Владислав Белобров

Человек из кадрового резерва

БИЗНЕС: портрет

Текст: Сергей Смирнов
Фото: предоставлено службой маркетинга Приборостроительного завода

На Урале отличная погода. Только в городе Трехгорном, как в анекдоте, опять идут дожди. Лаврентий Берия не зря выбирал для строительства секретного города это место: с самолёта-разведчика сквозь тучи было не разглядеть, что делают советские ядерщики. Трехгорный и его сердце — ФГУП «Приборостроительный завод» — так и остаются тайной за семью печатями. А вот люди всё-таки выходят из тени. Представляем читателям «Миссии» Владислава Белоброва, начальника механосборочного цеха. Владислав находится в кадровом резерве Госкорпорации «Росатом».

-Владислав Владимирович, вы с 2000 года работаете на Приборостроительном заводе, скоро двадцать лет. А помните свой первый день на заводе?
-По распределению, после выпускных экзаменов в университете, привёз меня отец на контрольно-пропускной пункт города Златоуста-36 и после напутственных слов я поехал на Приборостроительный завод. Провели меня до отдела кадров, там побеседовал со мной замдиректора по социальным вопросам и направил меня в 20‑й цех — мастером. Номер цеха мне ни о чём не говорил, по мне тогда — хоть куда! Приступил к своим обязанностям. Это я потом узнал, что 20‑й цех — один из основных на заводе.

С тех пор я работаю на Приборостроительном заводе. И учусь. Без этого сейчас нельзя. В 2009–2010 годах прошёл переподготовку в Уральской академии государственной службы в рамках Президентской программы подготовки управленческих кадров. Учиться приходится постоянно, и учиться самостоятельно. Мой главный багаж — это то, что сумели мне передать преподаватели в университете и наставники на производстве. Я это тоже без пафоса говорю.

-Как ушли из родительского дома в самостоятельную жизнь?
-Мы жили в Аше. Нас было четверо братьев. Старший от нас рано уехал, стал жить отдельно. Так что двое младших были на мне. Это о самостоятельности. После школы я поступил в Челябинский государственный технический университет (когда заканчивал, он был переименован в Южно-Уральский государственный университет). Помню, отец привёз меня к общежитию, сказал: «Учись!». Вот так, просто, без пафоса, началась моя студенческая жизнь.

-Можете сравнить обычный завод с предприятием оборонки?
-Да, но опыт в этом деле небольшой. На практике во время учёбы в университете я работал на Челябинском машиностроительном заводе автоприцепов. А потом пришёл на оборонку. Всё очень отличается: оборудование другого класса, культура производства значительно выше. А ещё — особый порядок, устои. На предприятии оборонки всё очень чётко, по правилам, по законам. В самом хорошем смысле, конечно. Плюс высокая квалификация и компетентность рабочих и руководства. Это быстро начинаешь ощущать.

-Чувствуется ли на Приборостроительном заводе дух советской оборонки?
-А как же! Мне бы хотелось, чтобы этот дух был как можно дольше законсервирован, хотя бы частично. Я понимаю: мы развиваемся, люди меняются, но принципы остаются прежними. Принципы очень простые. В памятке руководителя Росатома есть такой пункт: «Принятые решения — закон. Умри, но сделай». Сделай, и никакие причины для оправдания в расчёт не принимаются. Мы строим график работы так, чтобы авралов не было. Но случаются разные ситуации. Например, заказ нужно выполнить завтра. Хоть убей, но завтра, ни днём позже. Это же военное производство! И тогда я знаю, что люди задержатся на работе столько, сколько надо. И ночь проведут в цехах, если потребуется. И такое было. Когда-то была такая комсомольская песня: «Раньше думай о Родине, а потом — о себе» — вот точно про нас. Ответственность за людей, за производство — в крови, ты с этим живёшь, дышишь и каждый день стремишься приумножить результат работы. Мне повезло, работа — любимое дело.

-Нам, людям со стороны, кажется, что на предприятиях оборонки работают только одарённые, тщательно отобранные люди.
-Это где же столько одарённых людей взять? Было бы просто получать уже готовых специалистов. Но чаще нам самим приходится этих специалистов готовить. В нашей стране как-то возникла проблема: не хватало людей с рабочими и техническими специальностями. Вузы выпускали юристов, менеджеров и дизайнеров, но куда их девать? И мы столкнулись с дефицитом кадров: в округе предприятия выбрали всех имеющихся на тот момент специалистов, слесарей, токарей, фрезеровщиков, операторов станков с программным управлением и так далее. Пришлось искать кадры в Юрюзани, Катав‑Ивановске, Симе, Сатке, Златоусте, Усть-Катаве, Челябинске. И не все были специалисты, брали на работу даже тех, кто станка никогда не видел. Создали учебный участок и там обучали персонал. Знаете, кто у нас возле станков стоял? Люди, пришедшие на производство совершенно из других сфер деятельности. И ничего, освоились. И сегодня это высококвалифицированные рабочие, которые показывают лучшие результаты.
Коллектив у нас отличный, я верю в каждого из своих сотрудников. Сегодня Приборостроительный завод уделяет огромное внимание развитию персонала и повышению квалификации сотрудников. На ФГУП «ПСЗ» имеется свой «Центр компетенций», на базе которого проходят обучение не только сотрудники завода, но и отрасли.

Один из методов развития персонала — это участие в конкурсах профессионального мастерства, сегодня они проводятся по методикам WorldSkills. На базе механосборочного цеха, руководителем которого являюсь я, мы проводим заводские, дивизиональные соревнования по методикам WorldSkills. Работники нашего цеха и Приборостроительного завода являются лидерами в медальном зачёте на отраслевых и российских соревнованиях по методикам WorldSkills, а Росатом несколько лет подряд является победителем в медальном зачёте на чемпионатах сквозных рабочих профессий. Специалисты к нам на работу приезжают из разных университетов, а самой главной кузницей кадров является филиал НИЯУ МИФИ в городе Трехгорном. Сегодня на предприятии действует программа целевого обучения специалистов для Приборостроительного завода, принимаем на предприятие самых успешных, со средним баллом не ниже 4,3.

-Два раза — в 2008 и 2014 годах — вас признавали на заводе «Лучшим по профессии».
-Да. В первый раз, когда я работал заместителем начальника 20‑го цеха, а во второй, когда перешёл на спецпроизводство заместителем начальника. Каждый раз решение принимал коллектив, для меня это очень ценно.
Подозреваю, что на предприятии есть немало тайн. Но не эта: с 2012 года вы стоите в кадровом резерве Госкорпорации «Росатом» — «Таланты Росатома», а с 2017 года — «Достояние Росатома». Теоретически вам светят сразу две должности — заместителя Генерального директора по производству и Генерального директора.
Кадровая политика у нас открытая. На предприятии существуют планы преемственности на все руководящие должности. Существует отраслевая программа развития управленческого кадрового резерва Государственной корпорации по атомной энергии «Росатом». Без обучения и развития мы никуда не продвинемся, я ещё раз это заявляю. Поэтому, занимаясь саморазвитием, стараюсь побуждать к обучению большую часть своих руководителей. Надо учиться менеджменту, экономике, финансам и т. д. Благодаря постоянному получению новых знаний, совершенствованию имеющихся навыков наш коллектив превратился в единую команду профессионалов. А от успехов коллектива зависит и благополучие всего предприятия.

-Жаль, что имена талантливых специалистов вашего завода мы узнаём лишь лет через … надцать. А может быть, и не узнаём никогда. Из соображений высокой секретности. Вы, Владислав Владимирович, были за границей? Хотя бы в популярных турах — в Египте или Турции?
-Нет, и не жалею об этом. Я считаю, что наша страна обладает огромным потенциалом в направлении выбора мест отдыха. Да это не секрет, что есть законодательная база, которой мы строго придерживаемся, но это ни в коем случае не мешает разнообразить свой отдых. Да и предприятие этому способствует благодаря социальной политике предприятия. Жена Татьяна, кстати, у меня тоже работает на Приборостроительном заводе, контролёром шестого разряда. Отдыхаем на курортах Крыма или Краснодарского края. Завод имеет свой санаторий в Евпатории — «Рябинка». В этом году ездили на море с семьёй и с новыми силами опять на производство.

-А сыновей у вас…
-…трое — Тимофей, Дима, Максим. В этом году Максим поступил в ЮУрГУ на архитектурно-строительный факультет. Дима с отличием окончил четвёртый класс. Тимофею 4,5 года.

-Кто в основном занимается воспитанием детей?
-Конечно, вместе. Я придерживаюсь такой позиции, что каждый родитель вкладывает частичку себя, дополняет то, что не дал другой, и только при таком подходе к воспитанию наши дети будут такими, какими мы хотим их видеть.

-Владислав Владимирович, давно вы в депутатах?
-Пять лет. Мой папа, Владимир Павлович, в Аше был депутатом, кажется, всю жизнь. Так что можно сказать, что я потомственный депутат.

-Какие проблемы могут быть в запретке? В Советском Союзе закрытые города — это единственное место, где был построен коммунизм.
-Совершенно верно. Всё, что касается снабжения, в нашем городе было. Секции, кружки для детей — всё было бесплатно. Народ привык жить при коммунизме, конечно, тяжело отвыкать от хорошего. Но всё меняется, и мы совместно с администрацией города должны сделать всё возможное для комфортного проживания на территории ЗАТО горожан. Пытаемся добиться статуса территории опережающего социально-экономического развития. Документы на рассмотрении в правительстве области.

-Что это даст?
-Это даст некоторые налоговые послабления, которые позволят создать хорошие стартовые условия для малого бизнеса.

-За что вы отвечаете в депутатском корпусе?
-Возглавляю комиссию по законности и местному само-управлению, заместитель комиссии по бюджету и финансам. Сейчас если говорят: «Можно по личному?», это значит, что вопрос депутатский. Отвечаю, что можно — в любое время.

-Не тяжело жить, как говорится, за колючкой? Не давит?
Вовсе нет. Наоборот, чувствуешь себя в безопасности, ты всегда спокоен за детей и близких, преступность на очень низком уровне. На территории города всегда проходят различные мероприятия, и гости столицы к нам с концертами приезжают, жизнь у нас кипит. Мы вот с женой в этом году купили десять соток земли и запланировали строительство. Значит, окончательно пустили корни.