+7(351) 247-5074, 247-5077 info@missiya.info

Неочевидный Южный Урал

СТИЛЬ ЖИЗНИ: Путевые заметки

текст: Татьяна Пелленен
Фото: Татьяна Пелленен, сообщество «Архистраж»

Наш беспокойный автор-естествоиспытатель, краевед и патриот уральских красот отправилась в импровизированный вояж по Челябинской области. Её впечатления и рекомендации оказались весьма поучительны.

История такая. В 1842 году правительство решило усилить границы Оренбургской губернии со степняками, которые временами не видели берегов, совершали налёты, уводили скот и пленных на продажу — в общем, вели себя неблагонравно. С целью приведения их в чувство была основана линия фортов и крепостей — сначала укрепления были номерными, а потом им дали названия в честь побед русского оружия. Так появились Париж, Берлин, Фершампенуаз и прочие замечательные топонимы на карте Южного нашего Урала. Жить и служить туда отправили казаков, в их числе были нагайбаки — крещёные татары, к тому времени давно живущие в Башкирии. Поэтому в этих сёлах к прикольным названиям добавляется для нас ещё один бонус — там живут нагайбаки, малая, но гордая народность РФ.

И решили мы туда поехать. В ПарижЕ, Фершанке, Варне, Берлине, Лейпциге, Касселе мы уже были, в этот раз четыре других села.

* * *
Дорога. Я люблю ездить на юг не через Южноуральск, а через Варламово: дорога не такая загруженная, иногда совсем пустая, и покрытие лучше. К тому же в этом году в Пластовском районе какие-то соревы между деревнями по сооружению всяких штук из сена вдоль трассы. В крепости поиграли в снежки, нагоготались тётеньки. Есть верблюды, медведи, а вот миньоны уже того — сгнили. И вообще, весной путешествовать — это особенное удовольствие. Солнце светит, дорога сияет, брызги эти, птички — очень духоподъёмно. Только не забудьте обувь подходящую — грязь месить.

* * *
Выезжать из Челябинска надо по Уфимскому тракту, в районе Бишкиля уходить налево по указателю на Варламово. Вообще, по той дороге много интересного — от урановых рудников до восстановленных лавок старателей золотых приисков; если соберётесь в те края, присмотрите себе интересные локации, чтобы разнообразить дальний путь. В этот раз мы спешили и почти нигде не останавливались.

* * *
Заправки. Последняя нормальная с туалетом и кофе — газпромовская АЗС 290 по М5. Нам хватило полного бака на полтора дня разъездов — дозаправлялись в Магнитогорске. На бензин за два дня потратили 3000 рублей, и ещё осталось литров 15.

Арси

Сначала мы прикатили в Арсинский (220 км от Члб). Во французском городке Арси-сюр-Об (Арси-на-реке Об) Наполеон в 1814 г. был разбит войсками союзников, и вот в 1842‑м маленькую крепостишку в Зауралье назвали в честь этой виктории. Но назвали странно — Арси-Сюр. «Арси-на». Вот такой сюр. Сейчас местные называют себя Арсинскими (ударение на первый слог), а Арси вовсю склоняют: в Арсях, Арсями. Как будто это Верхние Караси, а не Арси. Ну и правильно, чего выпендриваться.

* * *
Культурная жизнь в Арсях кипит. Есть клуб с двумя народными бэндами (в здании бывшей церкви, всё по классике) и библиотека. У нас была цель — найти в библиотеке роман Бальзака «Депутат из Арси». Там про него не слыхали (да и мы узнали из Википедии), была надежда на директора, но она уехала в райцентр на празднование 205‑летия взятия Парижа. Прикиньте! У людей совсем другая жизнь какая-то. Нам предложили выпить чаю и даже отдохнуть с дороги на диване. Девушка-библиотекарь почти бросилась его раскладывать, еле отговорили. Удивительно милые люди, всем рекомендуем арсинскую библиотеку: чай попить и так, поболтать о насущном — историй, смешных и печальных, хватает.

* * *
Деревушка небольшая, есть традиционные казачьи дома с характерными для степного строительства особенностями: брёвна небольшого диаметра, зато срубы утеплены глиной. Декорирование наличников и фризов тут не принято. Но дома крепкие, разруха не ощущается.

Ещё поразительное: в наших Арсях были мощнейшие сражения между белогвардейцами, казаками-дутовцами, и красноармейцами под командованием Блюхера. А Наполеона под французским Арси разбил прусский генерал — какой? — Блюхер! Вот как так?! Наверное, он живёт вечно и все время дерётся.

* * *
Французский Арси находится в провинции Шампань. Само собой, мы пафосно облили шампусиком арсинский дорожный знак — и были таковы.

Остроленка

Дальше — Остроленка (240 км от Члб). Про польскую Остроленку известно только то, что там казаками было подавлено национально-освободительное движение поляков. В Остроленке есть музей во Дворце культуры.

Три самые поразительные истории, рассказанных нам директором музея:

1. В ближайшей реке Гумбейке столько костей и зубов мамонтов, что их складывать некуда — пацаны тащат каждую весну.

2. Парень из Остроленки прошёл всю войну и погиб при освобождении польской Остроленки. Вот судьба.

3. Один казак по имени Азарий ушёл с остатками Белой армии Дутова в Харбин, открыл там ювелирный салон, а потом случайно узнал, что у него есть в Остроленке дочь, и вернулся. Не сидел, прожил долгую жизнь. Правда, с жёнами у него как-то напутано: за два года до смерти он развёлся с супругой, которую привёз из Китая, чтобы быть похороненным рядом с женой-казачкой. Так и доживала «китаянка» (а на самом деле русская дворянка) совсем одна, на краю чужой деревни где-то в степи. Жалко её.

Балканы и Требия

Впечатлений от двух дней путешествия просто грандиозное количество. И вовсе не обязательно лететь за тридевять земель: сделал шопский салат, запил треббьяно на брегах Гумбейки, подумал о Фершампенуазе — красота.

В Балканы и Требию мы заезжали дважды. Первый раз — на пути в Магнитку: за 40 км до города надо уйти налево и прокатиться ещё 13 км до двух посёлков, находящихся друг от друга в 5 минутах езды. Заметим, что остальные «европейские» крепости располагались друг от друга на расстоянии дневного конного перехода — примерно в 30 км. Ну, приехали. Маленькие, умирающие на вид деревушки. Заброшенные колхозные строения. Убитая дорога. Грязюка. В Требии пофоткались с бутылочкой треббьяно — сорта винограда, растущего в Италии в долине одноимённой реки. В битве при Требии Суворов одержал победу над неаполитанской армией во время Итальянского похода, эпично за сутки перебравшись через Альпы. В честь этого события и назвали казачью станицу, в которой сейчас живо только натуральное хозяйство.

В Балканах мы обнаружили новёхонькую школу, заброшенный клуб и красивый дореволюционный сарай. С него-то всё и началось. Увидев в окно, что около старинного сооружения шастают непонятные девицы, из ближайшего дома выскочила дама с явным намерением гнать нас в шею. Однако переговоры окончились более чем мирно: оказалось, что Елена Анатольевна — знаток местной истории, и назавтра мы не преминули воспользоваться её услугами проводника. Конечно, бродить самим и с гидом — это просто несравнимо, на всё смотришь совершенно по-другому.

Выяснилось, что Балканы к истории наших европейских посёлков вообще никакого отношения не имеют — интернет и краеведческая литература просто наводнены некорректными копипастами. В 1895 г. купец из Оренбурга Садык Рамеев подарил своим сыновьям участок, имевший перспективы в плане золотодобычи. Реальность превзошла все ожидания: земля вокруг оказалась так богата россыпным и самородковым золотом, что деньги к братьям потекли рекой. При этом они были не какими-то барыгами, а людьми с университетским образованием и культурными потребностями. Огромные деньги они жертвовали на школы и медресе. Шакир учился в Германии, а Закир — в Турции, и вообще был знаменитым татарским поэтом. Видимо, у семьи были крепкие связи с турецкой интеллигенцией, и именно поэтому старательский посёлок они назвали Балканами.

Рамеевы выстроили в Балканах свою летнюю резиденцию — очаровательный особняк в стиле модерн, вокруг которого разбили сад. В пруду плавали лебеди, по аллеям гуляли дамы, из окон неслись звуки рояля. Шакир дружил с Саввой Морозовым, и он не раз бывал в гостях у братьев — и в Оренбурге, и тут, в степном очаге цивилизации. Невозможно поверить, что всё это было здесь, посреди этой грязи и разрухи. Пруд засыпали, усадьба сгорела ещё в 1943‑м. Остались только 120‑летние огромные тополя, да и те пилят местные. И конечно, легендарный каменный сарай — тоже напоминание о славных балканских временах.

Потомки у братьев тоже удались: внучка Шакира стала первой женщиной-послом Турции, правнучка возглавляет Всемирный конгресс татар, а внук Закира изобрёл первую советскую ЭВМ и причастен к разработке ракетного комплекса «Искандер» (что характерно, его звали Башир Искандерович).

Такие в крошечных Балканах были люди, о которых сейчас никто не помнит, — это удивительно, конечно. Впечатлений от двух дней путешествия просто грандиозное количество. И вовсе не обязательно лететь за тридевять земель: сделал шопский салат, запил треббьяно на брегах Гумбейки, подумал о Фершампенуазе — красота.

error: © ООО «Издательский дом «Миссия»