Дмитрий Воронков

Здесь будет город-сад

БИЗНЕС: главный герой

Текст: Лана Литвер
Фото: Родион Платонов, предоставлено компанией «Сады России»

Генеральный директор научно-производственного объединения «Сады России» знает, как за год превратить Челябинск в красивый, зелёный, ухоженный город с яблоневыми и абрикосовыми садами.

-Дмитрий, ваша компания знаменита семенами и саженцами на всю Россию. Но… разве вы занимаетесь городским благоустройством?
-Когда имеешь отношение к зелёной отрасли, то так или иначе обращаешь внимание на всё, что происходит вокруг. Я приехал в город два года назад. В вопросах благоустройства и озеленения дела в Челябинске обстоят, прямо скажем, печально. И я подумал: уж если я имею отношение ко всему, что растёт, то, наверное, могу изменить ситуацию к лучшему. По крайней мере, я должен попробовать. Привлёк к работе юристов, дендрологов, начал изучать законодательную базу и обнаружил, к сожалению, очень неприятный казус. Точнее, несколько очень неприятных казусов. И самый страшный состоит даже не в недостаточном финансировании озеленительных мероприятий (районам требуется в четыре-пять раз больше денег на эти работы), а в том, что в контрактах на работы по обрезке деревьев не предусмотрена ответственность. И так как исполнителям гораздо дешевле не соблюдать правила обрезки — и они делают это абсолютно безнаказанно — деревья просто убиваются.

-Постойте-постойте. То есть вот эти уродливые обрубки, которые горожане наблюдают каждой осенью-весной, — это результат неправильной обрезки? А нам говорят, что так для деревьев хорошо и полезно.
-Какой бред говорят. Вы знаете, очень часто в городе сталкиваюсь с тем, что люди, не разбирающиеся в конкретных вопросах, но сумевшие за счёт горячих тем поднять свой авторитет у граждан («Смотрите, я не боюсь говорить о проблемах города! Подайте на пропитание, а то на новую машину за 15 миллионов не хватает!»), начинают нести такую ахинею с большим апломбом, что страшно.

-Приведите, пример, пожалуйста.
-Легко. Один блогер упорно всем рассказывает, как надо писать жалобные обращения по поводу установленных палаток и так далее. Сам-то, что же не пишешь-то? Ну возьми напиши, доведи работу до конца, займись сносом всех палаток, реши вопрос координатно для всего города, что мешает? Не делает…. Пусть другие делают. Или начинает говорить о том, что побелка деревьев — это глупо и незаконно! Что её ввели во время войны для того, чтобы техника в ночное время лучше ориентировалась, а потом это стало модным, и оставили просто чтобы было. Так и хочется процитировать: «Иван Васильевич, вы когда говорите, такое впечатление, что вы бредите»… Не владеешь вопросом, так хоть ума бы хватило поговорить с теми, кто всю жизнь отдал защите деревьев и уходу за ними. Благо, в Челябинске есть такие специалисты. Нет же. Он уже всё знает и всё понимает лучше всех, а потому имеет право указывать, что нужно, а что нет.

-Зачем нужна побелка?
-Банальная защита деревьев в зимнее время от морозобоя, образования трещин в коре и зимовки в трещинах паразитов, в весеннее время года это защита от выгорания ствола и от некоторого вида насекомых. Все просто. А в Европе давно уже перешли на химреагент. Просто он гораздо дороже любой краски и требует специально обученных людей и оборудования, что ведёт к удорожанию обслуживания города. И самое страшное, когда к таким вот людям начинают реально прислушиваться. Их начинают куда-то приглашать. Они становятся кумирами молодёжи. Их начинает слушать власть…. Как вы думаете, что может сделать такой «советник»? Да просто всё. Насоветовать. А вот разгребать последствия за ним будет сам город. Те самые администрации. И люди не вспомнят, что причиной гибели деревьев стал гневный окрик модного блогера «Белить деревья глупо». Люди будут ругать власть за то, что деревья погибли.

-Но обрезка деревьев — это же варварство?
-Да, здесь горожане, конечно, правы. Возьмём Закон Челябинска от 2004 года «О правилах ухода за зелёными насаждениями». В нём чётко и ясно прописано, как почему и зачем это надо делать. Закон хороший. Но… ответственность в рамках контракта почему-то отсутствует. И компания-подрядчик, которая производит обрезку, выполняет работу как бог на душу положит, ничем не отвечая за свои действия. К сожалению, в комитете градостроительства и архитектуры нет грамотных дендрологов и специалистов, которые могли бы подсказать администрации, что так нельзя, так не делается. Именно поэтому мы сейчас наблюдаем, как тендеры на эти работы падают в цене на сорок-пятьдесят процентов.

-Почему?
-Потому что если мы делаем работу так, как требуется по закону, это будет стоить сто рублей. А если так, как хотят эти компании — десять рублей. Вот и вся разница.

-Как вы собирали информацию о состоянии растительности в Челябинске?
-Мои сотрудники за два месяца обошли, посчитали, оценили возраст и состояние, словом, вручную собрали данные по деревьям в 49 парках и скверах города. Есть такое понятие «подеревная съёмка»: каждое дерево измеряется, условно взвешивается, оценивается его состояние, наносится на карту. Всего нами описано около трехсот гектаров.

-Можно это выразить в количестве деревьев?
-Приблизительно 15 тысяч деревьев, но это только в скверах.

-К каким выводам вы пришли?
-На основе полученных нами данных я могу говорить, что 85 процентов деревьев в городе мертвы. В ближайшие несколько лет они просто перестанут существовать. Либо от них останутся такие же обрубки.

-Это происходит в результате безобразной обрезки?
-Есть и другие факторы. Первый из них — экология. Второй — в результате городских преобразований деревья были вырублены, а новые не посажены. Третье — в городе растут деревья, которые не рекомендуются для использования в городской черте, например клён ясенелистный, который ведёт себя очень агрессивно по отношению к другим насаждениям. Плюс отвратительный уход. Плюс реагенты, которые убивают почву. Помните, как зимой, когда город был завален снегом, люди возмущались? А по мне — так лучше. Да, есть проблемы со снегом, трудно проехать, но почва остаётся живой, и по весне всё расцветёт.

-Вы исследовали 300 гектаров. Зачем?
-300 гектаров — это центр города. По сути, это территория ШОС, мы пока сосредоточились на этом участке. Весь город занимает 50 тысяч гектаров. Я проделал эту работу, чтобы понять, в какую сумму Челябинску обойдётся привести себя хоть в более-менее божеский вид.

-И какова же сумма?
-Давайте посчитаем вместе. Замена одного крупномерного дерева — от 75 до 400 тысяч рублей. За эти деньги можно привезти и посадить дерево высотой от пяти до десяти метров. 13 тысяч деревьев (это только скверы и парки) умножаем на 200 тысяч рублей — получаем два с половиной миллиарда рублей. Всё равно городу придётся найти деньги, чтобы заменить 85 процентов деревьев, они же упадут. Для сравнения: в Казани на благоустройство и оперативную замену деревьев только на центр города выделено восемь миллиардов рублей. Если мы говорим о том, что нам нужно делать качественное благоустройство, то это приблизительно те же деньги.

-Результаты вашей работы известны официальным лицам?
-Да, я довожу свои расчёты до сведения ответственных лиц. Как они сочтут нужным использовать эту информацию — не моя компетенция. Я считаю, что свою часть работы выполняю и помогаю городу в вопросах благоус-
тройства. И знаете, я не сторонник критиковать власть в этом вопросе. Власть ограничена определёнными правилами. Чиновники, может быть, хотят сделать правильно и красиво, но упираются в несовершенное законодательство и не могут прыгнуть выше оси. Банальный пример: город не имеет документов, необходимых для работ по благоустройству. Нет геодезической подосновы — обязательного документа для планировки насаждений и строительства объектов с учётом подземных коммуникаций. Точнее, документ есть, но он такой исторической давности, что сведения в нём давно устарели. Первым делом, я считаю, надо выделить деньги на создание геодезической подосновы. А по-хорошему, нужна цифровая карта города. Это позволит комитету градостроительства и архитектуры видеть ситуацию объёмно, целостно и решать проблемы гораздо оперативней, чем сейчас.

-Что такое цифровая карта города?
-Представьте, что все объекты переведены в 3D-модель, высчитаны до сантиметра, модель привязана к подоснове с коммуникациями. Это даст архитекторам, проектировщикам и озеленителям возможность возвести работу на совершенно другой уровень. А заодно взгреть всех желающих распилить деньги: нельзя будет выкинуть из объёма работ тома, которые кому-то там неудобны. В частности, ту часть, которая касается озеленения и благоустройства в целом, — именно она сейчас игнорируется, и последствия этого грубого игнорирования мы и наблюдаем в городе.

-В каком-нибудь городе России такая цифровая карта работает?
-В Казани. В Москве. Больше, пожалуй, и не назову примеров. В Европе, думаю, такая есть в каждом городе. В Мюнхене эта 3D-карта вбита прямо в навигатор. Качественно, грамотно, красиво и не космически дорого по масштабам города.

-Дмитрий, с чего, на ваш взгляд, надо начать, чтобы переломить ситуацию с озеленением?
-Должна включиться нормальная административная сила. Начать надо с того, что прямым приказом губернатора жёстко прописать ответственность за некачественную и непрофессиональную обработку и уход за насаждениями. Эта мера уже позволит сберечь тот остаток деревьев, который есть.

-Не могу не спросить, как вы видите участие компании «Сады России» в озеленении и благоустройстве Челябинска.
-Речь не столько о «Садах России», сколько об Ассоциации производителей посадочного материала России, заместителем председателя которой я являюсь. В эту ассоциацию входят ведущие компании и питомники страны, и я имею возможность поставлять городу качественный посадочный материал с гарантией, что если что-то не приживётся, то это будет пересажено. Правда, тут есть один серьёзный и пока неразрешимый вопрос: мы упираемся в пресловутый 44‑й ФЗ «О тендерах». Город вынужден соглашаться на более низкое качество материала, потому что по закону должен выбирать наименьшую цену. Но я точно знаю, что, к сожалению, с деревьями так нельзя: самая низкая цена дерева — это самое низкое качество. А я тут недавно видел очень интересный документ: одному из поставщиков выставили претензию, что материал не выжил, и он написал прекрасное объяснение, мол, там заборчика у вас нет, собачки ходят, вот из-за них деревья и погибли.

-Вы серьёзно?
-Да. Это официальный документ. Идёт какая-то дурацкая игра в деньги, на которую город не может никак повлиять. И тут вопрос, с кем ты работаешь: с нормальной компанией, которая берёт и меняет материал, понимая, что тот оказался некачественным, или работаешь с тем, кто поставил непонятно что, а потом сказал, что во всём виноваты собачки. Я пока не знаю выхода из ситуации. Надо менять 44‑й федеральный закон, в этом я уверен. Хотя бы в части озеленения и благоустройства.

-Это долгая история?
-Конечно. Но мы будем в этом направлении работать. Как Ассоциация производителей посадочного материала мы можем выходить с инициативами в комитеты Государственной Думы. Всё равно оставлять ситуацию в том виде, как сейчас, нельзя.

-Если оставить всё, как есть, — каков ваш прогноз?
-Через два-три года Челябинск станет пустым, голым и неприглядным.

-Вы предполагали такие выводы, когда приступали к работе?
-Нет, не предполагал. Я, конечно, понимал, что в городе не очень всё хорошо с озеленением, но не настолько.

-А можно обойтись какими-то временными, экономными решениями? Например, не деревья сажать, а кустарники?
-Город должен дышать. Для того чтобы город дышал, ему помимо газонов и кустарников обязательно нужны крупномерные деревья. Есть ещё советские СНИПы на этот счёт, их никто не отменял. Скажем, в зависимости от типа предприятия: площадь озеленения должна составлять от 25 процентов, если лёгкая промышленность, до 60 процентов, если речь о металлургии и других тяжёлых производствах. Очень существенный момент, который влияет на экологию города, — наличие в черте города сортировочной станции РЖД. Когда шесть маневровых тепловозов начинают работать, а они работают на тяжёлом топливе, весь выхлоп ложится на город. Все выбросы оседают в лёгких граждан, на газонах, на деревьях, и… и мы всем этим дышим. Эти же вещества ложатся на почву. На ней уже ничего не вырастет.

-В таких тяжёлых условиях погибнут все ваши чудесные саженцы.
-Почему же? Есть растения, которые достаточно хорошо переживают вредное воздействие среды. Дубы спокойно всё это выдерживают, они растут в парке Терешковой, на Воровского… Ели прекрасно живут — посмотрите у Публичной библиотеки какие стоят. Сирень, яблоневые сады прекрасно себя чувствуют даже в таких неблагоприятных условиях.

-Вы представляете себе яблоневые сады вокруг железнодорожной сортировочной станции?
-Легко! А в чём проблема? У нас и абрикос живёт, и вишня. У нас есть проект парка Терешковой, который мы хотим укутать в сирень. Я бы многое в городе поменял. У нас есть своё видение набережной Миасса. Но, к сожалению, район решил, что лучше знает, что ему делать с этим ужасом.

-Есть город, пример которого вас вдохновляет?
-Да, но только за границей. Амстердам. Мюнхен. Дюссельдорф. Но Европа — совершенно другая история. В России я бы назвал в качестве вдохновляющего примера Казань. Я сам видел, как преобразился город, там всё действительно круто сделано. Была дана команда, выделены деньги и — главное — осуществлён очень жёсткий контроль за исполнителями. В Москве — Парк Горького сделан очень красиво, очень грамотно и качественно. В Челябинске ситуация потяжелее, но она обусловлена вполне объективными вещами. Мы хотим сейчас привлечь к работе молодёжь — ребят, которые здесь учатся. У них свой взгляд на вещи и на жизнь. Они видят то, что не видим мы в силу возраста, квалификации, умений, замыленности взгляда.

-Представьте, что вам дали карт-бланш и сказали: Дмитрий, делай что хочешь, но чтобы к ШОСу у нас был зелёный, красивый город. Это вопрос какого времени?
-Мне бы хватило года. У меня есть представление, как это должно быть.. Я знаю, как. Я знаю, где взять материалы, знаю, кто может исполнить те или иные работы. Здесь речь не только о компании «Сады России» — это не объём моей компании, сколько об Ассоциации производителей саженцев… Из города действительно можно сделать сад. Красивый, большой. И он будет жить. Но здесь недостаточно желания одного человека или даже нескольких людей. Этого должен захотеть весь город. Должны захотеть чиновники, депутаты. Это сложная, долгая история, но её можно сделать красиво.

-Сколько вы уже с этой темой живёте?
-Уже год. Поначалу хотел помочь городу со сбором информации. А сейчас понял, что просто сбор данных — это мало.

-Вы можете и в других городах области воплощать свои озеленительные проекты?
-Да, и в области ситуация лучше и легче, чем в Челябинске, хотя вредных воздействий на окружающую среду и там хватает. Но не настолько убиты зелёные насаждения, не было такого варварства по отношению к ним.

-Так всё просто объясняется.
-А жизнь вообще стремится к простоте. как бы ни банально это звучало. Самые простые решения дают самый большой эффект. Не мне решать, как будет выглядеть Челябинск дальше… Но вот банальный пример. Очень много в Челябинске недостроенных зданий, огороженных заборами. Кто мешает создать какой-нибудь городской проект с прямым финансированием, привлечь молодых художников граффити, договориться с собственниками и сказать: ребята, давайте на ваших заборах хотя бы будет что-нибудь красивое. Мы вас не тронем, мы за свой счёт это сделаем, хоть как-то облагородим. И город будет выглядеть совершенно по-другому! Или другой пример. Мы постоянно утыкаемся взглядом в провода, которые висят пучками как попало. Ведь есть же решения, которые убирают все эти коммуникации под землю. Есть, опробовано — вся Москва без проводов, все очищено. Почему не сделать так?

-И обрезку деревьев в том числе аргументируют именно тем, что ветки мешают проводам!
-Именно. Без проводов было бы лучше и деревьям — и не надо было тратить деньги на обрезку. И деревья бы не калечили, и росли бы они спокойно.

-Как всё просто и изящно можно придумать.
-Оно всегда так просто и изящно. И в живой природе так. Чем лучше и грамотнее ты сделал изначально, тем красивее будет потом. Дерево укоренится, распустится листвой. А представьте, как в парках зацветёт сирень! Очень благодарное растение, прекрасно пахнет, и если срывать ветки, кустарнику это нисколько не вредит.

-Хм. Почему же никому в голову не пришло рассадить по городу кусты сирени?
-Невыгодно.

Как невыгодно?
-Живёт хорошо, зараза. Не требует обрезки, не требует ухода. Шаровидная ива прекрасно себя чувствует, плакучая ива тоже. Рядом с компанией «Форпост» есть офис представительства «АвтоВАЗа», у них перед парковкой небольшой газончик. Какие же там ивы! Потрясающей красоты, шикарные, круче, чем на Украине. Им лет по 20–25. Там можно просто лечь под деревья, любоваться и забыть, что ты вообще в Челябинске.

-Есть у вас ещё примеры таких эффективных озеленительных решений?
-(Задумался). Нет, пожалуй. Не вспомню.

-Дмитрий, а вы себя сейчас чувствуете мечтателем или человеком с очень серьёзным проектом в руках?
-Скажем так, я бы хотел, чтобы эта мечта воплотилась в реальность. Делай что должно, и будь что будет.