Почему люди уезжают из Челябинска?

БИЗНЕС: мнение

Текст: Сергей Зырянов, директор Челябинского филиала Российской Академии государственной службы

Сорок три процента родителей мечтают, чтобы их дети жили в любой другой точке мира, но не в Челябинске. Таковы данные нашего опроса.

Тренд перемещения людей из одного места в другое глобален и касается всех стран, и более, и менее развитых. Из сельской местности жители перебираются в города, из малых и средних городов — в миллионники, из миллионников — в мегаполисы. Это объяснимо желанием людей реализовать себя в качественно ином социальном пространстве.

Что происходит в Челябинске? Один вектор миграции — это описанный выше тренд: Екатеринбург, Санкт-Петербург, Казань, Нижний Новгород и особняком, как всегда, Москва. А второй вектор не имеет отношения к крупным городам и связан, на мой взгляд, с обострением внимания к экологической проблематике. Я подчёркиваю: именно внимания. Потому что сама экологическая ситуация в Челябинске всегда был плохой или очень плохой, она остаётся такой же и сегодня.

Но в городском общественном сознании на наших глазах произошёл решающий шаг от терпимого отношения к этой ситуации к нетерпимому. Где-то в начале второго десятилетия нашего века в бочку экологического терпения упала последняя капля. И всё выплеснулось, и до сих пор выливается через край. Люди возмущены тем, на что пятьдесят лет назад были, в общем-то, согласны.

Почему так произошло? У социологии есть ответ. Уровень жизни растёт, и то, с чем человек вырос и мирился, больше его не устраивает. Люди посмотрели мир. И когда это совпало с повысившимся уровнем доходов, они стали выбирать, где и как им хочется жить. Люди стали ценить здоровье. Если здесь не получается улучшить состояние окружающей среды, они могут найти место, где уже всё хорошо. Это причина миграции в Краснодарский край и миграции в принципе.

Если тяга к крупным городам объясняется, в первую очередь, потребностью в самореализации политического, экономического, творческого потенциала личности, то движение на юг — это желание устроить жизнь и более комфортных, чистых и благоприятных условиях. Могу сказать, что далеко не все едут в Сочи. Сравните: только в Екатеринбург за последние восемь-девять лет переехали порядка 15–20 тысяч человек, и примерно 7–10 тысяч человек — на юг.

Уезжают две категории населения. Первая — это верхушка среднего класса. Люди состоятельные, которые могут позволить себе купить квартиру в любом городе, даже если она стоит дороже, подождать с продажей квартиры здесь. Должен заметить, что это челябинцы, потеря которых для города гораздо более существенна, чем тот поток, который приходит им на смену: благодаря миграции из сёл и малых городов численность населения региона не уменьшается, даже наоборот, каждый год немного подрастает. Но качество человеческого капитала, который пополняет город, на порядок хуже, чем тот, который мы теряем.

Вторая категория, которая легко снимается с места — это молодёжь, выпускники школ и вузов. Те, кто уезжают поступать, очень редко возвращаются. А те, кто учится здесь в вузах, говорят о желании уехать из города: каждый пятый студент, по нашим данным, озвучивают это намерение. Да, это намерение. Но факт в том, что молодёжь здесь не успевает укорениться. А кроме того, происходит серьёзный сдвиг в системе ценностей молодого поколения. Миллениалы не привязаны к месту проживания. Они в большей степени опираются на себя, поэтому и ориентируются в социальном пространстве автономно.

А у тех, кто сейчас ещё в подростковом возрасте — так называемое «поколение большого пальца» — автономность ещё выше. Им не нужны ни квартиры в собственности, ни машины, ни дачи. Они не считают это ценностью. Собственность для них — обуза. Капитал — то, что у них в голове. Их не привяжешь и не удержишь никакими уговорами.

Есть ещё один аспект проблемы — старение населения. В регионе увеличивается количество пенсионеров, уезжают активные люди молодого и среднего возраста. Конечно, это ухудшает экономическую ситуацию, и это очень тревожно.

За девять неполных лет, с 2010 года, Челябинская область потеряла 38 тысяч жителей.

Нормальное развитие региона должно строиться с учётом того, что численность населения должна расти, а не уменьшаться. Эту цель, понятную любому социологу и политику, надо ставить как знаковую. И добиваться, чтобы этот тренд переломить.

В силах ли власти удержать людей? Да — если обращать внимание на то, что важно для жизни людей, а не для власти и бизнеса. Люди должны чувствовать, что о них заботятся, что они главные участники жизни в регионе. Остановить людей можно, только изменив векторы экономической и социальной политики в регионе.