Андрей Кольцук

Директор группы компаний «Планета Авто»

БИЗНЕС: История успеха

Текст: Сергей Смирнов
Фото: Дарья Пона

Знаете, сколько автомобилей в Челябинске? В прошлом году было 320 тысяч, а в этом ещё не считали. Значительная часть авторынка в Челябинске принадлежит компании «Планета Авто». В декабре компании исполняется 25 лет — целая эпоха. Все эти годы «Планета» то мчалась на крейсерской скорости, то резко притормаживала, то опять делала резкий рывок и набирала обороты. Некоторые этапы этой гонки мы вспомним с директором «Планеты Авто» Андреем Кольцуком.

-Андрей Петрович, с чего всё начиналось?
-Я думаю, что эта история началась раньше, чем 25 лет назад… с нашей школьной дружбы с Юрой Садовниковым. Мы с ним учились в школе в Магнитогорске. После службы в армии и учёбы в институте я жил в Петербурге, Юра — в Челябинске. Не потерялись, продолжали дружить. Что касается работы, мы оба искали себя в новых условиях. Юра занимался модным и достаточно прибыльным в то время делом — торговлей металлом, я стал помогать ему. Но возникли определённые сложности, и встал вопрос о смене деятельности. Мы решили перевернуть ситуацию с экспорта на импорт. В то время что можно было прибыльно ввозить в Россию? Да, конечно, автомобили!

Вы помните, что везли в Россию из-за кордона, — second hand. Караваны подержанных автомобилей, вместо того чтобы пополнять зарубежные автосвалки, потянулись на наш рынок. А большинство из тех, кто занимался торговлей новых автомобилей, поступали просто: заключали договоры с официальными дилерами и продавали машины уже по своим, а не московским ценам. И при этом никаких обязательств перед производителями не было. Свобода! Но всё это временно. И хорошо, что мы это поняли.

-Когда прозвучала команда «Поехали!»?
-С кем работать? Мы выбрали Ford. И сделали предложение компании. Как ни странно, они не отказались. Ford тоже выбрал нас! А команда «Поехали!» прозвучала 13 декабря 1993 года, когда в помещении «Дома Книги» (кому тогда было до книг! — Авт.) был открыт первый автосалон Ford. Это было нечто! Некоторые челябинцы даже боялись зайти в салон, где стояли сверкающие красками пилигримы американских дорог. Для первого покупателя автосалона мечта воплотилась в Ford Mondeo серебристого цвета, новенький, блестящий. Сейчас, 25 лет спустя, нашёлся один из первых покупателей нашего салона. Во время празднования юбилея он купит новый автомобиль в одном из наших салонов. За четверть века у него, конечно, был не один автомобиль. Но первая любовь осталась. Да, в день открытия салона два известных челябинских бизнесмена подарили нам розовый Lincoln Элвиса Пресли.

-Настоящий?
-Игрушечный, конечно. Вон он, на полочке стоит.

-Кажется, всё получилось просто. Хотя на деле, подозреваю, было совсем не так.
-Конечно. Для начала Юрий Садовников ездил в США. Когда в компании поняли, что мы чего-то стоим, прислали к нам двоих амбассадоров. Один был из Финляндии, другой — из Англии. Финн в Питере был, какое-то представление о нашей стране имел. А англичанин так вовсе, как у Грибоедова, собирался в страну варваров. Стали мы этих ребят слушать. Слушали вполуха, как сказку, и не понимали, зачем нам всё это надо. Нельзя ли как-то работать проще? Полное понимание всего сказанного пришло года через три. А пока пришлось набивать шишки: не всё оказалось так просто, как думалось сначала.

Нас постоянно контролировали. Как в советское время, было нечто, вроде контрольных закупок. Приходили люди, разбирающиеся в автомобилях, и задавали очень неудобные вопросы. Были различные виды анкетирования покупателей. Вот тут были казусы. Например, в переводе с английского один из вопросов звучал так: «Вы полностью удовлетворены услугой?». В этом был какой-то подвох. Слово «полностью» заставляло покупателя задуматься: а полностью ли? И провоцировало на отрицательный ответ. Что ж, надо было работать так, чтобы никто не сомневался.

-Я представляю, что многие в те лихие годы старались быстро срубить деньги, а там будь что будет.
-Многие продавцы автомобилей, действительно, так и делали. И не вкладывались в свой бизнес. Так, например, при отсутствии своего сервиса челябинские бизнесмены грузили иномарки в «КамАЗы» и гнали их на ремонт в Москву. Не ближний свет. И долго, и накладно. Мы открыли первый сервис на базе автотракторного факультета Южно-Уральского государственного университета, затем создали сервисный участок в Южноуральске, и пошло-поехало. Компания начала развиваться. Все специалисты прошли обучение в «Академии Ford». Началось активное использование стандартов Ford. Компания накопила жирок и в конце 1996 года начала строить дилерский центр на улице Труда. Но… пришёл роковой для многих год — 1998‑й.

-Вы в эту пору жили в Санкт-Петербурге. Почему?
-Там я был поближе к границе. Решал все вопросы с таможней. Что такое челябинская таможня в то время? Сидят два мужика в подвале, ничего не могут. В Питере всё решалось более оперативно. Но грянул кризис, и я прилетел в Челябинск.

-И что там?
-Народ покупал спички, сахар, соль — какие тут автомобили? Денег ни у кого нет. А что у нас? Да как у всех. На руках у меня бумажка — контракт с Ford, а в карманах пусто. Начинают трясти те, кому должны. Требуют погасить долги за аренду автосалона, офиса. Встала стройка нового дилерского центра — рабочим тоже платить нечем. Плюс обязательства перед клиентами.

Заниматься делами компании из Питера уже было невозможно. 9 октября мы с женой сделали окончательный выбор. Собрали самые необходимые вещи, погрузили в багажник и приехали в Челябинск. С осени 1998 года я отвечал за дела уже всей компании. В это время, как я понял позже, я и стал настоящим предпринимателем.

-Говорят, что на кольце, которое было на пальце у царя Соломона, была надпись: «И это пройдёт». Надо было перетерпеть, переждать.
-Переждать? Но само собой ничего не наладится. Надо было не переживать, а выживать. Кризис имел не только отрицательную сторону. Он убрал с рынка прежде всего тех, кто зарабатывал лёгкие деньги. Выжили те, кто занимался настоящим делом. В то время компаний, которые занимались в Челябинске продажей автомобилей, было немного. Мы имели кое-какие конкурентные преимущества, например собственный салон-магазин. И постепенно начали оживать. Вновь появились заказы на иномарки.

-А где всё-таки взяли деньги?
-Деньги пришлось занимать у частных лиц. И отдавать в жёсткие сроки.

-Отдали?
-Отдал. И люди в бизнесе это оценили. Что, возможно, и помогло в дальнейшем. Держать слово — тоже великое дело. Репутация очень много значит.

* * *
-Иномарки — хорошие машины. Но и они тоже ломаются. А количество их в городе стало расти. Не везти же их, как раньше, в начале 90‑х, на ремонт в Москву?
-Да, на первом этапе деньги зарабатывали только на продажах автомобилей. А ремонтировали иномарки в примитивных мастерских типа «гараж». Это несоответствие нужно было исправлять. Денег у нашей компании не было, поэтому было решено взять в аренду цех в одном из предприятий и провести реконструкцию, чтобы по возможности учитывались стандарты Ford. Время нас всегда торопило. Мы вспомнили о такой хорошей традиции, как советский субботник. Сотрудники работали на стройке почти каждый выходной. Кое-кто, подозреваю, и ворчал. Но это позволило реально ускорить ход работ и в конечном счёте сплотило коллектив. Так на улице Бажова, 91, появился «Дом Форда». Мы сделали, по сути, прообраз будущих челябинских дилерских центров.

-Получила ли компания Ford от работы челябинцев полное (я намекаю на тот импортный опросник) удовлетворение?
-В 2000 году к нам пришло письмо, которое можно было назвать ультиматумом. В нем говорилось, что мы не строим полноформатный дилерский центр, не инвестируем деньги в развитие марки и так далее. «Большой брат» сообщал, что если в ближайшее время ситуация не изменится, контракт придётся прервать. Нам было жутко обидно. Мы, можно сказать, трудовые подвиги совершали, вылезли из долговой ямы, а нас так… Да ладно бы, если продажами автомобилей у нас было плохо, сервис хромал на четыре колеса. Мы были лучшими региональными дилерами, и знаете, по какому показателю? А вот как раз по показателю «Удовлетворённость клиентов»!

Я ответил, что готов инвестировать средства в строительство форматного дилерского центра, но дело это серьёзное, так что сделано это будет не завтра. Меня поняли и дали на всё про всё три года. Нет, не зря американцы нас торопили: в 2000 году они продавали тысячу машин в России, а через семь лет — в двести раз больше. Стратегию развития рынка они продумывали на долгие годы и расслабляться дилерам не давали. Мы, в свою очередь, тоже чувствовали, что продажи автомобилей будут расти. Поэтому первая очередь строительства автоцентра ещё не была завершена, а мы уже планировали завершение второй.

-Сейчас на улице Братьев Кашириных, где разместился автоцентр Ford, выросла уже целая дилерская деревня…
-Казалось бы, это было не так давно, но не все помнят, что здесь находилось огромное болото. Однако по плану развития города здесь должен был возникнуть перспективный район города. Так что мы и тут не ошиблись. Президент компании Ford в России Хенрик Нензен отметил, что новый автоцентр не только не уступает дилерским комплексам в Европе, но и во многом превосходит их. А ведь не так давно он удивлялся, как мы можем обеспечивать высокий сервис автомобилей, работая буквально на коленке. Время летит.

-И вот уже в городе действуют несколько центров вашей компании: «Форд Центр Челябинск», «Форд Центр Восток», но в 2006 году монополия одной марки закончилась — «Планета Авто» стала дилером Land Rover в Челябинске. Вы перешли к мультибрендовой модели развития. Мало у вас было забот?
-Я привожу простое сравнение: всем известный журнальный столик может иметь одну ножку и четыре. В первом случае, возможно, будет стильно и красиво, но не совсем надёжно. Примерно то же самое и в бизнесе. Конечно, мы прекрасно отдавали себе отчёт в том, что не всё так просто и возникает множество проблем, которые предстоит решить. И хотя в мультибрендовой модели есть свои минусы, мы сделали выбор в её пользу.

-Сколько у вас сейчас брендов?
-Восемнадцать. Начало работы с каждым из них — это особая история. Например, открытие автоцентра «Гольфстрим», который получил статус официального дилера Volkswagen. Это для нас было настоящим вызовом. Volkswagen — это легендарная марка, которая требовала особого подхода. К тому же в городе работало одно из лучших предприятий в России — «Автоцентр Керг», который был нашим конкурентом. Я уже говорил, что на открытии нашего первого салона нам подарили игрушечный Lincoln. Кто тогда думал, что мы будем работать с не менее премиальным брендом Америки — Cadillaс?

-Андрей Петрович, слава Богу, прошли те времена, когда вам приходилось думать о том, как прожить сегодняшний день, и лишь ненадолго заглядывать в завтра. На сколько лет вперёд смотрит директор «Планеты Авто»?
-Я понял: руководителю нельзя строить только краткосрочные планы. Конечно, всё предусмотреть трудно. Некоторые технологии и товары живут недолго. Кто сейчас, например, помнит, что такое пейджер, а ведь когда-то носить пейджер считалось очень круто. Или фотоаппараты «Полароид», на нашем рынке они промелькнули мгновенно. Что касается авторынка, думаю, что мы имеем возможность делать прогнозы о том, каким будет автомобиль, лет на десять-пятнадцать вперёд. Предполагается, что в 2025 году каждый шестой автомобиль в Европе будет электрическим. В будущем автомобили будут оснащены суперкомпьютером и начнут общаться друг с другом, давая информацию о погоде, состоянии дороги, количестве автомобилей на трассе и так далее. Автомобили будут беспилотными. Рынок меняется. В связи с этими изменениями некоторые говорят, что нужно уметь подстраиваться под клиента. Неправильно. Не подстраиваться нужно. Нужно изменяться, чтобы всегда быть готовыми к запросам клиента будущего.

-Вы готовы?
-Да, мы готовы. В 2019 году будем открывать суперпремиальный бутик, где на трёх этажах представим новые модели легендарных брендов Jaguar Land Rover и Cadillac Chevrolet. На двух других этажах будут размещаться автомобили с пробегом, специально подготовленные для клиентов. В здании уже предусмотрен комплекс по обслуживанию автомобилей-гибридов и полностью электрических автомобилей.