Исаак Валицкий

директор Ледового Дворца спорта «Айсберг», Сочи

БИЗНЕС: Правила жизни

Дом, где я вырос, был на самом краю города, на Сельмаше, неподалёку от озера. В детстве я мечтал быть кузнецом или лётчиком. Кузнецами были мой отец и дед. Лет с семи папа начал брать меня в кузницу, надевал тяжеленный фартук и учил своему ремеслу. Я всем соседям по посёлку сделал по кочерге и по совку для печек. Сам выковывал. Правда, ничего сложнее этих предметов я ковать не научился.

Меня назвала бабушка Тамара Исааковна в честь своего отца, моего прадеда. Дома меня звали Исачок или Изик. Но никто из друзей меня так не зовёт. Меня почему-то с детства зовут по имени-отчеству — Исаак Михайлович.

Я занимался самбо и дзюдо. Борьба дала мне чувство независимости. Я мог вечером возвращаться и ничего не бояться. Тогда много было хулиганов на улице, приходилось драться частенько. Я же парень с окраины! Самбо и дзюдо дали мне защиту.

В 1960‑х годах в сборной СССР по самбо было 11 человек с высшим образованием, аспиранты и молодые учёные. Это очень красивый спорт.

Мои друзья, с которыми в детстве мы занимались борьбой, до сих пор не курят, как и я. Мы дружим уже почти шестьдесят лет.

Да, я первым заключил контракт с 16‑летним Евгением Кузнецовым. Он был воспитанником детской спортивной школы «Трактор». Его трудно было не заметить. Он не меня одного очаровал, он весь Челябинск очаровал. Контракты разрешали заключать только с 17 лет, но мы добились разрешения КХЛ, и для Жени сделали исключение.

Нашего любимого медвежонка, символ команды «Трактор», мы придумали вместе с директором клубного музея Татьяной Ивлевой. Тогда же сшили фирменные классические костюмы и пальто. В московском аэропорту, я помню, в этой красивой форме нас приняли за иностранцев. И пропустили без очереди на регистрацию.

Я служил в хорошей части — в ракетных войсках стратегического назначения.

Мой любимый хоккеист — Саша Овечкин, кто же ещё. И Евгений Кузнецов, конечно. В Челябинске вообще много талантливых хоккеистов. Из команды «Трактор» я бы выделил Николая Макарова, Анатолия Картаева и Сергея Макарова. Двое моих внуков играют в хоккей: Исаак Валицкий-младший и Александр Шайхануров.

Я не собирался уезжать из Челябинска в Сочи. Но сказали: «Родина в опасности». И за один день меня утвердили директором арены «Айсберг», хотя обычно кандидатуры рассматривали по месяцу.

Арену «Айсберг» после Олимпиады могли демонтировать и перевезти в другой город. Она была построена как временное спортивное сооружение и не была приспособлена к климатическим условиям Сочи. После окончания Олимпийских игр Президент принял решение её оставить, так как здесь было завоёвано шесть золотых медалей, три серебряных и две бронзовых, и ни одна из медалей не была опротестована ВАДА.

Мы решили переделать «Айсберг» в многофункциональную арену, приспособив под новые климатические условия. Кроме того что мы перестраивали её технически, и это была грандиозная работа, мы её перекроили и содержательно. И теперь можем проводить здесь не только международные турниры по хоккею, но и чемпионаты мира и Европы по многим видам спорта: шахматам, фехтованию, фигурному катанию, теннису, баскетболу, волейболу… И «Шоу Ильи Авербуха» проходят именно у нас.

Нет, я не считаю, что это моя заслуга. У нас очень хороший коллектив. Я сам набирал людей со всей страны, и отбор был очень серьёзный. На иные должности конкурс доходил до 200 человек на место.

Я живу в Сочи уже семь лет, но у моря я бываю только рано-рано утром. Я просыпаюсь в шесть. Час хожу быстрым шагом, час плаваю, если вода прогрелась. А потом море и горы я вижу только из окна офиса..

Долго привыкал к новому городу. Шестьдесят три года я прожил в Челябинске. Но… уже привык. Целыми днями на работе. И я занимаюсь тем же, что и в родном городе, поэтому у меня грани начинают стираться.

Нет такой страны на земном шаре, куда бы я обязательно хотел поехать. Я за границей устаю, через три-четыре дня начинаю скучать. Я надолго никогда не уезжал.

Люблю все виды спорта, но особенно художественную гимнастику. Моя внучка Илона занимается художественной гимнастикой, она сейчас живёт в Канаде.

Я знаком с Президентом. Он у нас, бывает, тренируется. Я с вопросами к нему не лезу. Он сам всегда спросит, поинтересуется.

Очень люблю петь, только у меня нет ни слуха, ни голоса. Поэтому я пою только в машине, когда меня никто не слышит. Я все пою — от оперных арий до европейского рока. Я могу спеть и «Риголетто», и «Иисус Христос — суперзвезда».

Самое тёплое воспоминание детства — моя мама. Мама. Она меня брала на руки, я её обнимал за шею, прижимался так… И такая теплота по телу. Я это всю жизнь помню. Мама рано ушла. Папа прожил 92 года.

Я чувствую себя счастливым, когда вокруг меня собираются друзья, дети, внуки. Вот тогда я чувствую необыкновенный прилив счастья.

Главное в женщине — верность.

В этом году мы с женой отметим пятидесятилетие совместной жизни. Моя супруга — очень внимательный и мудрый человек. Может прощать любые ошибки.

Я хотел бы, чтобы мои дети достигли не меньше, чем я. Чтобы их результаты были выше.

Самое прекрасное время — это утро.

Я жил в Челябинске на улице Сочинской. Может быть, судьбой было так предопределено, что я уеду сюда? Шучу, шучу. Нет, в судьбу я не верю. Человек сам кузнец своего счастья