвакуирован пилозубный завод английской фирмы «Томас Фирт и сыновья», ставший Миасским напилочным (позже инструментальным) заводом — он тоже разместился на старинном производстве. Это предприятие всё советское время было чуть ли не самым передовым в мире, но интересно оно ещё вот чем: здесь почти 70 лет проработал Ленин! 1 мая 1923 года рабочие на митинге выразили свою любовь к вождю мирового пролетариата, приняв его на завод в должности насекальщика — человека, который делает насечки на напильниках. Когда Ильич преставился, на его зарплату ему же поставили памятник — «Ленин — почётный насекальщик». У вождя было своё рабочее место — естественно, на заводе существовало соревнование за право там трудиться. До 1991 г. Ленин получал жалованье, которое шло в основном на детский отдых, и даже платил профсоюзные взносы! Памятник до сих пор во дворе завода, но, в связи с остановкой предприятия, выглядит он не так бодро, как в те времена, когда сабж насекал…

Александровская сопка

Примерно в 20 минутах езды от Миасса, на самой границе Миасского и Златоустовского городских округов, находится Александровская сопка — одна из вершин Уральского хребта (843 м). По этому хребту идёт водораздел между Волгой и Иртышом — следовательно, граница между Европой и Азией. Машину можно оставить на трассе — здесь на неё выходит новая дорога из Солнечной долины, места много — и дальше около двух километров нужно топать в горку. Сложен подъем только на финальной стадии, когда надо реально лезть по валунам. Самый удобный путь помечен красной маркировкой.

У сопки интересная топонимика.
В 1837-м году Николай I отправил сыночка, будущего Александра II Освободителя, проехаться по империи, коей ему предстояло управлять. 9 июня, погожим летним утром, кавалькада двигалась из Златоуста в Миасс, когда 19‑летний цесаревич узрел высокую гору и, не разбирая дороги, ломанулся к ней на коне прямо через лес. Свита увещевала принца не карабкаться на опасную вершину, но тот был непреклонен. Один только мудрый учитель Александра — поэт Василий Андреич Жуковский — остался на дороге и спокойно издалека набросал симпатичный пейзажик. Остальные, в душе, вероятно, проклиная молодецкий царственный задор, полезли за прытким цесаревичем. На вершине они хором грянули «Боже, царя храни», постояли одной ногой в Европе, другой — в Азии, полюбовались на златоустовский Таганай и горы вокруг Миасса. Забавно, что мы сейчас видим практически то же самое. В память об этом восхождении на сопке прикрепили табличку с золотым вензелем в виде буквы «А». В советское время она была утрачена, а недавно златоустовские энтузиасты сделали копию — пусть не золотую, но всё равно здорово.

Старый город

Старая часть Миасса, по сути, и есть его главная достопримечательность. Это был бы настоящий музей под открытым небом, если бы не разруха и головотяпство. Не будем здесь сетовать на судьбу изящных лавочек в стиле модерн, полностью скрытых дешёвыми рекламными банерами, — расскажем о хорошем. Увлекательное занятие — в ясный денёк блуждать по Старому городу, разглядывать наличники, выискивать ангелов на лепнине, фотографировать ажурные решётки, искать кирпичи с дореволюционными клеймами, притрагиваться к деревянным дверям XIX века… Лучшие времена этого района, увы, в прошлом — но не всё так беспросветно.

Во‑первых, есть замечательный музей в доме золотопромышленника Симонова. Егор Симонов — бывший старатель, поймавший фарт за хвост. В один момент он баснословно разбогател, но деньги всю жизнь тратил на строительство церквей, школ и помощь нуждающимся. В его доме-дворце каждый год проходили ёлки для детей миасских бедняков, после революции там были педучилище и школа, в 95‑м здание передали краеведческому музею. Уже больше ста лет на входе стоит двухметровый медведь, напавший на работников симоновского прииска в 1904 г. Наверх ведёт красивая лестница, в анфиладных залах — всё об истории города. Но самое атмосферное место — это двор, выложенный огромными гранитными плитами и окружённый высоченными каменными стенами. Легко забыть, какой вообще год и век.

Во‑вторых, из совершеннейших руин не так давно предприниматель Елена Семёнова восстановила огромный дом купца Смирнова, бывший одновременно жильём, магазином и складом товаров с обширными подвалами. Всё это много лет стояло без крыши, без окон, без перекрытий… Сейчас тут ресторан с пельменями в качестве специалитета, много света, детей, наливок, вкусных запахов и всего жизнеутверждающего. Вот бы каждый дом в хорошие руки.

выпуск 1

Старинная набережная, Склады Жигулевского пивзавода, Контора и жилой дом купца Валеева, Порт-Артур, Дом Сапеги-Ольшевского

выпуск 2

Переселенческий пункт, Перекресток Цвиллинга/Труда, Ясли №10, Паровоз «Коммунар» в горсаду

выпуск 3

Площадь павших революционеров, Казенный винный склад, Дом купца Шарлова, Фабрика-кухня

выпуск 4

Дом пивовара Венцеля, Старые мельницы, Христорождественский собор

Миасс

Французская горка, Станция «Миасс — старый вокзал», Ленин — почётный насекальщик, Александровская сопка, Старый город