Деградация профессии

БИЗНЕС: мнение

Текст: Елена Макаренко, директор группы компаний «Информа»

Я отлично помню, как я, молодая выпускница ЮУрГУ, пришла на работу в проектный институт. Это была моя мечта — работать в серьёзной, крупной организации, разрабатывать сложные объекты, участвовать в глобальных проектах, учиться и учиться. Все инженеры старшего поколения были для меня наставниками. Я думала, что никогда в жизни не дорасту до главного инженера проекта — ГИПа. Это была такая высота! ГИП — уважаемая, почётная должность, для которой требовались годы работы с серьёзными объектами, опыт и безупречная профессиональная репутация.

А сейчас ГИПом может стать любой. Закончил институт, открыл ИП — вот ты и ГИП, которым сам себя назначил. Через два дня после диплома любой специалист может назвать себя главным инженером проекта, или генеральным директором или ещё кем хочет. С тех пор, как закон разрешил инженерам-строителям создавать индивидуальное предприятие и выполнять работы по контракту до трёх миллионов рублей, институт проектирования стремительно деградирует.

ГИП — это человек, который руководит проектом. Получается, этот статус не надо сейчас ничем подтверждать. Ни опытом работы, ни квалификацией, ни портфолио, ни документами.

Если раньше, лет десять-пятнадцать назад, любой проект нужно было заказывать в лицензированной организации с допусками на все виды работ, то сейчас проект (до трёх миллионов рублей) может выполнить любой индивидуальный предприниматель, закон это позволяет. Не нужно ни лицензий, не нужно ничего! Есть диплом, есть ИП — этого достаточно. Всё очень просто.

Что такое контракт до трёх миллионов рублей? Это может быть проект автозаправочного комплекса, детского сада, небольшого кафе… Это объекты общественного назначения, то есть они для людей. Там будут есть, отдыхать, работать — значит, должны быть соблюдены все стандарты безопасности. Проекты, созданные в таких небольших ИП, не проходят экспертизу. Их штампуют под копирку и выдают. Это наносит колоссальный ущерб школе проектирования.

Либерализация российского законодательства в области малого бизнеса, к сожалению, не учитывает специфику предпринимательской деятельности. Закон не разбирает, табуретки предприниматель строгает или пытается делать сложный инженерный проект. И это ведёт к катастрофе. Лет десять-пятнадцать лет назад невозможно было представить, чтобы условный «ИП Иванов» проектировал строительный объект. Была налаженная годами система проектных институтов и компаний, которые имели лицензии и необходимые разрешения на все виды работ, и заказчики обращались в проектные институты. Сейчас эта система размывается, рушится на наших глазах. Старшее поколение проектировщиков уходит из профессии, а молодёжь не мотивирована расти и учиться. Они уходят из проектных институтов, создают маленькие фирмочки и штампуют непонятные проекты.

Заказчик, обращаясь за проектом к индивидуальному предпринимателю и порой разбивая для этого большие проекты на маленькие, конечно, экономит деньги. Зачем ему идти в проектные организации? Зачем платить больше?

Да, мы крупный проектный институт, у нас больше накладных расходов. Нами получены допуски саморегулирующей организации, мы платим необходимые взносы, все положенные отчисления, создаём рабочие места. У нас стоят лицензированные программные продукты, мы вложили в программное обеспечение даже не сотни тысяч, а миллионы рублей. Индивидуальный предприниматель, конечно, такие ресурсы не вкладывает и, как правило, пользуется нелицензионными программами.

Меня как профессионала это не может не возмущать. Престижность профессии сводится к нулю. Да, мы живём в очень интересное, классное время — появились отличные профессиональные программы, есть талантливые креативные специалисты, но то, что было заложено советской школой проектирования, которую мне посчастливилось застать, надо бережно унаследовать, а не уничтожать. На одних современных программах серьёзную, ответственную работу не вытянуть: нужен труд, ответственность и опыт.