Ибрагим Садыкович Сабиров, рядовой, кавалер орденов «Отечественной войны 1­‑й степени», «Красной Звезды», медали «За оборону Ленинграда», инвалид войны.

Первое дыхание войны он почувствовал на себе, когда их колонна начала переправляться через Ладожское озеро. Был ясный солнечный морозный день, и все их машины вместе с солдатами и реактивными миномётными установками оказались под прицельным огнём противника. Вокруг — рёв снарядов, визг пуль, крошево из воды, льда и снега. Он с ужасом подумал тогда, что погибнет вот так, бесславно, бесполезно, не повоевав ни дня, ни принеся никому никакой пользы. Это было действительно страшно для него.

Колонна вернулась обратно, только заехав на «дорогу жизни». Удобного момента ждать пришлось недолго, вскоре началась пурга, машины двигались почти вслепую, зато и немцы не могли видеть колонну.

В бой вступили сразу же. Ибрагим был электротехником на миномётных установках М-30 и М-31. Они были похожи на знаменитые «Катюши», только, в отличие от них, монтировались на земле. Сабиров должен был подключать снаряды к электрокабелю. В установке — 32 мины, значит, надо было соединить 64 контакта. Можно только удивляться, как в ту ленинградскую зиму он не обморозил себе руки. Всю эту работу надо было проделывать множество раз в день, чётко, быстро, не обращая внимания на рвущиеся вокруг вражеские снаряды. Это мог сделать только человек с твёрдой волей и ясной целью. У Сабирова было и то и другое. И каждый миномётный залп — его вклад в освобождение Ленинграда. Но увидеть освобождённый им город он смог только спустя четверть века, когда, залечив фронтовые раны, поехал туда в туристическую поездку. Красавец — город встретил его всем своим великолепием, будто говорил с гордостью: «Посмотри на меня, я достоин вас, моих освободителей».