Салим Шарыпов

Живу в Челябинске, и я — счастливый человек!

БИЗНЕС: главный герой

Текст: Айвар Валеев
Фото: Родион Платонов, из семейного архива Салима Шарыпова

Когда-то мы гордились нашей тяжёлой индустрией, своими тракторами и сталью. Наверное, они не стали хуже, но вопрос, сделали ли они нас счастливыми? Челябинцам в XXI веке хочется ассоциировать себя с чем-то иным, более современным и человечным, что ли. Не исключено, что новым брендом, олицетворяющим наш город, станет «БИОника», уникальная компания, которую возглавляет и развивает Салим Шарыпов.

Идеальная жизнь осетровых

В Еткульском районе у посёлка Зауральский ведётся строительство самого большого в мире завода по производству рыб осетровых пород. Это система из 150 бассейнов ёмкостью 58 тонн каждый, собранных под одной крышей. Общая площадь комплекса — полтора футбольных поля. Ежегодно здесь будет производиться 350 тонн осетрины и ещё 10 тонн чёрной икры. Это не просто рыбозавод, это объект аквакультуры XXI века. Цель — не только выдать определённый объём продукции, но и сделать её по-настоящему, без дураков и маркетинговых хитростей, элитным продуктом — вкусным и полезным.

— Я хочу вернуть россиянам забытый вкус осетрины, — заявляет Салим Шарыпов. — Это национальный старозаветный продукт россиян, а многие даже не пробовали. В начале 80‑х годов в Советском Союзе производилось 2800 тонн чёрной икры. Это 25–30 тысяч тонн мяса осетровых. Вы видели когда-нибудь осетрину в свободной продаже? А те, кто пробовал, знают ли её истинный вкус?

Салим Шарыпов в детстве мечтал стать ихтиологом, даже собирался поступать в соответствующий институт в Астрахани. Рыбалку не особенно любил, зато у него всегда были аквариумы. Он даже сейчас гордится, что мальчишкой сумел вывести потомство у какой-то рыбки с чудным и труднопроизносимым названием. Вот и сейчас он взахлёб рассказывает о технологии разведения осетровых, свободно манипулируя цифрами и всякими любопытными фактами.

— Обычно осетрину промышленно разводят в садках на озёрах. Но в этом случае нет гарантии отсутствия заражения рыбы различными микроорганизмами. Кроме того, вкус этой рыбы не вполне естественный — сказывается комбикормовый рацион. Чтобы он выветрился, рыба должна довольно продолжительное время находиться в проточной воде, на так называемой промывке. А как создать такие условия? Мы нашли решение всех этих проблем.

Главное для рыбы — это среда обитания. Поэтому первое условие — качество воды. Водообеспечение организовано из подземных источников, в данном случае это знаменитое Сухарышское месторождение. Но технология предполагает на 95 процентов замкнутый цикл обращения воды. Считается, что в Москве — одна из самых лучших и точно одна из самых современных систем очистки. Её дезинфицируют с помощью озона или ультрафиолета. На предприятии «БИОника» возвратная вода будет очищаться и озоном, и ультрафиолетом одновременно. Кроме того, будет собираться чистая дождевая вода для финальной «промывки» осетровых. Кстати, в том числе с крыши комплекса. Шарыпов знает, что один миллиметр, помноженный на площадь поверхности, 15 тонн воды в год, а у нас годовая норма осадков порядка 400 мм.

Весь процесс производства рыбы планируется сделать максимально автоматизированным. Робот будет кормить подрастающих осетров более восьми раз в сутки, при этом контролировать качество подаваемой смеси и её количество. «В зоопарке тигру не докладывают мяса» — это не про «БИОнику». Здесь будет поддерживаться температура воды в среднем 21–22 градуса, причём с учётом циркадных ритмов, то есть суточных колебаний любого организма. Осетровые, к слову, чутки, если не сказать капризны к внешним условиям. Воду предпочитают чистейшую, при +12 начинают искать убежище на зиму, а при +24 им становится жарко, они «потеют» и плохо едят.

— Я хочу создать здесь идеальную жизнь для осетровых, — говорит Салим Сагитович. — С тем, чтобы за 20 месяцев рыба достигала веса в шесть и более килограммов.

Директор «БИОники» говорит, что помимо качества самой осетрины его как инженера по первому образованию впечатляют технологические решения.

— Они сами по себе очень интересны! Мы соберём и внедрим всё самое лучшее оборудование и технологии, что есть сегодня на рынке. Системы управления везём из Дании, охладители — из Италии, системы биофильтрации воды — из Германии, а у датчан покупаем ультрафиолетовую очистку. Управлять системой аквариумов будет всего несколько человек.

Шарыпов уверен, что комплекс будет построен и начнёт работу ещё до конца текущего года. В начале следующего произойдёт зарыбление осетровыми. А до того технологии по глубокой переработке будут проверены на радужной форели.

Но вырастить рыбу — это ещё не всё. Необходимо превратить её в продукт. Помимо свежей осетрины «БИОника» собирается производить несколько видов консервов («исключительно в стеклянной таре, например, рыбная консерва с рабочим названием «Рыбный цветок», — настаивает Шарыпов), а чёрной икры будет производиться пять видов! Салим Сагитович мечтает вернуть россиянам рецепты Леонида Павловича Сабанеева, знаменитого до революции натуралиста и охотоведа, знатока и ценителя рыбы.

Кстати, в духе Сабанеева Шарыпов придумал и свой рецепт — «Императорский ролл».

— Выглядеть будет так. Вместо риса — паюсная икра, внутри кусок копчёной белуги, снаружи белужья икра, в варианте попроще — просто осетрина, а сверху стерлядь. И всё это завёрнуто в сусальное золото… Да, вы правильно догадались, над идеей рыбного ресторана в Челябинске я тоже думаю, — улыбается Салим Сагитович.

У «БИОники» есть и ещё одна важная, в каком-то смысле стратегическая миссия. Предприятие станет своего рода хранителем эталонного биоматериала, а значит, генетического кода осетровых пород России.

Параллельно производству осетрины, априори дорогой продукции, на втором аквакультурном объекте на тех же технологических принципах будет организовано выращивание африканского клариевого сома. Это была идея предыдущего губернатора Бориса Дубровского. Он предложил Салиму Шарыпову подумать над производством качественного, но недорогого продукта. Так, чтобы его цена была не выше куриного мяса. При всех прочих равных рыбный белок, как считается, значительно полезнее мясного. А если учесть, что продукция «БИОники» будет избавлена от антибиотиков, это делает её поистине уникальной.

Собственно, эти два производства станут началом создания крупнейшего в стране кластера, которому уже придумали название «Рыбное место».

Интересно, правда? В глубине России, вдали от морей и океанов, будет создан центр разведения и глубокой переработки рыбной продукции, производство кормов для гидробионтов, рыбного жира и рыбной муки. А ещё здесь появится логистический центр. Большие партии рыбы и морепродуктов будут приходить с Дальнего Востока и уже здесь по заказам торговых сетей, просто магазинов и, может быть, даже ресторанов распределяться в виде «сетов» — относительно небольших наборов различной рыбной продукции.

Салим Шарыпов планирует создать такой кластер в течение следующих десяти лет. К тому времени он станет одним из крупнейших предприятий Южного Урала, где будут заняты примерно две тысячи человек. Заметим, не в городе, а в территории, которая считается «депрессивной».

13 лет до «РуссВзрыва»

Второе предприятие Салима Шарыпова «РуссВзрыв» вообще-то должно было быть первым. Создать завод, где производятся эмульсионные взрывчатые вещества, наш герой задумал ещё давно, ещё в пору работы на ФГУП «Завод пластмасс», который производил, как известно почти каждому челябинцу, не только пластмассу.

— От задумки «РуссВзрыва» до закладки первого камня я шёл 13 лет. С кем только не обсуждал идею, это сотни компаний, тысячи людей. В чистом поле, не имея денег, построить завод со всей инженерной инфраструктурой — только вдумайтесь!

Российско-германская компания для реализации проекта строительства завода по производству компонентов и эмульсионных взрывчатых веществ девятого поколения была создана в 2007 году. На прошлой неделе автор этих строк осматривал почти готовые корпуса будущего предприятия «РуссВзрыв», расположенного там же, в Еткульском районе.

Чем оно интересно? Во‑первых, производство экологически и технически абсолютно безопасно. Что-то среднее между фабрикой по производству минеральных удобрений и майонеза. Во‑вторых, сама продукция призвана заменить тротил, к слову, уже запрещённый к производству и использованию во многих развитых странах из-за многочисленных рисков. Без взрывных технологий невозможно обойтись в горно-добывающей и строительной промышленности. Но современные многокомпонентные взрывчатые вещества принципиально без-
опаснее и намного эффективнее. В‑третьих, «РуссВзрыв» — это в чистом виде трансфер передовых технологий в Россию. В проекте реализованы технологические решения немецкой компании Westspreng GmbH, которая входила в число крупнейших производителей эмульсионных взрывчатых веществ в Европе. Наконец, это предприятие со стопроцентным немецким участием, то есть, прямые иностранные инвестиции в основной капитал.

«РуссВзрыв» уже должен был работать вовсю, но помешали санкции против нашей страны. Чешский банк, уже открывший было кредитную линию, вынужден был отказаться от сотрудничества с российскими партнёрами. Это затормозило, но никак не отменило строительство завода.

Могли бы помочь наши банки. Конечно, могли! Но любой российский предприниматель, который занимается реальным производством, увы, хорошо себе представляет политику наших кредитных учреждений.

— Мой опыт общения с банками позволяет сделать только один вывод. На территории Российской Федерации инвестиционная деятельность российскими банковскими структурами не ведётся, — резюмирует Шарыпов свой многолетний предпринимательский опыт. — У нас банки являются ростовщическими конторами, в развитии отечественной экономики не заинтересованы, просто зарабатывают себе на жизнь, и только вмешательство центрального аппарата в Москве, нашего профильного Россельхозбанка и фактически переход на ручное управление позволяет сказать, что финансирование будет. Та же «БИОника» могла бы появиться на два-три года раньше. Но есть еще одна глобальная проблема. Представляю, сколько можно было всего построить и запустить по всей стране, если бы финансовые инструменты были заточены на производство, а не коррупцию. Да, мне намекали, что можно решить вопрос быстрее и проще. Но я принципиально никогда не буду платить коррупционерам. Таков мой принцип, и в этом меня поддерживают мои партнёры. Только честная игра, с обеих сторон.

Слово «патриот» не люблю. Я люблю свою Родину

В 90‑е годы Салим Шарыпов десять лет прожил в Австрии, потом четыре года вёл бизнес на Украине. Объездил полмира. Говорит, что мог бы работать таксистом в Нью-Йорке — настолько хорошо знает этот город. И как ни парадоксально, именно этот опыт сделал его настоящим патриотом родного Челябинска. Впрочем, Шарыпов категоричен: «Слово «патриот» не люблю. Я люблю свою Родину».

— Я не осуждаю тех людей, которые в последние годы стремились уехать из Челябинска, — говорит Салим Сагитович. — Это всегда личный выбор. Но факт, что многие из них потом возвращались. Посмотреть мир, понять, как он устроен и осознать свои преимущества — наверное, это нужный опыт. Я люблю Челябинск. Потому что родился здесь, потому что учился в школе на Сельмаш, и там впервые осознал себя личностью, потому что меня здесь знают лично тысячи людей. Здесь я закончил ЧПИ, сейчас ЮурГУ. Здесь начинал заниматься делом — ещё со времён Фонда социальных инициатив при горкоме комсомола, а ещё раньше будучи одним из командиров институтского стройотряда. Я с теплотой вспоминаю Австрию, своих тамошних друзей и деловых партнёров. Но однажды один немец предложил показать ему Россию. Мы ездили по разным городам, вели переговоры с предпринимателями, обсуждали возможные перспективы. Спустя две недели он мне говорит: «Салим, зачем ты живёшь в Европе? Ты там всегда будешь иностранцем. А здесь ты как рыба в воде, тут всё твоё, родное, ты знаешь любой вход и выход». Мой партнёр из Чехии Мартин Черноушек, мой друг и моя бизнес-половинка во всех наших начинаниях, всё время удивляется: «Мы не можем понять, почему вот мы живём, а вы прозябаете? У вас же всё есть, Россия такая богатая страна, здесь столько возможностей!»

— А я ещё добавлю к этому свои личные наблюдения, продолжает Шарыпов. — Люди в Европе лучше нас работают? Да не рассказывайте мне! Наши, если их собрать в команду, работают как минимум не хуже. Россияне в целом интеллигентнее и, думаю, даже талантливее. Я Италию объездил вдоль и поперёк. Знаете, где я ел самую вкусную пиццу? В Челябинске, в «Веста-пицце»! Мне кажется, что у меня в «Пятёрочке» рядом с домом продаются отличные овощи и фрукты. Я живу не в загородном доме, а в центре Челябинска, сюда тоже иногда долетает заводской дым, но я среди людей. И мне это нравится. Зимой я кормлю голубей на Аллее славы, они меня уже узнают… Всё-таки я счастливый человек!

В чём же секрет счастья по Салиму Шарыпову? Бизнес даёт свободу. Если он не связан с банальной перепродажей, то это всегда развитие. Любимое слово нашего героя — созидание. Ему нравится сам этот процесс. Когда из хаоса и неопределённости вырастает нечто, имеющее под собой какую-то важную идею. Так же, как в чистом поле в Еткульском районе выросли два современных предприятия, на которые не стыдно будет пригласить гостей.

— Мне неинтересны деньги сами по себе, интересны возможности. Я не мог бы, наверное, быть директором какого-то отлаженного бизнеса, чтобы каждый день сидеть в кабинете. Не моё. Как только почувствую, что останаливаюсь, обязательно начну нечто новое.

ЧГРЭС и Индустрия 4.0

Это новое иногда появляется как будто случайно. Так компания «БИОника» занялась ещё одним, новым даже для России направлением. Речь идёт о строительстве в Челябинске самого крупного в стране дата-центра. Проще говоря, центра математической обработки данных.

— Мы стоим на пороге новой промышленной революции, — говорит Салим Шарыпов. — Всего их четыре. Каждая была ознаменована какой-то важной инновацией, которая изменила не просто способ производства, но и уклад жизни людей.

Первая промышленная революция была связана с изобретением парового двигателя. Второй дало толчок появление электричества. Третья началась с изобретением компьютера. Наконец, четвёртая, промышленная революция представляет собой объединение промышленности и цифровых технологий, приводящее к созданию «умных» заводов и фабрик, где все устройства, машины, продукция и люди общаются между собой посредством цифровых технологий и интернета. «Интернет вещей», «умный город» и «облачные технологии» — это все грани «Индустрии 4.0». Ожидается, что она приведёт к слиянию технологий и даже размоет границы между физической, цифровой и биологической сферами. Очевидно, что те страны, которые первыми интегрируются в новую промышленную революцию, станут мировыми лидерами, те, что не успеют, опоздают навсегда.

— Вот очень близкая нам тема вывоза и переработки мусора. Челябинск минувшей осенью пережил «мусорный коллапс», — продолжает Салим Сагитович. — А в Южной Корее мне показывали мусорные контейнеры, которые оснащены телевизионными панелями, где показывают рекламу. Если баки оказываются заполненными, они сами об этом заявляют человеческим голосом. Или вот ещё пример — телемедицина. Недавно было представлено приложение для смартфона, позволяющее с точностью до 99 % диагностировать рак кожи. Как это работает? Человек фотографирует сомнительную родинку и отправляет изображение в базу данных, где собрано 300 тысяч изображений и описаний патологических случаев. И меньше чем через час получает информацию, стоит ли ему беспокоиться. Как известно, онкологические заболевания излечимы. Но — на ранней стадии. Новые технологии позволят спасти жизни десятков, а может быть, сотен тысяч людей!

Очевидно, что эти базы данных должны где-то храниться. Вспомним, что «пакет Яровой» предписывает телекоммуникационным компаниям хранить все данные за последние полгода. Наконец, майнинг криптовалют тоже начинается с наличия доступа к «математическому железу». Сегодня необязательно каждой компании физически иметь вычислительные мощности у себя в помещении. Такую услугу можно купить. Салим Шарыпов напоминает, что миллиардер Джефф Безос, занимающий первую строчку в рейтинге Forbes, по-настоящему поднялся не на книжной торговле через интернет-магазин Amazon, а на предоставлении таких вот облачных услуг.

Дата-центры и являются «облачными хранилищами». Сегодня в России объём коммерческих дата-центров состоит из 40 тысяч так называемых серверных стоек. В случае реализации совместного проекта «БИОники» с одним из лидеров мировой электронной индустрии в Челябинске появится хранилище данных на 10 тысяч таких стоек, это 25 процентов от существующих объёмов.

А находиться дата-центр будет на территории бывшего ЧГРЭСа. Очень, кстати, символично. Когда-то это был флагман второй промышленной революции, знаменитой советской электрификации.

— Изначально мы планировали на этой площадке разводить клариевого сома, — рассказывает Салим Шарыпов. — Но Роспотребнадзор дал отрицательное заключение. А мы уже купили бывший ЧГРЭС. Стали думать, что делать. Решение пришло неожиданно, но для меня — вполне закономерно.

Кто-то верит в удачу, кто-то в «чуйку», у Салима Сагитовича есть свой способ решения сложных задач. Он уверяет, что всё вполне серьёзно.

— Я нахожу ответы в периодике, которую раздают в самолётах. Да-да, обычные газеты, — говорит наш герой. — И ответы мне даются прямым печатным текстом вот уже на протяжении более тридцати лет. Жена даже шутит, когда видит, что я над чём-то сильно задумался: «Салим, может уже куда-нибудь слетаешь?»

Дети — моё бессмертие

Семья — вот ещё один, возможно, главный элемент счастливого человека. У Салима Шарыпова пятеро детей. Старшая дочь Алина недавно сделала его дедом, а меньше чем через месяц, в феврале 2019‑го, у него родился младший сын Лигер. Вторая дочь Линда сейчас живёт в Нью-Йорке. Она давно самостоятельный человек. В восьмом классе уехала в Юго-Восточную Азию делать карьеру модели. Многие ужаснутся — как родители могли такое допустить? Смогли, потому что доверие между взрослыми и детьми — самый крепкий приводной ремень. А доверие рождает ответственность. Ещё одной дочке Салима Сагитовича с красивым и загадочным именем Лео-Летиша два с половиной годика. Самый старший ребёнок в семье теперь — шестилетний Тайгер.

— Ровно через месяц как Тайгер родился, в Челябинске упал метеорит. Тайгер уже знает, какая самая большая звезда во Вселенной, страсть к звёздам у него от меня, — гордится Салим Сагитович. — Дети — моё бессмертие, я это очень отчётливо недавно понял…

А настоящая звезда в семье — супруга Лия. Эта красивая и очень изящная молодая мама троих детей — пятикратная чемпионка России по стендовой стрельбе, обладательница нескольких европейских кубков. Она лучшая (пусть и единственная) воспитанница тренера высшей категории и отличного стрелка — собственного мужа.

— Хочу сделать из Лии чемпионку мира. У неё получится, не сомневаюсь! — намечает очередную цель Салим Шарыпов, 56‑летний счастливый человек из Челябинска…