+7(351) 247-5074, 247-5077 info@missiya.info

Челябинский Центр анализа и прогнозирования (ЦАП) на протяжении пяти лет осуществляет мониторинг влияния наиболее известных властных персон на жизнь регионального сообщества. В политике концентрируются, в большей мере, интеллектуальные (а не эмоциональные, как, например, в искусстве) ресурсы общества. Хотя и в политических играх в ход порой идут совершенно неожиданные средства, однако, любой политический акт — это плод, прежде всего, рациональных усилий. Поэтому степень политического влияния известной властной персоны вполне поддаётся измерению посредством экспертного опроса политологов, аналитиков, компетентных представителей СМИ.
Рейтинг политического влияния формально и по существу обозначает круг властной элиты, политической и экономической деятельностью которой в конкретное время определяется жизнь, в нашем случае, — Челябинского региона.
Последний социометрический опрос экспертов осуществлён по итогам 2002 года. На основе полученных оценок выстроен рейтинг влияния, показанный на диаграмме.
В рейтинге первой двадцатки
(из 86-ти политиков и бизнесменов Челябинской области) можно найти все основные институты власти. Исполнительная — Губернатор и его заместители, представитель федеральной власти, глава областного центра. Законодательная — председатель Законодательного собрания области, его заместители и депутаты ЗСО, депутаты и сенаторы Государственной Думы РФ. Судебная — прокурор области и председатель областного суда. Присутствует в рейтинге и экономическая элита, преуспевающие бизнесмены.
Всегда следует учитывать, что рейтинг властного влияния — это не просто калька иерархической структуры регионального руководства, т.е. воспроизведение официальной структуры отношений. Реальное влияние заключает в себе не только протокол, но порой и расходится с ним. Тогда речь идёт о теневом, неофициальном влиянии. Для региона, в котором официальная структура управления и неофициальная система политических отношений расходятся, это однозначно плохо. В нашей области наблюдается, в том числе и по результатам многочисленных социологических опросов, совпадение официальной и неофициальной системы властных отношений. Это означает, что региональный политический процесс управляем и прогнозируем. Вообще, одно из главных назначений политического рейтинга — скрытая в нём возможность политических прогнозов.
Естественно, не все представители властных институтов имеют существенный политический вес. Например, среди 45-ти депутатов Законодательного собрания области в двадцатке региональных политических лидеров представлены только семь. Из семи депутатов Государственной Думы РФ заметным политическим влиянием в регионе пользуются три. Причин тому множество. Это и реальные активные действия властных персон, и особенности имиджа, если таковым политик сколько-нибудь занимается.
Надо заметить, что нашими профессиональными политиками имиджевый ресурс осознанно взят на вооружение сравнительно недавно. Если обратиться к властным персонам первой двадцатки, то среди политиков федерального масштаба в настоящее время серьёзно и последовательно занимаются своим имиджем депутат ГосДумы РФ Михаил Юревич и, возможно, менее скрупулёзно — депутат ГосДумы Валерий Гартунг. Среди региональных политиков можно отметить Семена Мительмана, заместителя председателя ЗСО.
Имидж может иметь осознанное, так называемое, рукотворное происхождение (Юревич и Мительман) и, условно говоря, — опытное, без осознанной постановки задач по его формированию (губернатор Петр Сумин, гендиректор ММ  Виктор Рашников и глава Челябинска Вячеслав Тарасов).
Учитывая политический рейтинг влияния, дадим краткие характеристики наиболее известным политикам с точки зрения имиджевой составляющей их политического влияния. По словам  амю, «человек не бывает лицемером в своих удовольствиях». Равно и политик в собственной политической игре, осознанно или неосознанно, раскручивает тот имидж, который отражает его и только его внутренние особенности.
Губернатор Петр Сумин вряд ли ставит перед собой сверхзадачу целенаправленного формирования собственного имиджа, имеет испытанный временем и политическими коллизиями устойчивый положительный имидж. С моральной точки зрения практически неуязвимый. Такова его харизма: «наш Пётр Иванович». Его политический стиль — это пример патернализма.
Пытаться определить имидж Андрея  осилова, значит, заранее обречь себя на схематизм и упрощение. Андрей  осилов — наиболее сложная, объёмная и многозначная региональная политическая фигура. Присваивать ему положительный или отрицательный знак — бессмысленное и неблагодарное занятие. Не погрешим против истины, если обозначим его как фигуру number two — и по протоколу, и по реальному политическому весу.
Генеральный директор ММ  Виктор Рашников (подобно Губернатору Петру Сумину) может не заботиться о собственном имидже. Это тот случай, когда всё очевидно. За одним — крупный регион, за другим — один из промышленных флагманов России. И тому, и другому имидж достался с политической мантией в день «восхождения на престол». Виктор Рашников — король от бизнеса. Хотя совершенно очевидно, что он внимателен к тому впечатлению, которое производит. Достаточно упомянуть умелую работу его стилистов и фотографов, которые творят на столичном уровне.
Глава города Челябинска Вячеслав Тарасов — один в поле воин (не по выдвигаемым перед собой сверхзадачам следования имиджу, а фактически, по впечатлению). Без вспомогательных ресурсов (обеспечение СМИ, разработка специальных PR-технологий и т.п.) он являет своей деятельностью пример именно такого имиджа: сильный, энергичный, спортивный, вездесущий, одинокий. Такая политическая практика не может не быть уязвима, однако, это всегда свидетельство неординарности и немалой политической воли.
Депутат ГосДумы РФ Валерий Гартунг в настоящее время пребывает в «переходном состоянии». Представитель бизнес-элиты примеривает на себя имидж партийного лидера. Ближайшее время покажет, что возобладает: политическая традиция или склонность к политическому риску.
Мы постарались охарактеризовать наиболее ярких по имиджу представителей региональной политической элиты, вовсе не отказывая в своеобразии имиджа остальным политикам, вошедшим в первую двадцатку. Однако напомним, что имиджевая культура, как составляющая политической карьеры для региональных политиков (впрочем, и для федеральных), довольно молода и не носит массового характера. Хотя, бесспорно, работа политика над собственным имиджем не только дисциплинирует и облагораживает, наделяя его, как сказал поэт, «лица не общим выраженьем», но и придаёт региональной политической жизни, кроме множественности прагматических интересов, ещё и яркое своеобразие. А главное, стимулирует развитие политической культуры регионального сообщества.

 

error: © ООО «Издательский дом «Миссия»