Александр Лазарев

Один день из жизни мэра Южноуральска

БИЗНЕС: репортаж
Текст: Лана литвер
Фото: Вячеслав Шишкоедов, пресс-служба главы Южноуральска

07:30
Глава Южноуральска Александр Лазарев садится в служебную машину и едет по городу. Ежеутренний ритуал, начало рабочего дня. Город умытый, чистый, как будто только из парикмахерской. Ни мусора, ни грязи, даже зелень подравнялась.

-Коммунальные службы приготовились к вашему объезду, Александр Владимирович?
-Да нет, что вы, я же езжу каждый день. Видите, вот здесь нужно обрезать кустарники. Обрезке зелени мы уделяем огромное внимание — это создаёт порядок, аккуратность. И люди привыкают, что в городе красиво, чисто, перестают мусорить, цветы высаживают в палисадниках. (Звонит по телефону.) Так, Сергей, тут мусор почему не вывезли? Сегодня запланировали? Хорошо, давайте обязательно. Я понимаю, что они бы и так убрали (поясняет мне), но после моего звонка точно всё сделают.

Едем мимо двухэтажек, построенных в середине ХХ века. Однотонный бесцветный ряд типовых сталинок. И вдруг — зелёный фасад, за ним синий, жёлтый, оранжевый и даже фиолетовый! Прямо скажем, дерзкое дизайнерское решение для российской провинции.

-Прямо какой-то Портофино!
-Абсолютно так. Я именно этот итальянский городок вспомнил, когда мы в прошлом году решили раскрашивать дома. А то всё так уныло и бледно. Хотелось убрать серость советских времён.

И Лазарев рассказывает, как покрасили в порядке эксперимента первые шесть домов, спросили мнение жителей. «Круто! — сказали южноуральцы. — Крась дальше». И ни одной недовольной бабушки, просто удивительно.

-Сколько домов так раскрасите?
-Да все. Будет стильно, весело, уютно. И вложений особых не требуется: какая разница, в какой цвет красить, в серый или в оранжевый.

Ни одного киоска на улицах Южноуральска. Ни одной «Шаурмы», ни стихийного прилавка с носками и халатами, ни ларька с сосисками. Это жёсткая политика главы, который не любит безвкусицу.

-Я противник уличной стихийной торговли, — поясняет Александр Владимирович. — У нас она запрещена. Мы сказали предпринимателям: либо облагораживайте, либо убирайте. Муниципальный контроль строго следит за этим. И все киоски убрали. В городе должно быть красиво.

09:30
Кабинет главы города.

-У нас есть пятнадцать минут на кофе, и едем на митинг, посвящённый 22 июня, — и Александр Владимирович рассказывает о встрече с членами организации «Память сердца», которая состоялась накануне. — Мы встречались в неформальной обстановке, вопросов было столько, думал, что уже не уеду оттуда.

-Вас просили поднять пенсии?
-Нет, вообще не про пенсию! Наши старики подсказывают, что власти надо сделать: там дерево спилить, вот тут дорогу отремонтировать… Они озабочены порядком в городе. Мы сразу звоним руководителям курирующих организаций, чтобы меры принимали. Вот сегодня поедем посмотрим — спилили или нет?

Такое впечатление, что город у Лазарева в ручном управлении. Что он может позвонить начальнику любого жэка, обратиться к нему по имени-отчеству, отдать поручение по поводу любого неподстриженного газона — и он не считает, что не барское это дело. Мы сегодня ещё неоднократно в этом убедимся.

10:00
На площади у Вечного огня в торжественном молчании стоят бабушки и дедушки с красными гвоздиками. Стоит в парадной форме седой капитан Военно-морского флота. Они готовились, для них этот день — один из важнейших в году, День памяти погибших отцов. Кобзоновский густой баритон заставляет дрожать июньский воздух: «Поклонимся великим тем годам… Поклонимся и мёртвым и живым…». Школьники держат плакат «Память сердца». Мэр произносит речь: «Дорогие дети, я хочу, чтобы вы помнили имена пионеров‑героев: Валя Котик, Марат Казей. Чтобы вы помнили, что дети войны выросли без отцов и восстанавливали разрушенную страну. Я хочу, чтобы в вашей жизни никогда не было войны».

Выступают воспитанники Детской школы искусств. Сёстры Ибрагимовы поют дуэтом так, что жюри шоу «Голос» должно в этот момент прямо из Москвы к ним развернуться в полном составе. Звонкие, свободные, хрустальные голоса летят под облака. «Наша школа искусств входит в сотню лучших в России», — скажет потом Александр Лазарев, выслушав мои впечатления от концерта.

С мэром, направляющимся к машине, здороваются пожилые люди, улыбаются ему, пожимают руку.

10:30
Едем во двор, который накануне должны были заасфальтировать. Едем без предупреждения — это лазаревский стиль: «Я никогда не предупреждаю, где и когда я буду. Это экспромт». Во дворе — чёрный свежеуложенный асфальт, работает каток.

— Вон дедушка сидит на скамейке, — говорит мэр. — Мы его и спросим. Люди старшего поколения всегда расскажут правду. Нормально сделали? — обращается к нему.
— Нет, плохо. Колодец закатали, — дедушка смотрит строго.
— А где он был?
— А вот, на стене схема.
— Значит, раскопают.
— Здравствуйте, — к нам подходит активная женщина. — Я недовольна.
— Не нравится?
— Для машин место есть, а для пешеходов нет.
— Но это же не проезжая часть, это двор. Эта дорога вся для вас. Мы можем запретить машинам ездить, и вам будет комфортно ходить. Но для этого нужно разрешение собственников дома.

К Лазареву быстро подтягиваются жители дома.
— Если вы старшая, Мария Ефимовна, — обращается мэр к старшей по дому, — значит, без вашего согласия не примут работу. Вы помните, сколько лет назад тут был асфальт?
— Ни разу не было! — отвечает Мария Ефимовна. — Тут была земля, вечная грязь. Мы столько просили! Сделайте добротно.
— Так плохую работу никто не примет. Вы же участвуете в приёмке? Вот и молодцы. Всё решим.

С 2016 года в Южноуральске работает программа «Комфортная городская среда», уже больше половины дворов в городе благоустроены.

11:07
Дом пионеров. Точнее, бывший Дом пионеров, по монументальности не уступающий заводским Дворцам культуры: классический советский ампир с колоннами. Три года, рассказывает мэр, Дом стоял без окон, без дверей и разрушался. В прошлом году пережил капитальный ремонт и реинкарнацию: на первом этаже будет ЗАГС (на этом месте Лазарев благодарит областной отдел ЗАГС во главе с Людмилой Рерих), а на втором — Молодёжный центр «Лидер» для потомков бывших пионеров: современная лофт-площадка для общественных активистов, музыкантов, волонтёров, дизайнеров…

-Молодёжь приходит со своими инициативами, — рассказывает Александр Владимирович. — Лучшие проекты находят воплощение. Молодые, они интересные, креативные, у них свежие идеи.

-И они уезжают из маленьких городов.
-Нет. Мы потому и создали этот центр, чтобы наши ребята здесь развивались и в будущем вернулись в город. Здесь им есть где развернуться.

-Ой, Александр… Владимирович, как ты вырос! — к нам подходит один из рабочих, стригущих газон неподалёку. — Папе привет. Молодец! Зайду как-нибудь.

-Заходите, дядя Саша, — отвечает на рукопожатие Александр Владимирович. И продолжает рассказывать, что вот здесь, вместо памятника Крупской будет памятник Петру и Февронии. А вот здесь будет Аллея для новобрачных и Аллея династий — семьи, которые здесь жили с основания Южноуральска, могут высадить деревья, ухаживать за ними. Будет дерево Иванова, Петрова, придут их дети и будут знать, что вот это дерево дед посадил. Старики уйдут, а дети останутся, и деревья останутся.

Прекрасная идея. «Кто придумал?» — спрашиваю. — «Мы, — отвечает Лазарев. — Мы, наша команда». Он стал мэром два года назад и полностью поменял руководящий аппарат администрации.

11:20
Парк культуры и отдыха. В этом году в честь юбилея Южноуральска Законодательное собрание области выделило на реконструкцию и обновление всех аттракционов очень серьёзную сумму — 23 миллиона рублей. К юбилею — то есть к 11 августа — должна свершиться реинкарнация заросшего бурьяном ПКиО с ржавыми каруселями в современный модный парк развлечений. Мэр волнуется — объект знаковый для города. Поэтому едем с импровизированной инспекцией.

В парке полным ходом идёт работа. Видим смонтированную воркаут-площадку с бесплатными тренажёрами для детей и взрослых. Почти готов скейт-парк для велосипедистов, роллеров, скейтеров: на жёсткие каркасы рабочие укладывают деревянные щиты будущих горок.

-На этом месте был пустырь, кусты сплошные, — видно, как Лазарева радует преображение старого парка.

Быстрым шагом на высоких каблуках к нам приближается молодая, стройная девушка студенческих лет.
-А вот и директор парка. Привет, Алсу! — обращается к ней Александр Владимирович. — Как дела? Сейчас Алсу нам всё покажет.

Алсу Стрелкова, заметно волнуясь (не ждала начальство) докладывает, что всё идёт по графику: тренажёры смонтировали, осталось визуально привести площадку в порядок и сдать, резиновая крошка для покрытия уже в Челябинске. Продвигаемся к будущим аттракционам: пока здесь горы земли, груды ржавых конструкций от бывшего колеса обозрения и выкопанный котлован под новое колесо.

-Высота нового колеса — 20 метров, будет выше сосен, — рассказывает Алсу. — Когда застынут бетонные блоки под фундамент, мы приступим к монтажу.

— Здрааасьте! — кричат школьники, работающие на газоне.
— Добрый день, парни! — приветствует Лазарев молодёжь и поясняет: — У них практика.

Глава расспрашивает директора парка очень подробно: проливают ли фундамент, сколько будут выдерживать, будет ли газон рулонный или посеют траву, успеет ли она взойти, что с площадками для пикников, будет ли показательное выступление роллеров на открытии плюс ещё десяток предметных вопросов. Судя по выражению его лица, ответами он удовлетворён.

11:45
Давайте заглянем и в Дом культуры, раз уж мы рядом, — предлагает Александр Владимирович. Дом культуры находится на входе в парк.

Этот Дом 65 лет назад строила ГРЭС, первое промышленное предприятие на территории будущего города. И 65 лет тут не было ремонта: «Был ужас просто. Розовые стены, все старое, грязное…» — Лазарев очень гордится, что ДК наконец-то удалось привести в порядок. Получился достойный памятник эпохе советского монументализма: на стенах сохранились фрески с лицами, устремлёнными в светлое будущее, новые массивные шторы на высоких окнах, колонны и баллюстрады, а самое главное — люстра! Люстра в зале — младшая сестра всех люстр из оперных театров страны, с «юбкой» из хрустальных бус.

Сотрудники рассказывают нам, что кристаллы для этих бус восстановлены и выращены на знаменитом южноуральском заводе «Кристалл», а сами нитки вручную собирали все работники. «Потому что деньги уже кончились, — улыбается Лазарев. — Так эта люстра — уникальный хендмейд, ручная работа». К разговору присоединяется молодой человек, оказавшийся директором ДК Василием Шелеметом, и рассказывает, кроме прочего, что скоро будет отреставрирован муниципальный кинотеатр «Экран», который долго был в забвении.

11:53
-Юр, останови машину! Давайте выйдем, я кое-что покажу, — мы направлялись на обед, но Лазарев просит нас с фотографом выйти и подводит к огромной букве «Ю».

И рассказывает чудесную историю. На этом месте был круг, просто круг на въезде в город. Никто не помнит, что он обозначал. Лазарев позвонил директору завода «Эскон» и предложил: «Давай сделаем из круга на въезде букву «Ю». Так родилась буква «Ю», которую концептуально поддерживает герб Южно-уральска и слоган: «Наш молодой и родной». По первым буквам читается аббревиатура: «Наш МИР». Лазарев ни за что не признаётся, но в его окружении утверждают, что этот слоган он сам и придумал, буквально в этом году.

-Александр Владимирович, вы ведь родом отсюда?
-Да.

-И никогда не хотели уехать?
-Никогда. Я видел много городов. Но где бы я ни был, в какой стране… Вот как только я вот этот мостик пересекаю, из Челябинска — всё. Наступает умиротворение и удовлетворение. Я дома. Силы и энергию мне даёт мой город.

12:00
Обед в ресторане «Вивальди». К нам присоединяется отец Александра Лазарева — Владимир Иванович.

-Если я в городе и отец в городе, мы всегда обедаем вместе, — комментирует мэр. — Отец — мой главный советчик и судья. Самый честный и строгий. Не будет льстить и обманывать, скажет, где плохо. Обедаем здесь, потому что народу немного. В любом городском кафе у нас поесть не получится, будем разговаривать с людьми.

«Вивальди» производит впечатление главного ресторана в Южноуральске. На бизнес-ланч предлагают, к примеру, дижонские колбаски. Лазарев рекомендует: «Их здесь делают сами, попробуйте.»

-Александр Владимирович, вы поменяли весь состав управленцев в городе?
-Ну вот смотрите. Первый год мы работаем — в учреждении ничего не меняется. Второй год пошёл — глухо. Нам уже удалось привлечь инвестиции из областного бюджета — а воз и ныне там. Спрашиваю, к примеру, директора учреждения: что дальше? Кстати, это любимый вопрос моего отца. Он всегда ставит в тупик, но я уже научился отвечать. (Смеётся.) А сейчас в моей команде молодые руководители учреждений, которые понимают: «Будут ходить люди — будут получать деньги. Не будут ходить — не будут». У них есть мечты, у них глаза горят! На вопрос «Что дальше?» они говорят: «Хотел сделать новую площадку, или есть идея ввести новую услугу». Вот это я понимаю, совсем другой разговор.

-И вы верите, что в таком юном возрасте можно эффективно управлять таким хлопотным хозяйством: строители, бетон, газон, монтаж колеса обозрения, беговой дорожки?..
-А в пожилом возрасте, вы считаете, легче?

-Ну со строителями надо разговаривать на особом языке.
-Научатся. К примеру, парку на реконструкцию выделяют 20 миллионов рублей. Руководителю говорят: ты должна их реализовать. Не просто потратить, а грамотно, эффективно, красиво. Конечно, её одну никто не бросит, муниципалитет всё контролирует и помогает. В этом и заключается работа команды.

-Владимир Иванович, — обращаюсь к Лазареву-старшему, — сын с вами советовался, когда решил стать главой?
-Конечно. Я поддержал.

-Владимир Иванович — не просто отец, — вмешивается в диалог Лазарев‑младший. — Он мой самый близкий друг. Я ему всё рассказываю, так с детства заведено.

-Чем меньше секретов — тем легче решать, — Владимир Иванович озвучивает давно сформулированный принцип. — Я горжусь, что он работает честно.

-Вы сразу поверили, что у него получится?
-Перед тем, как сюда прийти, Саша поработал на заводах, покрутился на производстве. Любой глава города — это хороший завхоз. Саша, он настырный. Он на своём настоит. И сделает по-своему.

-Вы из тех отцов, которые хвалят сыновей?
-Из тех, которые редко хвалят. Может, и совсем не хвалят. Пусть люди похвалят. Вам чай с чабрецом или с имбирём?

За разговором незаметно проходит обед, и дижонские колбаски оказываются, действительно, отменными.

-«Поезжай, поговори с соседями», сказал мне отец, — возвращается к теме с назначением Александр Владимирович. — Он имел в виду Анатолия Григорьевича Литовченко и Александра Васильевича Неклюдова, глав Увельского и Пластовского районов. Литовченко удивился, но сказал, что поддержит. А Александр Васильевич… Помню своё первое аппаратное у губернатора. Звоню накануне Александру Васильевичу: «Заезжайте ко мне на кофе?». — «Хорошо». — «Вы знаете, — признался ему, когда он приехал, — я не знаю, куда ехать». — «Поехали со мной», — говорит. Мы приехали в резиденцию губернатора. И Неклюдов по-отцовски взял меня за руку, ко всем подвёл, со всеми познакомил. Я этого никогда не забуду.

13:03
Ледовая арена «Южный Урал». В маленьком Южноуральске — полноценный Ледовый дворец! Строить его начали ещё в 2013 году, несколько лет коробка стояла замороженной: просто стены. Входим под своды из тёплого лета — прохладно, свежо, играет лёгкая музыка. Лёд пустой, только что закончилась тренировка у малышей. Взять коньки на прокат, что ли? Лёд чистый, как будто только машина прошла. Наступаем — он кажется мягким, амортизирующим.

— У нас настоящий профессиональный лёд, — к нам подошла миловидная девушка. — Его по качеству сравнивают с канадским.
— Добрый день, Мария, — здоровается мэр. — Это замдиректора, знакомьтесь. А где Константин?
— В Челябинске.

Ну правильно, мы же без предупреждения. С Константином Паршиным, директором Ледовой арены, связана особая история, её Лазарев рассказывал по дороге сюда. Как только разморозили стройку (весной 2016 года), мэр пригласил Константина в кабинет и сказал: «Хочешь быть директором? Тогда начинай сейчас. Вникай, приходи, смотри, разбирайся. Пока идёт стройка, ты должен изучить свой объект от первого винтика до последнего колпачка. Денег ты за это получать не будешь. Ну а как? Нет объекта — нет должности. Станешь директором — будет зарплата.» Строительство шло полтора года. Полтора года Константин Паршин на условиях директора-волонтёра провёл на стройке. Он сегодня знает каждую маленькую трубочку подо льдом. Обычный южноуральский парень, 27 лет.

-Когда человек знает про свой объект всё, он переживает как за родное, — комментирует Лазарев — Он никогда не допустит ни запустения, ни разрухи.

-И всё же, — меня не оставляет вопрос. — Как вам удалось построить арену? Неподъёмные деньги для муниципалитета.
-Я заступил в должность главы 23 ноября 2015 года. На одном из первых областных совещаний я подошёл к Борису Александровичу Дубровскому с просьбой: «Давайте построим Ледовую арену.» Он ответил: «Я заеду». 31 декабря 2015 года губернатор приехал в Южноуральск. Борис Александрович — человек слова. И после этого возобновилось строительство.

-Что за волшебные слова вы ему сказали?
-Да ничего особенного я не сказал. Меня поддержали Леонид Одер, министр спорта, и Виктор Тупикин, министр строительства. 2 февраля 2018 года мы открыли Ледовую арену. А уже через три месяца у нас тут занималось более трехсот детей: фигурное катание, хоккей. Ребятишек учим с трёх-четырёх лет. Представляете, какое удовольствие на них смотреть! Тренеры — ребята из «Трактора», молодые. Я сам впервые встал на коньки в этом году!

-Серьёзно?
Да, мне было интересно. Важно было понять, смогу или нет? Уже могу кататься. Спасибо тренерам Денису и Сергею. Жду не дождусь, когда тренировка.

Ледовая арена «Южный Урал» — пожалуй, самое значимое событие для Лазарева-мэра, и он заслуженно этим гордится. Подобного примера нет в области. В бытность губернатора Бориса Дубровского — это один из крупных спортивных объектов.

-Так, поехали на стадион. Там укладывают беговую дорожку, хочу посмотреть.

13:45
Центральный стадион. «Я не видел, как делают дорожку, еду в первый раз. В процессе не люблю смотреть», — комментирует мэр, пока едем. Входим на стадион — к нам навстречу спешит высокий молодой человек.

-Знакомьтесь, Данил Беля, директор стадиона, — Лазарев поворачивается ко мне и сразу отвечает на немой вопрос: — 27 лет.

Меня не оставляет ощущение, что я нахожусь в филиале Сколково. Молодым ребятам дают в управление проекты: давай, бери, развивай, делай красиво. Одному 26 лет, другому — 27, третьему — 28. Им устроили экспериментальную лабораторию в условиях реального города: ты такой умный? такой активный? давай вперёд! Вот тебе парк, Дом культуры, Ледовая арена, стадион… Вот тебе свобода, вот тебе поддержка, вот тебе дружеский совет. Только это никакая не игра — и деньги настоящие, не нарисованные, и люди настоящие, и город — Южноуральск.

На беговые дорожки залили жидкую резину, на неё накидывают крошку. Сейчас резина застывает, наступать на дорожки нельзя.

-У нас умная резина — как на лучших стадионах мира. Центровку решили сделать контрастную, — рассказывает Данил. — Сейчас занимаемся разметкой. А здесь будет сектор для прыжков в высоту.

— Ну надо же, — реагирует мэр. — Сроду Южноуральск не прыгал в высоту. — На стадионе играют в футбол, по вечерам бегают, полный стадион народу. Вот площадка для пляжного волейбола, для стритбола, и ещё в ближайшие дни вот тут начнут строить кордодром — площадку для запуска авиамоделей. Ещё картинги будут, ещё откроем секцию мотокросса. Мотокросс — очень востребованное направление.  Им же просто земля нужна, трава. Может быть, ещё возобновим мотобол? Когда-то в Южно-уральске такие матчи проходили! А что по поводу освещения светодиодами? Ты не думал?
— Да, мы уже рассчитали. Здание переводим.
— Вот и хорошо. Ты за год можешь их окупить.

Садимся в машину, Александр Владимирович продолжает разговор со мной:

-Разве плохо, что он молодой?

-Нет, конечно.
-Вы же слышите, как Данил разговаривает: ему нравится, ему хочется двигаться, у него интерес живой. А ведь хотел уезжать в Екатеринбург жить. Пришёл ко мне с вопросом: «Александр Владимирович, хочу в Екатеринбург перебираться. Или я, может, для чего-то в городе пригожусь?» Я предложил: «Потянешь?» — «Попробую». И вот вижу, что получается. Вот как раз Алсу Стрелкова скидывает мне фото: наши аттракционы в Екатеринбурге готовы к отправке.

14:40
Мэрия города. Совещание, посвящённое празднованию юбилея Южноуральска. Докладывает Евгения Орликова, начальник управления культуры и туризма.

— Александр Владимирович, в бюджет мы впишемся. Программа выстроена. Ответственные по площадкам есть. По фейерверку решили. Но теперь начинается наша любимая история: люди начинают выходить с инициативами. Буквально сегодня поступило предложение от школы карате — они хотели бы участвовать с показательными выступлениями… Будем их встраивать.
— Встраивайте. А что у нас с площадкой ярмарки? Давайте сделаем там побольше концертов! Пригласите пластовчан, увельчан… Это же на въезде, сразу будут такой драйв задавать. С флешмобом решили?
— Да, флешмоб «Встречаем юбилей» 10 августа.
— А мы будем принимать участие? Где мы с тобой стоим? В середине? Хорошо.
— Ещё планируется выставка ретроавтомобилей на Кубок Дня города.
— А Владимир Иванович (Лазарев‑старший с «Волгой» 1964 года. — Ред.) участвует? А такому-то позвонили? Ретро-выставка должна быть либо красивая, либо никакая. Не надо пригонять полный хлам. Даже если «Жигули»-копейка 1972 года, она должна быть идеально чистенькая!
— Открытие стадиона мы планируем так: на кордодроме запустим модели самолётов…
— А вот, давайте подумаем: пусть подъедут ребята на мотоциклах. Чтобы не только авиамодели летали, пусть прикатят ребятня-мотоциклисты, в шлемах, красиво. Мы же хотим открыть площадку для картинга, для мотокросса. Хорошо? Женя, маршрут гостей должен быть распланирован поминутно, как на открытии Ледовой арены. Должен быть стиль, шарм, лёгкость.

Совещание продолжается почти час, с выяснением мельчайших деталей: как будет уходить певица Слава, какую палатку найти для музея под открытым небом, сколько должен длиться ролик с поздравлениями и ещё сотня вопросов. Александр Владимирович по ходу дела легко набрасывает новые идеи. Подчинённые, видно, что привыкшие, что мэр безостановочно креативит, улыбаются и записывают.

15:45
В плотном графике главы нам выделено пятнадцать минут на серию коротких вопросов.

-Александр Владимирович, ваша любимая книжка в детстве?
-«Три мушкетёра». И вообще весь Дюма.

-До скольки вы работаете?
-Стараюсь до семи закончить, вечером надо и с семьёй побыть.

-Поднимаете подчинённых ночью?
-В случае необходимости в любое время дня и ночи в любой день — могу. Миндальничать не буду.

-Правда, что вы очень вспыльчивый руководитель?
-Правда. Очень. Поэтому лучше меня не выводить из равновесия.

-Ваш самый тяжёлый вопрос на этом посту?
-Сети водоснабжения и водоотведения. Их нужно менять. И второй вопрос — источник водоснабжения. Надо думать, где через десять-двадцать лет город будет брать воду. Выдали задание проектным институтам. Это затратный долгосрочный проект — но мы будем знать и понимать, откуда мы можем получить воду.

-Ваше лучшее воспоминание детства?
-Мне нравилось водить машину. Папа сажал меня на колени лет с пяти, и рулил. Лет в девять я уже садился сам за руль.

-Чем проверяется дружба?
-Умением прощать.

-У вас много друзей?
-Близких немного.

-Ваш незыблемый принцип в работе, который вы транслируете подчинённым?
-Не ври. Лучше горькая правда. Ложь обрастает чем-то ещё, приводит к жёсткому узлу, который тяжело развязывать. Живи смело, спокойно и будь верным себе.

-Ваша мечта?
-Чтобы не болели родители и была счастлива дочка. Всё остальное — материально. (Телефонный звонок.) Спасибо, хорошо. (Обращается к нам.) Мне сейчас позвонили и сказали, что во время линейки на выпускном состоится пролёт трёх настоящих боевых вертолётов. Это будет сюприз для выпускников.

20:00
Площадь перед городской администрацией. Выпускной вечер для всех одиннадцатиклассников Южноуральска. Девочки и мальчики, впервые в жизни взрослые, страшно волнуются. Мамы и папы вообще не верят, что это — их дети. Звучит гимн города: «Город-дом, город-сад! Мы гордимся тобою по праву. Знаем мы, верим мы, ждёт побед впереди нас немало». Папы ведут дочерей танцевать, сыновья приглашают мам. Александр Лазарев берёт слово: «Я вам желаю выучиться и вернуться в наш родной город. Каких бы высот вы ни достигли, я желаю вам всегда помнить о своих родителях и о своей малой родине». Золотые медалисты с родителями через всю площадь проходят для поздравления (их столько, что они потом еле умещаются на сцене). Среди них — и золотая медалистка Яна Лазарева, дочь Александра Владимировича. Когда над площадью, грохоча пропеллерами, пролетели три мощных машины с флагами России, ВВС и Южноуральска, выпускники вместе с родителями приветствовали их ликующим рёвом, который можно перевести так: «У нас мегасуперкрутой город!»