Право

на свободу и независимость

СЕМЬЯ: психология

Текст: Андрей Бабин, психотерапевт

Есть люди, которые остаются одни. Они умеют выстраивать отношения, продлевают связь на годы и годы, привлекают и удерживают вокруг себя огромное количество людей, не испытывая никаких трудностей, но не терпят постоянного партнёра и бегут любой зависимости. Почему?

Почему человек боится привязанности? Это отклонение или норма? Почему для человека коммуникабельного, умеющего дружить и дорожить отношениями, такого рода связь — это клетка, рамки, несвобода. Почему они первыми прерывают отношения, как только понимают, что наступает момент серьёзной привязанности? Что за страх стоит за этой зашкаливающей независимостью? Попытаемся разобраться.

Без смещения и смешения личных границ любовь невозможна. Этот момент переживают абсолютно все живые люди. Любовь не существует без сильной, глубокой, почти животной привязанности. Вот ты себя поймал на том, что уже не можешь без человека, ты должен его видеть, слышать голос, прикасаться, чувствовать его присутствие… Катастрофа. Ты зависишь от другого человека. Ты нуждаешься в нём. Кошмар. Ты начинаешь злиться на себя, именно потому, что… ну что за чёрт, ты сам себе не принадлежишь, такой самостоятельный, такой взрослый.

Нарушаются личностные границы. Теряется чувство самоидентификации. Ты беззащитен, открыт, уязвим. Ну а как иначе? Риск растворения в другом и временная потеря себя — своего рода маркёр сильного глубокого чувства. Да, страх привязанности граничит со страхом себя потерять. Это нормально. Взрослый зрелый человек отдаёт себе в этом отчёт. И обычно делает шаг назад для того, чтобы понять, насколько сильно натягивается нить.

Да, это у психотерапевтов называется зависимостью. Зависимость — один из обязательных элементов любви, если любовь вообще раскладывается на элементы. И душа болит, и ничего с собой сделать не можешь. Такова природа вещей.

После этого один, осознавая всё вышесказанное, идёт в отношения, признавая власть другого человека над собой: да, я попала, или я попал. Но я в это пойду, хорошо, согласен. Да, велик риск, если вдруг что-то пойдёт не так. Но я так хочу. Я так выбираю.

А другой уходит с этой дороги в самом начале. Осознавая всё то же самое, он понимает: слишком зыбко, непонятно, непредсказуемо. С такой сильной привязанностью ты рискуешь потерять себя и не собрать потом. Страх неизвестности — абсолютно логичный и осознаваемый любым взрослым человеком — заставляет сбегать. Не знаешь, к чему вся эта история приведёт, к добру или к худу, не готов рисковать — поэтому лучше не начинать.

Но правда в том, что никто на всей земле этого не знает. Ни один человек.

Разница только в том, что одни рискуют, другие — нет. Риск, я согласен, — это полное безумие. Но помните, как говорил Волшебник в «Обыкновенном чуде» у Шварца: «Слава безумцам, которые осмеливаются любить, зная, что всему этому придёт конец».

Люди, которые остаются одни, как правило, сильные интуиты. Они живут звериными инстинктами, чувствуют спинным мозгом, владеют протоязыком. Справедливости ради замечу, что это язык, известный всем. Позовите кошку или собаку. Как вы это сделаете? Вы интуитивно примете такую позу, найдёте такую интонацию, что животное поймёт, поверит и подойдёт. Человек — то же животное, он понимает точно так же. Включите прото язык — и собеседник будет очарован вами. Но большинство людей в общении включают другой язык.

Люди-интуиты, о которых речь, от природы наделены сильной энергией. Их ведёт по жизни жажда приключений и любопытство. Эта жажда ненасытна и пересиливает любые привязанности. Им постоянно нужно обновление. Всё постоянное для них скучно. Впрочем, постоянное для любого человека скучно, но всё зависит от скорости смены интересов и приоритетов. У среднестатистического человека скорость изменений намного ниже.

Простой пример. Если в жизни семейного человека, неважно, мужчины или женщины, появился новый объект, который вызывает сильные чувства… ему трудно сразу переключиться. Трудно отдаться страсти, не испытывая стыда перед постоянным партнёром. Идёт внутренняя борьба, уговаривание и убалтывание себя. И даже если человек поддаётся новому увлечению, ему всё же как-то не по себе. Это говорит о глубине переживаний. А личность, которую мы описываем, переключается легко: скорость другая. Такие люди меняют пристрастия, как дети, — искренне, быстро и непосредственно. Для ребёнка ведь вполне естественно бросить одно занятие (друга, игрушку…) и заняться другим. Без объяснений причин и без чувства стыда. Вот такое детское начало ими движет — движет не только в чувствах, но и по жизни в принципе.

Детское начало во взрослом человеке — это неуёмное творчество, креативность, активность, жажда что-то открыть, увидеть, успеть, испытать, жажда новых впечатлений, приключений, чувств… Скорость их реакций и безоглядность поступков — невероятна для взрослого. Такие люди проживают много разных историй, не один раз меняют партнёров, но каждый раз, уходя, они как бы говорят: ну извини, что я тут поделаю, это не я, это мои чувства. Они не могут себе в этом отказать, это их природа.

Я точно знаю, что человек получает то, чего хочет искренне и от сердца. Этот закон работает безошибочно. Мы все получаем то, что хотим, даже если мы этого не сознаём или думаем, что хотим совсем другого. Ты живёшь так, только потому, что никто, кроме тебя, это не выбирал.

Так и здесь. Для таких людей одиночество — это не чувство брошенности, ненужности, никчёмности, совсем нет. Люди незаурядные и одарённые, они выбирают одиночество сознательно. В этом выборе — умение сохранять себя, не откликаться на глупые провокации. Они ощущают внутреннее одиночество как гармонию и высоту своей душевной архитектоники — поэтому самодостаточны.

Такого порядка одиночество — большой точильный камень, огромное испытание, через которое могут пройти немногие. Человек живёт своим внутренними, глубинными процессами. Он может быть всяким, но он всегда в согласии сам с собой. Если ощущает, что им пользуются, он уходит, но сам, по большому счёту, не нуждается ни в ком. Ему в равной степени хорошо и с людьми, и с самим собой. А когда рядом никого нет, он снимает границы с миром и ощущает всё пространство, наполняет себя энергией из любого источника.

Если речь о женщинах (потому что с мужчинами всё же как-то проще), то это исключительные женщины. Они могут быть самодостаточны. Пройдя какое-то количество переживаний и страстей, они могут выбирать себя, отказываясь от любых привязанностей. Это осознанный выбор. Они даже готовы, что любимый и не найдётся. Их равновесие и гармония — внутри.

Такой человек ищет очень определённого партнёра. Нет, не принца на белом коне. Человека, который был бы равен по силе. Ей нужен такой же гармоничный и независимый человек, как она сама. В этом нет никакого отклонения от нормы, это её конституция. Она ищет человека, похожего по внутренней архитектонике. Это нормально, ей никто другой и не подходит.

Зачем ей соглашаться на то, что диссонирует и противоречит её природе? Такой же гармоничный человек, как она сама, не будет ей ставить рамки и накладывать ограничения. Не для того она себя воспитывала и выковывала, чтобы соглашаться на промежуточные варианты.

Поэтому не стоит поддаваться стадному инстинкту, что все подружки по парам. Такая женщина ищет того, что нужно лично ей: собственной власти над своей жизнью.