Исидор Зак

Просто, понятно, волшебно

Явления: чтобы помнили

Текст: Светлана Симакова
Фото: из архива Театра оперы и балета

В истории российской музыки Исидор Зак останется одним из лучших оперных дирижёров. А в истории Челябинского театра оперы и балета — всегда первым. Взмахом своей дирижёрской палочки он принёс нашему театру всесоюзную известность. Даже имя композитора Михаила Глинки челябинской опере было присвоено благодаря инициативе её первого дирижёра.

С чистого листа


Знаменитый маэстро, народный артист СССР, лауреат Госпремии СССР и почётный член-корреспондент академии изящных искусств Франции Исидор Зак родился в Одессе в 1909 году. Завершил образование в Ленинградской (ныне Санкт-Петербургской) консерватории. Свою первую оперу поставил в Ленинграде, когда ему было всего 19 лет.

Затем работал в театрах Ленинграда, Хабаровска, Владивостока, Куйбышева, Горького, в Алма-Ате… Как будто судьбой ему было назначено — поднимать региональные театры на высоту столичных, потому-то и помнят, и любят его во всех этих городах до дней сегодняшних. Но два оперных театра — челябинский и новосибирский — обязаны ему своим счастливым рождением. В Челябинск Исидор Аркадьевич приехал в 1955 году открывать театр, и уже о первых его спектаклях писала столичная пресса. Дирижёру к тому времени исполнилось 46 лет, он был уже признанным музыкантом. Но к назначению в новый театр, в новый для себя, к тому же рабочий город, отнёсся с неподдельной радостью.

— Меня увлекает возможность творчества в театре, лишённом каких бы то ни было элементов отрицательной профессиональной и деловой инерции, — говорил дирижёр о челябинской опере.

Балетная труппа для челябинской сцены была набрана из выпускников училища имени Вагановой (Санкт-Петербург), а оперную Зак набирал из выпускников московских музыкальных вузов. По воспоминаниям артистов, Исидор Аркадьевич и его коллеги — режиссёр Дмитрий Смолич, художник Евгений Чемодуров, хормейстер Юрий Борисов — работали с фантастической энергией.

— Он был человеком и руководителем высшего класса, — вспоминала заслуженная артистка России, солистка челябинской оперы Генриетта Денисова. — Всегда появлялся в театре раньше всех и уходил одним из последних. Мы репетировали до упада, так все были увлечены творческим процессом.

Дирижёр-титан


Артисты также вспоминали, что в дирижёрской манере Зака было всё просто, понятно, логично. А критики тех лет писали, что его дирижёрская воля каким-то чудесным образом передавалась оркестрантам и вокалистам. Он всегда добивался того, чтобы артист знал музыкальную партитуру как «Отче наш» и во время репетиций погружался в образ героя без остатка. У Исидора Аркадьевича это волшебно получалось.

Как рождается подобное волшебство? Да просто, как всё гениальное: Исидор Аркадьевич обладал редкой работоспособностью, знаниями и эрудицией, а также огромной требовательностью к себе; нельзя было этого не понять и не ответить тем же. Поэтому оперные солисты, артисты оркестров и хоров, многие дирижёры до сих пор вспоминают времена работы с Заком, как счастливейшие в своей карьере, считают именно его учителем.

Целой эпохой в дирижировании, дирижёром-титаном называл Зака один из ведущих теноров мира оперный певец Владимир Галузин, работавший с Исидором Аркадьевичем в начале своей карьеры. По словам дирижёра с мировым именем Фуата Мансурова, его учитель был лучшим оперным дирижёром страны советского периода.

— Он знал весь организм оперного театра от вешалки до колосников, — рассказывал мне Фуат Мансуров. — Никогда не позволял фальшивить. Я имею в виду не интонационную фальшь, а смысловую, когда речь идёт о драматургическом аспекте, о содержании, когда музыка и слово соединяются воедино. Тут он не имел себе равных. Исидор Аркадьевич очень мучился, когда приходилось работать с посредственными режиссёрами, потому что у музыкального спектакля начало драматургическое. Если оперная сцена не несёт смысловой нагрузки, то две копейки ей цена, ведь оперные сцены складываются из общения. Это синтез музыки и игры. Без этого нельзя. Потому-то опера как жанр и выигрывает перед драмой.

— Вы заметили, что я репетирую без партитуры? — спросил меня Фуат Мансуров. — Это тоже от Исидора Аркадьевича. Когда музыканты понимают, что дирижёр требует прежде всего с себя, они стараются быть готовыми. Зак считал, что умение репетировать вообще большое искусство для дирижёра.

Ещё мы говорили с Фуатом Мансуровым о трепетном отношении Исидора Аркадьевича к русскому языку:

— Я опять-таки вспоминаю первые уроки Зака, — говорил маэстро. — Он репетировал оперный спектакль «Вера Шелога»: нянька Власьевна принаряжает сестру главной героини и восхищается: «Гляди как разуборно». А у певицы выходит: «Гляди как раз-уборно». И Зак ей говорит: «Как раз уборна, как два уборна, что вы поёте, где смысл?» Красивое русское слово, если формально петь все восьмушки, может превратиться в бессмыслицу. И потому Исидор Аркадьевич подчёркивал: «Я часто заставляю артистов произносить ту или иную фразу без музыки. Они абсолютно грамотные. А поют как пономари. Здесь функции дирижёра очень важны. И дирижёры, которые принципиально требуют ать-два-три-четыре, — дилетанты».

Артисты также вспоминали, что в свободное от репетиций время Зака можно было видеть с французской книжкой в руках.

— Он обожал читать, переводить и общаться с начитанными людьми, — рассказывала народная артистка России Зинаида Диденко. — Прекрасно владел французским.

Неудивительно, что по инициативе Исидора Зака в Новосибирском оперном театре была поставлена опера Бондевиля «Госпожа Бовари». А в 1982 году Исидор Аркадьевич был избран почётным корреспондентом Академии изящных искусств Франции.

Пунктиры памяти


Челябинскому театру оперы и балета Исидор Аркадьевич отдал тринадцать лет своей творческой жизни (1955–1968 годы), поставив за это время на его сцене 23 оперных и балетных спектакля. Причём, некоторые стали всесоюзными премьерами, например опера «Брандербуржцы в Чехии» композитора XIX века Бедржиха Сметаны. Зак поставил её в 1963 году. На премьеру в Челябинск приезжали критики из Москвы и Праги.

Исидор Аркадьевич не боялся ставить и произведения молодых композиторов. Недаром челябинскую труппу называли коллективом экспериментаторов. В 1966 году Челябинский оперный театр был приглашён на гастроли в Москву, он получил статус одного из ведущих в стране. И челябинский зритель театр свой любил.

В 1968 году Зак вернулся в Новосибирск, где работал в 1944–1948 годах, и занял пост главного дирижёра Новосибирского оперного театра. Об этом периоде его творчества написано много статей и книг. Работал Исидор Аркадьевич до последнего часа, преподавал в Новосибирской государственной консерватории. Его не стало в августе 1998 года — маэстро всего несколько месяцев не дожил до своего 90‑летия.

Все эти годы, что Исидор Аркадьевич работал в Новосибирске, челябинские артисты, музыканты, театралы помнили своего первого дирижёра. Но только в 2001 году на сцене челябинской оперы состоялся Первый международный фестиваль дирижёров имени И. А. Зака в его честь. Идея проекта принадлежала главному дирижёру театра Сергею Ферулеву.

Состоялось всего четыре фестиваля, участниками которых стали известные оперные дирижёры России и зарубежья. Второй международный фестиваль дирижёров имени Исидора Аркадьевича Зака, как и первый, открывал ученик Зака — народный артист России, Татарстана и Казахстана, дирижёр Большого театра, профессор Московской консерватории Фуат Мансуров.

— Челябинску очень повезло, — говорил тогда Фуат Мансуров. — Потому что именно Исидор Аркадьевич Зак стоял у истоков создания вашего оперного театра, он задал ему верную тональность. Такие имена забывать нельзя, это не делает нам чести.

Но с уходом из театра Сергея Ферулева из афиши ушёл и фестиваль. И только в феврале 2014 года имя Исидора Аркадьевича Зака вновь прозвучало со сцены челябинской оперы, когда с оркестром нашего театра выступал внук знаменитого маэстро — талантливый скрипач Илья Коновалов. Дирижировал концертом нынешний главный дирижёр театра Евгений Волынский, который тоже был учеником Исидора Зака в Новосибирской консерватории.

В фондах Челябинского музея изобразительных искусств есть прекрасная работа известного уральского художника Василия Неясова — портрет главного дирижёра оперного театра Исидора Аркадьевича Зака. В то время Василий Неясов работал в оперном театре и дружил с Исидором Аркадьевичем. На этом портрете мы видим маэстро у рояля, он погружён в свои мысли, вероятно, о будущем спектакле. Какое одухотворённое лицо! Таким Исидор Зак запомнился тем, кто знал его лично, кто с ним работал и любил этого богато одарённого человека.