Валерий ТОМЕЯ

директор Златоустовской оружейной фабрики

БИЗНЕС: от первого лица

Фото: Вячеслав Шишкоедов, предоставлено музеем Златоустовской оружейной фабрики

В доме моих родителей висели «Журавли». Я помню, как, маленький, я долго-долго смотрел на гравюру, и когда она покачивалась от движения воздуха, мне казалось, что птицы машут крыльями и вот-вот улетят. Ещё очень удивился, когда понял, что та картина — металлическая. И конечно, я тогда и знать не мог, что это не картина, а гравюра, и тем более не мог предположить, что стану директором Златоустовской оружейной фабрики — единственного места на земле, где умеют делать гравюры на стали.

Что такое гравюра на стали? Это роспись металлом по металлу. Древнее, уникальное ремесло, которое сохранилось с царских времён — с тех самых лет, когда мастера-оружейники научились украшать клинки, ножи и шашки. Все в Златоусте — думаю, что и ценители холодного оружия во всём мире тоже — знают имя Ивана Бушуева. Это человек, который учился у знаменитых немецких оружейников Шафов и считается создателем нашей фирменной златоустовской гравюры.

Это он в 20‑х годах ХIХ века создал технику нанесения рисунков на металл, соединил золото со сталью. Они с Иваном Бояринцевым, коллегой и соратником, были не просто ремесленниками — они были художниками. Они первыми начали рисовать на металле лаком, а потом протравливать клинок. Эта сложная, многоступенчатая техника травления давала необыкновенный новый эффект: рисунок получился объёмным, рельефным, а цветовая гамма заиграла оттенками от чёрного до голубого и синего.

Благодаря Ивану Бушуеву украшение оружия стало искусством, прославило Златоуст и Россию на весь мир. Он придумал, как добиваться цветовой палитры, он рисовал батальные сюжеты, главным героем которых был, между прочим, простой русский солдат. Это про нашего мастера Ивана Бушуева писал Бажов свой сказ «Иванко Крылатко»: Пегас был бушуевским любимым образом, этот конь сейчас на гербе Златоуста.

Сказ «Иванко Крылатко» написан Павлом Бажовым в 1943 году. Драматическая легенда «Ущелье крылатых коней» создана Скворцовым почти через 30 лет в 1970 году. Эти два произведения — литературный памятник великому русскому мастеру и его искусству.

1. Главного героя обоих литературных произведений зовут Иван Бушуев, как и его реально существовавшего прототипа. Бажов: «Паренёк… — Иванко, той же фамилии — Бушуев». У Скворцова в перечне действующих лиц указан «Иван Бушуев, мастер украшенного оружия».

2. Профессия главного героя — художник-гравёр. Бажов: «Иванко Бушуев. Смышлёный по рисовке», «Иванко и принялся за работу. Дело ему, по-настоящему сказать, знакомое. …Решил, — буду рисовать коня на полном бегу. Поглядел Иванко, чует — ловко рисовка к волновому булату пришлась. Живыми коньки вышли». У Скворцова в перечне действующих лиц указана профессия Бушуева — мастер украшенного оружия.

3. Место действия — Златоустовская оружейная фабрика. В сказе «Иванко Крылатко» исторически точно описано обустройство жизни приехавших немецких мастеров, практически повторяя исторические документы: «Про наших златоустовских сдавна сплётка пущена, будто они мастерству у немцев учились». «Не дом, не два, а полных две улицы (немцев — прим. автора) набилось. Так и звались: Большая Немецкая — это которая меж горой Бутыловкой да Богданкой — и Малая Немецкая. Церковь у немцев своя была, школа тоже, и даже судились немцы своим судом». У Скворцова место действия обозначено как «Урал. Фабрика белого оружия», ссылкой на Златоуст является упоминание Таганая, горного хребта близ Златоуста.

4. Немецкие мастера-оружейники Шафы обучают Ивана Бушуева своему мастерству. Бажов: «Надо к Штофу на выучку из здешних кого определить. Положение такое есть… Так Иванко и попал к немцу, в подручные». Скворцов приводит слова Вильгельма Шафа: «Ну, а Бушуев… Как он смел негодный, не почитать учителя!..»

5. Бушуев — автор мотива «Крылатый конь». Бажов: «Генерал… долго на коньков любовался, заточку осмотрел и говорит: «Много я на своём веку украшенного оружия видел, а такой рисовки не случалось. Видать, мастер с полётом. Крылатый человек». Скворцов так рисует историю возникновения крылатых коней: «…Коль в узор возьмёт коней крылатых, бессмертны будут и Иван, и кони…». Генерал, приехавший с Александром I, говорит: «Не покривя душой я выбрал бы клинок с конём крылатым… Кто этот мастер дивный, сочинивший узор бессмертный?». Фантазия И. Бушуева и в самом деле создала, а талант увековечил на металле образ стремительно несущегося крылатого коня Пегаса как символ творческого горения.

Для жителей Златоуста то, что я рассказываю, не сказка, не какая-то далёкая, незнакомая история, это жизнь. То, что делали и делают златоустовские мастера, действительно уникально, и мы этим гордимся. Это ремесло сохранилось, уцелело сквозь века и лихолетья, и оно развивается.

Ведь, если разобраться, во многом благодаря гравюре на стали Златоустовская оружейная фабрика выжила. В 1930‑х годах производство холодного оружия было прекращено. То, ради чего император Александр I 250 лет назад заложил фабрику, стало историей. На смену холодному оружию пришло огнестрельное.

Шашками перестали махать, по сути, уже после Гражданской войны. Сабель, клинков, ножей уже не требовалось нашей стране в таком количестве, они были сняты с вооружения. На производстве осталась сувенирная продукция, наградное оружие, военно-морские и армейские кортики… А искусство гравировки — ту самую уникальную технику украшения оружия — стали использовать, если так можно выразиться, в утилитарных целях. Украшали топоры, посуду, вешалки, подсвечники, самовары и… металлические пластины. Миниатюрки, которыми раньше украшалось оружие, решили увеличить и сделать самостоятельными произведениями искусства. Так и родилась знаменитая златоустовская гравюра на стали.

В каждой советской квартире висела златоустовская гравюра. Были годы, когда наша оружейная фабрика производила 10–12 тысяч штук в месяц. Это было единственное предприятие в Советском Союзе, где делали картины на стали. Это и сейчас уникальное, единственное на земном шаре производство.

Счастье и большая удача, что удалось сохранить на фабрике школу ремесла. Ведь ни в одном институте не преподают искусство гравировки на стали. Наши художники-гравёры — мастера почтенных лет, заслуженные художники России, эксперты по культурным ценностям Министерства культуры РФ. Искусство росписи металлом по металлу передавалось и передаётся только здесь, на фабрике, от наставника — к новичку. Даже художникам с высшим профессиональным образованием необходимо было дополнительно учиться здесь, у старших товарищей. И, должен заметить, не у каждого получалось. Бывало, что даже талантливый гравёр или живописец пробовал, пытался и… ничего не выходило. Тут нужен особый дар — заставить металл звучать, разговаривать.

Я очень люблю и берегу наших прославленных гравёров. Это элита Златоустовской оружейной фабрики. Наши старые мастера говорят так: не каждому дано почувствовать металл. Он как будто не сразу раскрывается и не всем. Это же не не просто перевести картинку, как переводку на пластину, и раскрасить, совсем нет! Это качественно иной процесс. Рисунок наносится вручную, и только настоящий гравёр видит, что можно из этого металла вытянуть, сколько нужно травлений, чтобы придать объём… Металл нужно оживить, говорят наши мастера. Чтобы это не была холодная железка, чтобы там душа была.

Абсолютно самобытное ручное ремесло, корнями уходящее в позапрошлый век, сохранилось на нашей земле. И мы хотим, чтобы не только Златоуст, но и вся Челябинская область гордилась гравюрой на стали, как гордится Нижегородская область — хохломой, Тульская — самоварами, а Вологодская — кружевами.

Художнику-гравёру не просто требуется особая подготовка и обучение у наших мастеров — он должен быть готов к каторжному труду. Гравюра на стали — это не картина маслом. Тут уже ничего не поправишь, если на каком-то из этапов произойдёт сбой. От художника требуется не только сильное художественное воображение, чтобы представить картинку, разложить мысленно на этапы изготовления и удерживать в голове довольно долго, но и титаническая работоспособность и усидчивость. Рисунок металлом по металлу — это исключительно ручной труд. В этом его сила, красота и неповторимость. Кстати, ктайцы пытались подражать и делать что-то подобное — ничего у них не получилось. Это штучные авторские вещи ручной работы.

Всё начинается с самой простой чёрной железной пластины. Её полируют, чтобы она стала блестящей, глянцевой. И дальше начинается кропотливая, тонкая работа: беличьей кисточкой, в волосок толщиной, художник переносит на металл изображение. Кисточка макается в битумный лак, специально сваренный, разведённый под руку художника, он может быть более густым или менее густым. И аккуратно, точка за точкой — художник «забивает фон». Чем насыщенней цвет — тем больше точек нужно поставить. Не допускается ни одного жирного мазка, только иголочные уколы, множество точек, тысячи, тысячи.

Потом металл пройдёт многоступенчатую обработку: травление, гравировку, полировку, золочение, никелирование, серебрение, чернение серебра. Заметили? Никакой краски мы не используем — это рисование металлами.

На одном из этапов, когда металл уже покрыт подложкой из никеля и золотом 999-й пробы, слепая белая пластина опускается в раскалённый соляной раствор, как во фритюр (температура — 300–400 градусов) — и под воздействием соли проявляется рисунок. В зависимости от времени погружения проявляется разной насыщенности синева — от ярко-голубого до густого синего. Это фирменный синий цвет златоустовской гравюры.

Нюансов, секретов и тонкостей в этом процессе множество. Например, двух-трехкратное травление даёт объём и глубину изображения. В последнее время мы научились делать покрытие золота серебром — на слой золота гальваническим способом накладывается серебро, и это даёт совершённую белизну. Для зимних пейзажей — бесценное решение. Ты смотришь на гравюру и не видишь, что это холодный металл. Настолько тонко, изящно, кропотливо выполнен рисунок, что даёт ощущение живописи. А ведь в нашей палитре всего три цвета: белый, жёлтый и синий.

Одна гравюра проходит через десятки рук и операций. Авторское произведение рисуется минимум месяц. Этот процесс не поддаётся механизации и автоматизации.

Златоустовская гравюра на стали давно уже вышла из шаблонных советских сюжетов о животных и природе, хотя и эти картины мы продолжаем выпускать, поддерживая нашу историю и традиции. Но наши мастера научились делать сложнейшие, без преувеличения потрясающие вещи: иконы, религиозные сюжеты, гербы городов, портреты государственных деятелей, переносим в металл сюжеты знаменитых полотен… Моя гордость — это семнадцать гравюр серии «Дом Романовых». Сейчас работа над проектом подходит к концу. Это настоящие произведения искусства.

Не побоюсь сказать, что в новом времени, в веке цифровых технологий, великое древнее рукотворное искусство гравюры приобретает новое звучание. Потому что оно, безусловно, относится к тем ценностям, которые называются вечными — труд человека — своими руками и с любовью. Помните, я рассказал вам о гравюре моего детства? Когда великий Марк Бернес пел о белых журавлях, мне казалось, что мои любимые журавли — это и есть солдаты, защищавшие нашу Родину.