В жизни каждой женщины всегда есть главное событие, встреча, определяющая ее дальнейшую судьбу. У одной она происходит раньше, у другой позже, но каждая ждет этой минуты и чувствует ее приближение. Была такая встреча и в жизни Любови Филипповны Рыльских.

…Случилось это в 1973 году. Люба работала официанткой в ресторане «Восток», имела однокомнатную кооперативную квартиру и, вобщем, была довольна собой, своей профессией и вообще жизнью. Но наступил день, который все изменил. Люба как обычно работала взале, когда вресторан зашла компания посетителей. По- чему-то она сразу обратила на них внимание. Точнее, на одного. Он чем-то неуловимо выделялся из остальных, был подтянут, хорошо одет. Она до сих пор помнит модные тогда брюки-клеш, удлиненный пиджак, футболку с воротничком. Она стала их обслуживать, а парень сразу начал ей в этом активно помогать: расставлял тарелки и приборы, напоминал, что нужно принести, вносил уточнения в меню, причем, с первых же минут стал называть ее по имени, как будто они были давно знакомы. В течение вечера Люба подходила к ним еще несколько раз, чтобы поменять приборы, принести горячее, и все посматривала на того парня, в футболочке. Потом подошла к другу Виталия, Сергею Порошину, и , указывая на незнакомца, спросила: «Кто это?» «Что, понравился?», – вопросом на вопрос ответил тот. Люба промолчала.

На следующий день она отдыхала, а через день вышла на работу. И почему-то все время думала о том парне в футболке и клешах. Подняла глаза, а он стоит в дверях с букетом цветов. Сердце дрогнуло, – ей давно не дарили цветов. Но Люба и бровью не повела. Может, он совсем не ей цветы- то принес? Она дважды прошла с разносом мимо парня. Наконец, он назвал ее по имени:
– Люба!
Она обернулась в его сторону, поздоровалась.
– Это вам! – Он протянул букет. – За то , что вы нас в прошлый раз так хорошо обслужили.
Он был с приятелем, они пришли поужинать. Прощаясь, спросил:
– Можно, я завтра еще приду?
В следующую встречу он вызвал Любу на балкон и пригласил в кино. Она поняла, что всерьез нравится Виталию, и впервые подумала о том, что зарождающиеся отношения могут повлиять на ее жизнь, сложившийся порядок вещей. Она посмотрела на него внимательным взглядом:
– Тебе сколько лет? Двадцать два? А мне тридцать семь, и у меня ребенок!

Виталия это не отпугнуло. У них завязался красивый роман. Рыльских покупал шампанское и апельсины, которые в ту пору были в дефиците, приглашал вкинотеатр «Кировец», в Парк им Гагарина, катал на такси. Познакомил со своей сестрой Валей, с которой они вместе жили в маленькой двухкомнатной квартирке на улице Ферросплавной. Отноше- ния продолжались полгода. А потом прозвучали слова, которых Люба и ждала, и боялась: «Я хочу, чтобы ты стала моей женой»…

Смятение чувств нашей героини объяснялось тем, что свою единственную настоящую любовь она встретила, будучи несвободной. В пору, когда она познакомилась с Виталием, у нее был муж, с которым они жили не то , чтобы совсем плохо, но и не сказать, чтобы хорошо. Работая в ресторане, Люба получала неплохие по тем временам деньги, супруг комплексовал, устраивал ей сцены ревности, потом стал попивать. Роман с Виталием был праздником на фоне вечных семейных дрязг. И тем не менее, когда про- звучали слова озамужестве, Люба не бросилась назов любви, очертя голову. Она была старше и уже в силу этого чувствовала себя ответственной за их общую судьбу, бесконечно сомневалась, стоит ли начинать все заново. Виталий убеждал ее, говорил, что все обдумал. И она решилась…

– Когда муж уехал в деревню, я приготовила личные вещи, диван для 12-летней Наташи и переехала к Виталию на Ферросплавную, – вспоминает Любовь Филипповна.– Они с Валей встретили меня тепло, купили шампанского, накрыли стол. Вот так отметили мы мое прибытие и стали все вместе жить. Комнатка у нас с Виталием была крошечная, там стояли диван, небольшой шкаф, стол и стул. Второй купили уже после моего переезда. Но жили мы настолько счастливо, что первое время мне все это представлялось сном. Мне казалось, что если бы я была более миниатюрной, Виталий в буквальном смысле слова носил бы меня на руках.

– Выйдя замуж, вы не оставили работу?
– Я и не помышляла об этом,– жизнь была трудной, и моя зарплата была нелишней в семье. Ктому же к работе я была привычной. Свой тру- довой путь начала в 14 лет курьером на тракторном. Окончив училище, стала работать контролером 5 разря- да там же, на ЧТЗ, была на хорошем счету, даже оставалась за мастера. А потом подружка сманила меня в об- щепит. После официантки я работала метрдотелем, торговала пивом, затем перешла на фабрику-кухню, не боялась никакой работы. А в 1991-м заработала себе пенсию и , как говорится, вышла на заслуженный отдых.

– Как складывались отношения Виталия Павловича и вашей дочери Наташи?
– Знаете, я сама росла с отчимом, и он смог заменить мне погибшего на фронте отца. Иногда мне даже казалось, что он любит меня больше родных детей. Например, он говорил, что пальто надо купить сначала Любе, а младшая сестренка Галя еще маленькая, подождет. Таким же хорошим отцом для Наташи стал и Виталий Павлович. Он следил за ее уроками, всегда интересовался, где она, контролировал, с кем дружит. В свою очередь я старалась освободить его от рутины домашних дел, чтобы он имел возможность закончить учебу в Челябинском филиале Московского финансово-экономического института, в который поступил. У нас все было построено на доверии друг другу, не было места ни размолвкам, ни ревности.

Постепенно жизнь стала налаживаться и в материальном плане. Мы переехали в новую 3-комнатную квартиру по улице Шуменской, оставив Валю на Ферросплавной, купили сад, машину и любили с ветерком прокатиться по живописным окрестностям. Однажды, залюбовавшись утопающей в зелени деревушкой, я сказала Виталию: «Я так хотела бы жить в своем доме, ни от кого не зависеть, И чтобы был сад с цветами..» Через какое-то время Виталий сообщил, что присмотрел дом на Смолино. «Так далеко?», – спросила я . – «Ничего не далеко, 20 минут от города». Приехали, осмотрели место, переночевали в доме, а на следующий день стали его сносить, чтобы строить на его месте новый. С тех пор так и живем за городом.

– Как распределяются обязанности в вашей семье?
– В финансовых делах все решает Виталий Павлович. Домашнее хозяйство веду я , и хоть меня не ограничивают в средствах, денег на ветер никогда не бросаю. И мужа к этому призываю, – иногда он не знает меры в тратах.

– Строительство храма в поселке Смолино, который удостоил своим посещением патриарх Алексий II, – ваше общее решение?
– Я не отношу себя к фанатично верующим людям и во всем привыкла полагаться на себя. Но Бог живет в душе каждого из нас, даже если мы обэтом не задумываемся. Каждый раз, провожая Виталия Павловича на работу, я говорю ему: «С Богом!»

То есть напутствую, направляю в помощники небесные силы. Поэтому, когда муж объявил мне о своем намерении строить в поселке храм, я его искренне поддержала. У нас немало людей, которые нигде не бывали, ничего не видели, и даже для того, что- бы посетить церковь и помолиться за своих близких, им приходилось ездить в Челябинск. Теперь они могут посещать храм, не выезжая за пределы поселка. А когда человек приходит в храм, в его душе обязательно поселяется надежда на лучшее. И потом, храм– это память о человеке, который его построил. Я так и сказала Виталию: надо оставить после себя что-нибудь, чтобы люди вспоминали нас добрым словом.

– Любовь Филипповна, чем заполнен ваш день?
– Я стараюсь регулярно посещать парикмахера, езжу по магазинам, чтобы обновить гардероб. Немало времени отнимает поиск подарков для близких, у нас ведь большая семья, и все на одной улице: сестра Виталия Павловича, Валентина Денисовна, дочь Наташа с мужем и детьми, внучка Лена, у которой уже тоже собственная дочка Любочка. Всего девять человек, почти каждый месяц у кого-то день рождения, юбилей, годовщина какого-нибудь события. Внуки много времени проводят у нас дома, так что скучать не прихо- дится. Если же выдается свободная минута, вяжу носочки родным вот из этой пушистой пряжи. Всех домашних одарила, Виталий Павлович с удовольствием на охоту их надевает, – и легкие, и теплые. Кроме того, на мне дом. Я делаю коммунальные платежи, закупаю продукты, варю варенье, солю капусту, сушу огородные травы. Дорогие и качественные вещи стираю иглажу собственно- ручно. Готовлю тоже сама. У нас с мужем традиция: вечером обязательно вместе ужинаем, поэтому я его всегда предупреждаю: если даже приглашен на презентацию, ничего не ешь, ужинать будем дома.

– Есть ли у вас фирменное блюдо?
– Виталий Павлович очень любит картошку и говорит, что лучше меня ее никто не готовит.

– Поделитесь рецептом.
– Картошку режу брусочками и выкладываю на сковороду с разогретым сливочным маслом. Закрываю крышкой, а минут через пять добавляю 5-6 мелко порезанных луковиц и снова закрываю крышкой. Солю специальной солью, которую перемешиваю с укропом и петрушкой, сорванными на огороде.

– Вы всю жизнь проработали в системе общепита. Нравятся ли вам современные рестораны?
– Конечно. Они стали интереснее, ярче, чем были в пору нашей молодости. Хотя кое-что я бы взяла из прошлого: например, мне не нравится, что сейчас нужно заказывать хлеб, а если ты забыл это сделать, то тебе его и не принесут. Не понимаю, почему коньяк надо подавать в огромных бокалах. Мы наливали его в специальные крошечные рюмочки, хрустальные или мельхиоровые, обычно это была самая красивая посуда в ресторане. Ну, и конечно, продукты были другие. Картошку жарили на листе в жарочном шкафу, а не разогревали в микроволновке, как сейчас, а когда я несла посетителю порезанные огурчики, их запах был слышен в самом дальнем конце зала… Впрочем, у современных рестораторов тоже немало преимуществ, о которых мы не могли и мечтать. А самое главное– предприятия общепита становятся интересными местами отдыха, которые посещают семьями. Виталий Павлович тоже не любит приходить в ресторан один и всегда берет с собой меня. Мы всегда и везде вместе. Я со- провождала его и во время недавней поездки в Москву, когда ему вручали награду благотворителя – орден «Рубиновый крест». Обстановка была почти домашней и в то же время волнующей: рядом известные артисты кино и эстрады, телеведущие…

– Есть ли у вас секрет семейного счастья?
– За 34 года, которые мы вместе, мы научились уважать привычки друг друга. Я никогда не позволю себе лезть вдела Виталия Павловича, поправлять его или что-либо ему советовать. Я помогаю по-другому: обеспечиваю уют в доме, готовлю его любимые блюда, подберу галстук к рубашке, повяжу теплый шарф, если на дворе непогода. Муж платит мне взаимностью: задерживаясь, обязательно предупреждает, чтобы я не волновалась, и даже на охоту уезжает только надень. Вечером неизменно возвращается домой.

– У Виталия Павловича отдушина – охота, а у вас что?
– Мой сад-огород. Я его очень люблю. У меня растут виктория, зем- ляника, малина, огурцы, помидоры, перцы, а, кроме того, туи, голубые ели и 300 кустов роз. Летом красиво, как в раю. Все именно так, как я представляла себе во время наших автомобильных прогулок по окрестностям Челябинска, как грезилось в моих первых мечтах о любви. Все оправдалось, сбылось, осуществилось…

– У вас всегда все в жизни сбывается?
– Наверное, да. Единственное, что мне не удалось– научиться водить машину. Хотя я неоднократно пыталась это делать. Интересно, что и дочь Наташа, в конце концов, оставила эти попытки. «Нет, – говорит, – мама, это не мое». Есть, видимо, невидимая грань, которая отмеряет предел наших сил, возможностей и талантов. И , конечно, судьбу…