Валерий Томея

Самые честные — это инвестиции в собственное счастье

СТИЛЬ ЖИЗНИ: главный герой

текст: Лена Москаленко
фото: Дарья Пона, из архива Златоустовской оружейной фабрики

Череда эпохальных событий на Златоустовской оружейной фабрике. Три года назад предприятие разменяло третье столетие своей работы, а нынче — 75 лет как фабричная бригада комсомольцев впервые изготовила чёрный танковый нож. Сегодня ЗОФ его воссоздала и возродила. Настоял Валерий Томея — директор фабрики не мог страницы истории оставить белыми и забытыми. Оружейники Томея поддержали.

 

Истины истории, или Зачем оружейникам отливать трактаты в стали

 

Отношения с историей у директора Златоустовской Оружейной фабрики Валерия Томея простые. Есть вещи, которые важно и нужно принимать как данность. Изучить трактаты, покопаться в записных трофейных книжках, послушать людей бывалых. Можно ещё зайти в музейный зал или ленинскую комнату, которую недавно воссоздали и открыли на фабрике. У Валерия Томея планы не просто грандиозные, а уранически нестандартные. Главный меценат Златоуста «взрывает» сознание горожан и пытается вывести старейшее предприятие на иной, цивилизованный масштаб работы. Завод, его мощности, стабильная зарплата — хорошо, а вот завод-музей — ещё лучше. Но это решение с прицелом в будущее — историю надо не просто читать, а почитать.

— Слушайте, ну вот мы идём — холодно у вас, как в казематах, темно, поднимаемся на второй этаж — а тут сам Ильич. Золотой. И сразу понятно: без вождя мирового пролетариата и музей не музей, — я задаю директору Златоустовской оружейной фабрики тон-провокацию, наверное, где-то с юмором.

— А вы зря смеётесь, Лена, — отвечает Валерий Томея. — Ленин — это глыба. Можно долго спорить, на чьи деньги он «сделал» революцию, но Ленин основательно «перекроил» всю мировую историю. А Златоустовская оружейная фабрика долгое время носила имя главного революционера страны. И мы решили снова открыть ленинскую комнату.

Комната имени вождя — не молельня и не актовый зал для современных политинформаций. Испокон веку Златоустовская Оружейная фабрика была предприятием градообразующим, а сегодня она вписана в парадигму, которой многие бы сразу вынесли неутешительный приговор — моногород. И как ему выжить в суровых реалиях? Как создать и сохранить рабочие места? Как найти возможность платить приличную для этих мест зарплату? Валерий Томея утверждает, что знает.

— Исторически сегодня сложился такой момент, что пасовать перед трудностями — это перечеркнуть не только своё будущее, но и настоящее, — генеральный директор Златоустовской Оружейной фабрики немного философствуя, заявляет вполне реальную позицию. — Русская лень, которую бичевали классики XIX века, мы не изжили, увы! Но пусть она останется для тех, кому не чужды размышления у парадного подъезда. Нам работать надо. Пахать!

И Томея пашет, при этом всегда в шутку: «Да не работал бы я вовсе, если бы…». «Если бы» — важная причина. Валерий Александрович говорит, что именно так он может по-мужски выразить свою любовь и к истории, и к настоящему родного Златоуста. «Работать надо» — в эти двух простых словах вполне и программное их понимание. Сегодня фабрика снова и снова перечитывает страницы собственной истории… и пытается оживить их из стали. Наверное, именно поэтому не было долгих споров о чёрном танковом ноже или казачьей шашке.

— Первой казачьей шашке, которую выпустили мастера ЗОФ, в этом году 180 лет. Солидный возраст.

— Да, и, кстати, были 20 лет безвременья — шашку практически не изготавливали, кому-то из высоких кабинетов в советские времена она докучала, но мы приняли решение и запустили её в производство, — Валерий Томея про мастеров‑оружейников говорит с особым уважением. — Наши художники сегодня восстанавливают всю серию холодного оружия, которое выпускалось на фабрике за 200 лет.

Чартер как разрешение неразрешимого

Вчера — история, сегодня она — вполне антикризисная мера. На дела давно минувших дней в Златоусте делают особую ставку. Именно прошлое, наверняка, сделает конкретным настоящее и сможет прорисовать перспективы и будущее. Фабрика как бренд, а бренд как продвижение. Сама история планам Валерия Томея дала зелёный свет.

— Через нашу фабрику мы брендируем территорию. Бренд подтянет туристов, туристы дадут городу и предприятию новый толчок для развития. Музей Златоустовской оружейной фабрики и её ассортиментный кабинет — вот самая настоящая Мекка для туристов. И ехать далеко не надо. 2 часа 20 минут, только приготовьтесь увидеть то, что когда-то было отлито, но забыто.

— Всё это очень похоже на опыт Арабских Эмиратов: когда они решили «соскочить» с нефтяной иглы, стали развивать туризм. Как думаете, реально такая схема может помочь маленькому Златоусту? — спрашиваю я у Валерия Томея.

— 100, а то и даже 1000%, — не сомневаясь, отвечает директор Златоустовской оружейной фабрики.

Проговорили. А буквально через неделю-другую — результат. В День пионерии для Златоуста и Оружейной фабрики состоялось ещё одно эпохально-знаменательное событие. Уж точно, наверное, сам Ленин с небес благословил. Без шуток! Из столицы Южного Урала в город оружейников прибыл первый чартерный поезд юных туристов. 200 человек — для старта любого туристического проекта в наших суровых краях цифра внушительная. И каждый, кто попал в музей ЗОФ, просто обомлел. Масштабы и ценность коллекции впечатляют! Chefs-d’uvre classiques, и это не только о холодном оружии, это ещё и бытовые раритеты — ножи, вилки, щипцы для сахара или же лопатки для десертов. Чем может простой турист помочь в непростые кризисные времена? Прибыль? Да! Через неподдельный интерес к истории родного края. Но эта не та прибыль, которая тупо осядет в чьих-то карманах. Это «прибыль», которая негласно дополнит все официальные учебники истории и станет уже в настоящем достоянием уже новой страны.

— Мы не можем утверждать, что историю Златоустовской оружейной фабрики знаем доподлинно и целиком, но я вам уверенно скажу: первая стальная пушка была отлита именно на нашем заводе, и сделал это почти 160 лет назад горный инженер и дворянин Павел Обухов, — напоминает важные вехи истории родного предприятия Валерий Томея. Императорские имена можно перечислять бесконечно — от Александра I или Николая II до Мао Цзэдуна или Чжой Энь-лая. Мир уже давно почитает именно наше холодное оружие, и нам таким пристальным вниманием не воспользоваться грех.

История повторяется

Валерий Томея — в своём родном городе человек известный. Наблюдаю картину: мы с фотокорреспондентом снимаем для глянца директора у самых ворот Златоустовской оружейной фабрики. Тут же неожиданно вдруг возникают компания подростков — им же для Instagram селфи подавай.

— Почему не на уроках? — по-отечески и с заботой спрашивает Томея.

— Так уже отучились, — отвечают те, не робея. Но они точно знают, с кем сейчас говорят. А ведь именно Валерий Александрович придумал для этого города и его школ свою уникальную премию «Лучшему учителю физкультуры». 13 лет и 13 лауреатов — их знают все школьники и родители Златоуста.

— Мне хотелось, чтобы мой родной город чем-то отличался. Не буду к своей родине применять московские «штучки» и называть его проблемным моногородом. Пока где-то так думают, мы готовы развенчать все напраслины и заблуждения.

И тут живая история в помощь Томея. И уже сама столица с неподдельным интересом смотрит на опыт Златоуста и хочет премию имени Лидии Скобликовой сделать всероссийской.

— А мне важно, чтобы моя мама мною гордилась, — искренне признаётся Валерий Александрович. — Ради неё и придумал эту премию, и спасибо её подруге — 6‑кратной олимпийской чемпионке, поддержала. Ведь от учителя физкультуры сегодня так же много зависит, как от любого другого предметника.

— Как меценат города всем помогаете? Или есть какие-то приоритеты? — спрашиваю я.

— Главный приоритет — искренность. Не надо быть попрошайкой, я и сам прекрасно могу представить масштабы проблем своих земляков. И я вижу, как настоящие — не квасные — патриоты города стараются. Будь то организаторы городского конкурса литературного творчества школьников «Золотые крылышки» или театральный коллектив «Омнибуса». Раз мы — градообразующие, значит, в ответе. Значит, поможем.

«Поможем» — программа-минимум от Валерия Томея. И он помогает. Не день, не месяц и не год. Десятилетия. История же современного Отечества журналистам, как правило, на первый план выдвигает деятелей разного толка и морального калибра. Встретить человека без психологии временщика практически невозможно. Но Златоуст и мои какие-то мифы предельно развенчал. Томея для этого города как глыба. Как Ленин, может быть, если без шуток. Кого-то это сильно раздражает, а кто-то даже и спецслужбам успевает оформить «заказ». Но про прошлогодние наезды силовиков Валерий Александрович говорить не хочет. Смысла нет в пустой ступе «толочь» большую политику. Ни депутатом, ни мэром, ни тем более президентом Валерий Томея быть не собирается. Хватает руководящей должности на ЗОФ, хватает общественной ответственности, хватает того, что просто глава семьи — счастье заботиться о маме, удача помогать брату, щедрость любить жену, как страну и воспитывать-наставлять четырёх детей.

— Я своим детям говорю, что они просто обязаны быть счастливыми. И это самые честные — инвестиции в собственное счастье.