Принято считать, будто человек в самых решающих, критических ситуациях за одно мгновение проживает всю свою жизнь, когда, словно в быстроменяющемся калейдоскопе, перед ним предстают яркие картины и образы из далёкого и близкого прошлого. Возможно, в тот страшный момент Вере и пришлось бы испытать все эти ощущения в полной мере. Если бы. Если бы она смотрела в тёмную пропасть уходящего осеннего дня, изредка разрываемую фарами встречных машин. Если бы успела почувствовать, как вдруг резко в сторону уходит её новенькая «Мицубиси», как беспомощно и безжалостно переворачивается она, падая в кювет, как молниеносно земля и небо теряют свои привычные места. 

Но ничего этого Вера не видела, не чувствовала, не ощущала. Последнее, что она запомнила перед тем, как уснуть, Сашины глаза, его улыбка, ласковое: «Поспи немного» и его руки, крепко державшие руль. Ей было тепло, уютно, казалось, их счастью не будет конца. Если бы она знала тогда, что проснётся уже совсем в другой жизни.

7 октября 2000 года. Это была суббота. Директор коммерческого банка «Ураллига» Вера Семёнова вместе с Александром Беляевым, директором страховой компании «Траст», возвращались из Екатеринбурга. Они были не только коллегами и единомышленниками, они были мужем и женой, хотя открыто, в полный голос, им так и не удалось заявить об этом. Может быть, эта формальная сторона в то время не казалась для них такой уж и важной. Они целиком были поглощены общим делом, грандиозными планами и своим чувством, таким трепетным и нежным, таким бурным и всепоглощающим. Вера и Александр были счастливы и уверены, что жизнь только начинается, ведь они наконец-то смогли найти друг друга.

В Екатеринбург вместе с ними поехала Инна Безносова, заместитель Веры по работе и подруга по жизни. Водить автомобили – хобби Веры, она обожала прокатиться с ветерком. «Мицубиси-Галант» должна была стать её любимицей. Она даже номер для неё подобрала свой и его – Сашин – счастливый. 13-й. 

Да, да, не удивляйтесь. Эта нехорошая цифра до сих пор приносила ей только удачу. Во-первых, Вера родилась 13 числа. И потом, по жизни оно всё время неотступно сопровождало её в номере рейсов, отелей, в других ситуациях. Она покупает дом за городом и как всегда попадает на любимый 13-й номер. Поэтому никто не удивился, не отговаривал ее, узнав, что новой машине Вера специально дала такой неудачный, с общей точки зрения, номер. 

 Вера хотела сесть за руль сама, но Саша, тоже любитель авто, отговорил её. Мол, автомобиль новый, надо попробовать самому. Возвращались вечером, в сумерках. Хотелось скорее домой, Саша планировал ещё повидаться с дочкой. Уже потом, спустя много дней, Вере расскажут, что произошло после того, как они вместе с Инной, не ведая беды, заснули в машине. Получилось так, что Саша не заметил знака сужения дороги и, очевидно, через мгновение, поняв это, ослеплённый фарами встречных машин, резко свернул влево, и на огромной скорости машина, переворачиваясь, полетела в кювет.

Александр Беляев погиб сразу же. Вызванная ГАИ «скорая» уже ничем не могла ему помочь. Инна Безносова, сидевшая на заднем сиденье, вскоре пришла в сознание. А вот Веру в тяжелейшем состоянии доставили в Каслинскую городскую больницу. Она каким-то неведомым образом выпала из закрытой машины и осталась лежать на дороге. Более того, автомобили, мчавшиеся на огромной скорости по ночной трассе, не задели её и без того растерзанное тело. Эксперты утверждали, что если бы Вера не выпала из машины, она, скорее всего, разделила бы участь своего любимого. 

Сколько потом она ни пыталась, никак не могла понять, какая сила выбросила её из автомобиля, стремительно летящего навстречу смерти. Разве мог спящий человек сам открыть дверь. А что… если?.. Задолго до этой трагической аварии Вера попала в неприятное дорожное происшествие. Поздно вечером она возвращалась с работы в свой загородный дом. Промозглый ноябрь, дорога покрыта коркой льда, перед глазами вьётся снежная поземка. Надо обладать завидным бесстрашием, чтобы на летней резине вести BMW в такую погоду. Но как раз таким завидным бесстрашием и обладает по жизни Вера Семёнова. Это сможет подтвердить каждый, кто знает её. 

Заезжая на мост, Вера вдруг почувствовала, что не может справиться с машиной, которая с каждым метром становится все более неуправляемой. «Господи, помоги!» – молила она Бога, скатываясь с моста куда-то в сторону. Не думая, не анализируя ситуацию, она открывает дверь и на полном ходу выпрыгивает из машины. Тогда, к счастью, все обошлось благополучно.

 Сколько раз она вновь и вновь возвращалась мыслями в тот страшный день! Может быть, и теперь она инстинктивно, повинуясь чувству самосохранения, сама не ведая того, открыла дверь. ««А может быть, это Саша помог мне? Господи! Дай силы не сойти с ума от одиночества, тоски и неизвестности!»

Компрессионный перелом позвоночника, сильнейшее сотрясение мозга, перелом ребер – результат той аварии.

Искалеченную, захлёбывающуюся кровью, без сознания её доставили в Каслинскую больницу.

Сразу стало ясно, что такого пациента надо везти в Челябинск. Но вот вопрос – доедет ли она живой до областного центра, врачи не могли дать стопроцентную гарантию. И разрешили перевозку только под письменное согласие родственников большой семьи Веры Семеновой – мамы Зои Степановны, старшего брата и трёх её сестер.

Вера осталась жива. Разве она могла умереть после того, что случилось? Но пришла в сознание она в Челябинской городской клинической больнице №1 только на десятый день после трагедии.

Первый её вопрос: «Что с Сашей?» «Он в коме, в тяжёлом состоянии», – был ответ. Врачи порекомендовали родным и знакомым Веры пока не говорить о гибели любимого человека. Она была ещё слишком слаба. Поразительно, но она ни минуты не сомневалась в том, что он действительно жив, и просто не могла представить свою жизнь без него. Это равносильно было тому, чтобы поверить в свою смерть.

– Я совершенно точно знала в то время, что стоит мне оказаться рядом с ним, как он сразу очнётся, придет в себя и начнёт поправляться, – до сих пор Вера не может говорить об этом без слёз. Обычно ровный, убедительный голос дрожит и срывается.– Целых два месяца я думала о нём как о живом.Старалась быстрее встать на ноги, чтобы прийти к нему. И потом вдруг сразу, в один миг всё стало бессмысленным и ненужным.

Никто из родственников и близких знакомых не решился сообщить ей страшную весть. Но время шло, это надо было делать! Опытный психолог долго обдумывал, просчитывал менее травматичные варианты подхода к опасной теме. Сейчас Вера не помнит, какими словами донёс он до неё известие о гибели Саши. Она почувствовала, что летит в бездну как в тот злополучный вечер, но уже теперь не может и не хочет спасаться из разбивающейся машины. Будто вновь случилась та катастрофа. И на сей раз погибла она сама.

 …Они мечтали построить своё собственное здание, солидное и представительное, где разместился бы коммерческий банк «Ураллига», которым руководила Вера Семёнова, и страховая компания «Траст», детище Александра Беляева. Эта мечта вот-вот должна была осуществиться. Уже была готова проектная документация, чертежи и макеты говорили о масштабности и серьёзности задуманного. Но они ни минуты не сомневались в том, что смогут осилить такую огромную работу. Вдвоём им всё было по плечу. Молодые, грамотные, амбициозные, они готовы были свернуть горы.

 Теперь она осталась одна, больная, на долгие месяцы прикованная к кровати, практически парализованная, с одной мыслью в голове: «хочу туда, к нему». Вера никак не могла смириться с тем, что никогда не сможет больше поговорить с Сашей, посоветоваться с ним. Всё это было настолько мучительно и невыносимо, что она, образованная, прагматичная женщина, руководитель банка, решается пригласить спирита. Кто не пережил горя, отчаяния и безысходности, вряд ли сможет понять её.

 – Мне помогло. В какой-то момент я вдруг ощутила Сашино присутствие. Будто бы он рассказывал мне о той своей жизни, что там хорошо и даже звал меня к себе, – вспоминает сейчас Вера.

Неизвестно, чем бы это всё закончилось, если бы не её сильный характер и огромное, безотчетное желание жить. В памяти всплыл эпизод из юности, когда от тяжелой неизлечимой болезни умерла Верина одноклассница. Навсегда девочка запомнила мёртвое лицо подруги, окружённое облаком воздушной фаты (почему-то было принято хоронить девушек как невест, в свадебном убранстве). Тогда Веру поразило неестественное сочетание красоты и смерти. Всё в ней противилось этому, кричало: «Так не должно быть! Нельзя умирать, когда ты молод и полон сил!»

Надо сказать, что неоценимую поддержку в то тяжёлое время оказали ей близкие люди, родст-венники, друзья, знакомые.

Многих она знала только как клиентов своего банка, но, оказалось, что в горе, обрушившемся на неё, они перешагнули эту «деловую» черту и стали настоящими друзьями, протянув руку помощи, поддержки. 

Навещал Веру и священник Отец Дмитрий, настоятель Храма «Утоли мои печали». Так получилось, что «Ураллига» оказался единственным в Челябинске банком, помогавшим этой церкви материально. Отец Дмитрий не одобрил её обращений к спиритизму: «Нельзя тревожить душу усопшего».

– Я и сама интуитивно понимала, что делаю что-то не то, не так, но была растеряна, раздавлена в прямом и переносном смысле этого слова. Представьте себе, потерять близкого человека и самой оказаться в больнице, прикованной к кровати. И всё это после такой бурной, наполненной жизни. Что делать с огромным морем незавершённых, только-только начатых или пока запланированных дел?!

 Ответ на этот великий русский вопрос: «Что делать?» пришёл к Вере сам собой, впрочем, как и раньше в других трудных, казалось бы, неразрешимых ситуациях: «Что делать? А разве ты сама не знаешь, что делать!? Надо делать!» И она начала работать. Сначала на больничной койке, потом дома, прикованная к кровати, начала строить здание их с Сашей мечты – финансового супермаркета. Она гнала от себя ставшие теперь невыносимо трогательными воспоминания о тех днях, когда они обсуждали друг с другом, подходит ли это «торговое» определение для их крупного финансового проекта. Сейчас дело было уже не в названии, а в том, сможет ли хрупкая женщина, истерзанная физическими и душевными травмами, свернуть такую махину. Даже близкие друзья, знавшие упрямый, сильный Верин характер, с опаской строили прогнозы на этот счёт.

А она будто обрела второе дыхание. Старалась не прислушиваться к осторожным разговорам врачей, сможет ли она подняться с кровати вообще, будет ли ходить в принципе. Она-то сама знала – несомненно встанет и пойдёт, и даже побежит по привычному для себя кругу. 

Вера должна была построить это здание, которое будет осязаемым продолжением его жизни. Они мечтали о ребёнке. Получилось так, что не получилось. С уходом Саши мысли об этом становились ещё больнее. Но она «забивала» боль работой. К ней домой, лежащей в корсете, привозили на утверждение образцы материалов, строительных и отделочных. Она звонила, выясняла отношения со строителями. Неоценимую помощь оказали ей друзья. А финансовые вопросы строительства она обсуждала и обдумывала вместе со своей подругой Инной Безносовой.

Более того, как раз в это время, Вера Семёнова начинает и другие новые дела. Один из клиентов, приехавших навестить её, обмолвился невзначай, что сегодня на финансовом рынке очень нужны лизинговые услуги. Он ушёл, а мысль эта у Веры осталась. Она тут же начала разыскивать людей, консультироваться, обдумывать своё новое детище – «Траст-лизинг». И у неё все получалось. Поднимались этажи нового здания, поднималась она сама. Начала вставать, а потом и заново ходить. 

 И вот, чуть больше года после аварии, в центре города вырастает новое суперсовременное здание куда 14 февраля 2002 года переезжают, коммерческий банк «Ураллига», страховая компания «Траст», компания «Траст-лизинг». Накануне открытия этого центра, 13 января 2002 года, в день своего рождения, Вера Семёнова поднималась по гранитным ступеням этого прекрасного нового дома и вспоминала, как работала в банке, что ютился в небольшом помещении цокольного этажа обычной пятиэтажки.

Кто теперь в это поверит! Кто поверит, что такое здание создано благодаря усилиям этой хрупкой, изящной, молодой женщины, измученной горем и вдохновленной своей неугасающей любовью.