+7(351) 247-5074, 247-5077 info@missiya.info

Неочевидный Челябинск

выпуск 6. Посёлки: Колупаевка

СТИЛЬ ЖИЗНИ: город

Текст: Татьяна Пелленен
Фото: предоставлено Областным архивом

На карте современного Челябинска не меньше двадцати посёлков. С них когда-то начинался город. По сути, их объединила силой индустриализации только революция 1917 года. Наш неутомимый краевед Татьяна Пелленен расскажет истории самых знаменитых.

Начало

Семейство Колупаевых появилось в Челябинске в середине ХIХ века. — первым стал отставной солдат Егор Колупаев. Фамилия эта произошла от диалектного прозвища, означающего «копуша». Потомки нашего бравого солдата основали в нескольких верстах от города, в леске (а лес тогда начинался сразу за нынешним проспектом Ленина), заимку — сельскохозяйственный хутор, названный, что неудивительно, Колупаевским.

Железная дорога

Всё было чинно-благородно, пока в 1892‑м в Челябинск не пришла железная дорога. В богом забытый уездный городок устремились купцы и коммерсанты — торговать с Сибирью и Азией, чиновники — руководить, инженеры — строить дорогу дальше на восток. Жилфонд в Челябе неслыханно возрос в цене. Рабочим дороги, переселенцам, двинувшим в Сибирь целыми деревнями, безземельным крестьянам с оравой детишек — всем, у кого в кармане гулял ветер, жить было просто негде. Решившись осесть здесь, они строили плохонькие домики и рыли землянки неподалёку от вокзала. Естественно, в поисках пропитания тамошние обитатели занимались грязными делишками, и это спонтанное поселение народ быстро прозвал Грабиловкой. Неподалёку от Колупаевского хутора обнаружились каменные карьеры, вокруг которых скоро выросло временное жильё работяг, занятых на каменоломнях — гранит был нужен на железной дороге. Так появились Чёртовы бараки — нехорошее место, куда приличный господин не рискнул бы завернуть. Нравы тут тоже были самые дичайшие: пьянство, драки и убийства, скупка краденого и прочее мимими. Кстати, задорный топоним существует до сих пор — посмотрите современные карты города (ФОТО 1). В 1898‑м недалеко от железнодорожных путей открывается завод сельскохозяйственных машин «Столль и Ко» (ныне Колющенко), по периметру обросший землянками рабочих. Поблизости была и скотобойня Маренова, куда свозился на убой скот со всей округи для последующей железнодорожной транспортировки, — здесь тоже жили и работали не сливки общества, прямо скажем. Всё это веселье разворачивалось вокруг Колупаевского хутора и захлестнуло бывший пейзанский рай с головой — в 1900‑м буйные микрорайоны объединили в Колупаевку.

Наш Глеб Жеглов

Мало что менялось в Колупаевке во время революции, Гражданской войны и в последующие страшные голодные годы. Разве что добавилось нищеты из раскулаченных и беженцев. А вот в 1930‑е за неё крепко взялись. Создали специальное отделение милиции — Седьмое, будущее Советское РОВД. Всех трудоспособных заставляли работать и прописывали, попрошаек и мутных типов высылали из города. Проводили воспитательную работу с местной молодёжью, создавали бригады содействия милиции из сознательных граждан, а Здравотдел выделил специальную машину для сбора пьяных и водворения их в парк-приёмник в горсаду им. Пушкина. Саму Колупаевку переименовали в посёлок имени Урицкого — одно имя грозного чекиста должно было приводить людей в трепет.

Увы, наведение порядка прервалось войной. В эшелонах, двигающихся на восток, поехали не только эвакуированные и раненые, но и дезертиры с липовыми справками, и мошенники всех мастей. Эти малоприятные товарищи снова наводнили тёмные колупаевские улочки и кособокие хибары. Вокруг вокзала начали кормиться целые банды, представлявшие реальную угрозу железной дороге. Челябинску повезло: из Минска сюда был направлен опер-
уполномоченный Сергей Беляков, настоящая звезда уголовного розыска и, судя по всему, супермен. Он один ходил брать вооружённые бандформирования, выводил на чистую воду преступные группировки и держал колупаевскую малину в ежовых рукавицах. Беляков организовал блестящую работу РОВД, давшую реальный результат уже после войны: Колупаевка ежедневно патрулировалась до четырёх утра, агентурная сеть работала чётко, и все тёмные делишки были у наших жегловых-шараповых как на ладони. Сейчас редкий колупаевский двор обходится без злющего волкодава и высоченного забора, но это уже привычка. Есть книга В. Лютова и О. Вепрева о доблестной колупаевской милиции — настоящий триллер.

Старообрядцы

Неудивительно, что база челябинских староверов находится в, пожалуй, самом брутальном микрорайоне города. По адресу Волгоградская, 26, есть молельный дом сторонников дониконианской веры, коих в приходе насчитывается четыреста человек. В ХVII веке раскольники начали уходить на Север и в Сибирь, а в ХVIII-м наводнили и Южный Урал. Большинство зауральских казаков были староверами, потому-то они с радостью и шли в глухие тогда леса, степи и удалённые крепости, каковой была и Челяба. Государство тратило много усилий, чтобы вразумить старообрядцев: они платили двойной подушный налог, их и били, и пытали, и ссылали, а вот гляди ж — до сей поры жива в Че община Древлеправославной Поморской церкви, крупнейшего объединения староверов‑беспоповцев. Поморской — потому что в Поморье был крупнейший староверческий Выговский монастырь, провозгласивший отказ от услуг священников: все христианские таинства у беспоповцев совершаются мирянами. Руководит нашей общиной Дмитрий Каргаполов, в прошлом инженер и военный. Финансовые дела беспоповцев в плачевном состоянии: молельный дом в Колупаевке, завещанный одной из прихожанок ещё в 1980‑е, совсем обветшал, старинные книги и иконы заливает вода, но древняя сила духа тут налицо — старообрядцы исправно возносят свои молитвы.

Пиво

Челябинский пивоваренный завод на Рылеева был запущен в 1970‑м и много лет выдавал продукт разного качества, но неизменно челябинцам на радость. В 1990‑е его приобрела компания «Балтика», развив мощности до 20 млн декалитров в год (это очень много). К сожалению, компания не договорилась с областными боссами, и в 2015‑м оборудование вывезли в другие регионы, а на базе завода появился логистический центр «Балтики».

Однако пивная искра в Колупаевке не угасла! В 2011 году на улице Карпинского открылась частная пивоварня. Здесь читают Маяковского и Бродского, поют про любовь и запрещают ругаться. Кажется, для колупаевской энергетики это лучшее, что можно придумать.

выпуск 1

Старинная набережная, Склады Жигулевского пивзавода, Контора и жилой дом купца Валеева, Порт-Артур, Дом Сапеги-Ольшевского

выпуск 2

Переселенческий пункт, Перекресток Цвиллинга/Труда, Ясли №10, Паровоз «Коммунар» в горсаду

выпуск 3

Площадь павших революционеров, Казенный винный склад, Дом купца Шарлова, Фабрика-кухня

выпуск 4

Дом пивовара Венцеля, Старые мельницы, Христорождественский собор

Миасс

Французская горка, Станция «Миасс — старый вокзал», Ленин — почётный насекальщик, Александровская сопка, Старый город

выпуск 5

Дома на улице Социалистической, Водонапорная башня железной дороги, Михайловский хутор

error: © ООО «Издательский дом «Миссия»