«Для меня это была такая большая мечта, с 5-го  класса лечила кошек– собак! Мама говорила: «Гала, ведь есть и другие профессии», а я её даже не слушала! И когда я не поступила в институт первый раз, для меня это было шоком. Тогда мама привела меня к своему знакомому хирургу и сказала: «Покажи ей всю грязь в медицине, чтобы она навсегда расхотела быть врачом!» Я надела халат, шапочку, зашла в операционную. Там молодой парень под местной анестезией лежит, смотрит  на меня и говорит: «Ей плохо!!!» Врачи  поднимают голову,  а я – бух, и упала. Очухалась в ординаторской, встала и снова пошла смотреть. Интересно! И в этот же день ещё и в морге была. Вечером прихожу домой бледная и говорю маме: «Я на работу устроилась – санитаркой в операционный  блок».

На второй год опять не поступила в институт – снова стресс! Я привыкла всё планировать, хотела  семерых детей родить и хорошим врачом стать… И вот, когда на третий год я поступала, испытала самое большое разочарование: на экзамене по высшей математике рядом абитуриент просит: «Галл, научи столбиком делить!» 

Училась я всегда хорошо, хоть и трудно было, получала повышенную стипендию. Интернатуру  проходила в Южноуральске, и когда заведующий  ушёл в отпуск, меня назначили на его место. Все были шокированы! Позже работала в Увельской больнице, а потом мой будущий муж, Алексей Борисович,  присмотрел  меня. И вот уже 16 лет работаю в санатории «Урал», более 9 лет – генеральным директором.  И – скучаю по лечебной работе. Хотя, конечно, я уже не тот врач, который может как следует выслушать тоны сердца… Но весьма полезным стал  совершенно новый для меня опыт директорства. Я ведь не заканчивала ни экономических и юридических, ни строительных, административных и управленческих курсов – никаких! Но учусь каждый день – из литературы, от коллег, на практике. И, что самое удивительное, – получается!

…Изначально мы задумывали сделать из санатория место, где совершенно любой человек, начиная с трёхлетнего возраста, может отдыхать у нас и лечиться. Поставили задачу – сделать из санатория загородную клинику, и в то же время – сохранить российские традиции санаторно-курортного лечения, заложенные, кстати, ещё при  Петре I. Сегодня нет такого больного, какого мы не смогли бы  принять! Принимаем всех – разного возраста, с любой патологией. А для тех, кто приехал только отдыхать, стараемся создать все условия. Таких немного, процента 1,5-2. Хотя статистика показывает, что массаж проходит более 100 процентов отдыхающих. Некоторые успевают получить несколько его разновидностей. А это уже лечение! Я уж не говорю о диетическом питании – и это лечение. Ну и, разумеется, – воздух, лес, озёра!!!

Моя опора

Мой коллектив –  основа всей здравницы! Какие бы ни были стены, но если нет людей, которые душу отдают, то ничего не получится. Самое ценное, когда отдыхающий, уезжая, говорит: «Ваши люди не просто улыбаются, они причастны!» Значит, мы на правильном пути. У нас всё-таки медицинское учреждение, мы должны сопереживать  больному. Мы ведь делаем очень много операций. Затем – реабилитация, и на работу отправляем только  здорового. Можем практически здоровому профилактику сделать, а с больным провести любые манипуляции по оздоровлению. 

Я горжусь своим коллективом и считаю, что за хорошие кадры надо бороться! Очень большие деньги вкладываю в обучение, повышение квалификации, научную работу. Помимо своих двадцати двух врачей, мы привозим на консультации ещё пятнадцать  ведущих специалистов области. Профессора, доктора наук консультируют, учат наших врачей новым технологиям. Больше всего времени трачу на свой коллектив! Если человек получает удовлетворение от своей работы   и стремится развивать санаторий, значит, дело будет двигаться! А если он пришёл,  как говорится, лишь бы день отстоять, то ничего не выйдет. Мы провели маленький опрос «зачем вы приходите на работу?» Конечно, оплата труда имеет значение, но, главное, что мы увидели из анкет: сотрудникам нравится атмосфера санатория, им хочется видеть результаты труда. 

Сантехника – специализация молодого врача

Заниматься кадрами я начала  буквально со студенческой скамьи, когда была направлена в санаторий. Алексей Борисович, мой супруг, был тогда его генеральным директором, заманил меня ещё на распределении. И, честно говоря, ехать сюда я вообще не хотела! Я родом из Грозного, училась в Астрахани, а когда мне сказали – Челябинская область, да ещё санаторий, – мне страшно стало. Алексей Борисович  начал  рассказывать про плывущий среди берёз белый корабль, и я сдалась – поехала. В  первый  рабочий день взяла с собой фонендоскоп, тапочки, халат, хотя знала, что ещё стройка, полы делают, красят, потолки белят. Говорю: «Алексей Борисович, я – то чем здесь буду заниматься как врач?» Он берёт пачку документов, бросает на стол и говорит:  «Неделю даю на изучение сантехники в лечебном корпусе». Вот это для меня был самый настоящий шок! Я – врач, так долго  достигала своей цели, три года поступала, семь – училась, и – заниматься сантехникой! 

Но… сама закупала медицинское оборудование, параллельно училась физиотерапии   и набирала кадры. Уникальный опыт! Ездила по больницам, училась строительству… коллектива.

Профсоюз как способ борьбы с незаменимостью

В санатории 160 лечебных кабинетов, мы применяем около 500-700 методик лечения и столько  же  – диагностики! И когда медсестра  работает в медкабинете месяц, два, три, то через год она, естественно, не хочет идти работать в другой. Надо заново учиться, а здесь всё знакомо! И получается, что через год – два ты вообще не можешь её ни в отпуск отпустить, ни подменить. Теперь у нас чётко: три месяца и – смена! Тогда  персонал не боится ни аппаратов, ни кабинетов. Люди понимают: уметь надо всё. И я горжусь, что самый сильный медицинский коллектив  – в санатории «Урал»! Коллектив – это самое сложное, самое ответственное, он застаивается быстро, мышление людей менять сложно, а надо держать их в тонусе. Около 80 процентов людей работают в «Урале» более  7-10 лет, но 20 процентов – дают текучесть. При этом ощущается нехватка сварщиков, грузчиков, дворников. Я сразу поняла, что мне надо или возрождать профсоюзы, или вводить должность зама по социальным вопросам. Я по натуре человек социальный, а работающих – 576 человек, и – текучка. У одного – умер, у другого – заболел, у третьего – родился, женился. Собираю коллектив,  спрашиваю: «Что  делать будем?» Решили возродить профсоюз. Весь коллектив –  члены профсоюза, у нас невыгодно не состоять в профсоюзе. Санаторий вкладывает до трёх миллионов рублей ежегодно в социальные программы: оздоровление, питание, пионерские лагеря и так далее. Чем дольше работаешь, тем больше льгот. Более десяти лет трудишься – лечение и операции бесплатно. Два года назад подобную систему мы ввели и по оплате труда. 

Одно из последних новшеств – встречи с новичками, где объясняю, почему работать в санатории «Урал» и почётно, и очень ответственно. На одном из форумов курортологов в Москве наша здравница признана лучшей в России! Имеем дипломы, медали. Четыре года  участвовали во всероссийских выставках здравниц и каждый раз получали золотые медали, дипломы, имеем два гранда правительства Челябинской области. Сейчас живём новыми мечтами – о  своём салоне красоты, кабельном телевидении. И ещё не до конца изучили свойства воды. Новые открытия сулят просто ошеломляющие результаты! 

Благодарная работа

На последнем собрании акционеров за меня проголосовали единогласно. Конечно, приятно, когда тебе так верят! А трудности закаляют, находишь новые пути, новые направления развития. За 14 лет мы из гастроэнтерологической стали многопрофильной здравницей. Мы лечим не болезнь, а человека. Не бывает такого, что желудок больной, а всё остальное – здоровое! 

Кстати, отдыхающие подсказывают нам массу мелочей: где-то ступенька неудобная или провод  болтается, а хорошо бы ещё упор для ног в ванной. А есть такие  вещи, которые материальных затрат вообще не требуют, только душу, сердце, глаза, улыбку – и больше ничего не надо!

Об оптимизме

Да, я оптимист! Хотя чувство неудовлетворённости присутствует всегда. Всё мне кажется – что-то не успеваю. Была мечта – построить Зимний сад, её подсказал Алексей Борисович. Идею развила наша постоянная клиентка, кинозвезда Наталья Бондарчук. Она и на открытии была в образе княгини Волконской… На Урале мне очень не хватало солнечного тепла, зелени. Построили мы Зимний сад, ленточку перерезали и – интерес пропал! Понимаете?! Несколько  лет живу другой идеей – сделать аквапарк. Озеро-то лечебное, а полтора-два месяца – и сезон окончен. Разработали технологию, утвердили в  Москве: озёрную воду в ванны нагреваем и запускаем. Озеро Подборное – уникальное, не скажу что единственное в мире, но не уступает Мёртвому морю. Запасы грязи – на двести  лет. Вообще природа здесь заповедная: пять озёр, все разного состава, и почти все – лечебные!

Даёшь Кавказ в Хомутинино!

Но назад – на Кавказ – не хочу! Климат здесь – идеальный. Хоть на  Кавказе лето длинное, но зимы нет, слякоть и грязь! Здесь лета мало, зато зима – так  зима! Поэтому, откуда бы я ни возвращалась, всегда говорю: «Лучше Хомутинино может быть только Хомутинино!» Я так прижилась здесь,  так полюбила деревню, и поэтому очень много сил и времени уделяю ей! Спрашивают: «Это вам надо, Галина Алексеевна?» На Кавказе я видела, что такое курорт. Это не только территория санатория,  а вся местность курорта. Хомутинино должно стать курортом! Нас, санаторских, деревенские долго считали чужаками. Даже детей в садике делили! Здесь была своя казачья станица со своими устоями, и вдруг – открывают санаторий! И наезжает в Хомутинино столько людей. Когда я пришла, думала: вот – санаторий, а всё остальное меня не касается. А как столкнулась!.. Если в Хомутинино нет воды, люди приходят раздражённые! Как я буду спокойна?! Зимой нет тепла, котельная не работает – опять меня касается! Садик закрыли, а у нас четыреста детей сотрудников! Мне муж говорил: «Давай будем жить в Южноуральске, а сюда ездить на работу». Но если мы уедем, кто тогда будет за всем следить? Хомутинино так и останется Хомутинным. Я же всем квартиры в Южноуральске не куплю, всех возить не смогу! Если мы не начнём поднимать деревню до уровня санатория, то санаторий опустится до уровня деревни! 

Подготовка медалистов

…И мы создали на селе студию по развитию детского творчества. 137 детей занимаются в шести отделениях: хореографическое, инструментальное,  вокальное, театральное, цирковое и английский язык. Концерты на 1,5-2 часа дают в санатории такие, что отдыхающие «браво» кричат! Костюмы сами шьём. Для мальчиков создали спортивную школу – хоккей, бильярд, теннис и лыжи. Уже призовые места пошли! Одежду, оборудование – всё закупаем, помещение отремонтировали. Конечно, для детей и родителей – это хорошо! Каждый ребёнок чем-то занят и под контролем. Растёт эстетический уровень развития детей, они держатся, говорят по-другому. Они знают, что такое санаторий! А я знаю, что они придут работать к нам! Кто-то уедет, но, если хоть 20 процентов останется, это уже новый коллектив санатория! Ещё я – председатель совета школы. У нас за более чем 30-летнюю историю школы не было ни одного медалиста, а поставили задачу и – выполнили! Нынче сын наших сотрудников, Антон Макаров, получил золотую медаль! На следующий год готовим ещё двух серебряных медалистов! И мои дочки учатся здесь. Старшая, Даша, школу закончила, уже два года учится в институте бизнеса, сейчас в Шотландии  изучает  английский. Средняя, Поля, вылитая  «папа Лёша»,  очень творческая личность, но очень быстро загорается и быстро остывает. Переживаю за неё: «Поля, ты уроки сделала?!» – «Мама, в нашей школе больше «5» не ставят!» А маленькая, Анютка,  на меня похожа, в 3 года поинтересовалась: «Мама, скажи, что надо делать, чтобы  стать  директором, я всё буду выполнять!» Играет на фортепьяно, возмущается: «Мама, но ты же не умеешь играть! Зачем  мне это?!» А я отвечаю: «Да, Анюта, не умею, но иногда на оперативке так хочется сыграть Бетховена!» – «Ну, хорошо, буду учиться!» 

О любви

Сейчас у меня задача – защитить док-торскую диссертацию. Очень большая работа – 5000 исследований! Работает весь врачебный коллектив совместно с медицинской академией. Кстати, установлено, что наша вода нормализует иммунитет и обладает антистрессовыми свойствами. Работа мне нужна, как пример коллективу, чтобы они тоже «горели»… А кандидатскую я защищала между санаторием и детьми. Дочери – год, работы – непочатый край! На Новый год пряталась от них, закрывалась в кабинете. Мои дети записывали поздравление для меня на магнитофон: «Мама, мы желаем тебе, чтобы ты свою диссертацию больше не писала, а не то мы  её сьедим!» Даша  в пятом классе в  сочинении  «Хобби моей семьи» написала: «У нашего папы два хобби: он любит  охоту и конфеты «Рафаэлло». А мама у нас всегда работает! А когда не может работать, она спит!» Я возмутилась: «А цветы, огород – это не хобби?» Раньше огородом никогда не занималась. Лет 15 назад муж насыпал мне в руку семена моркови и говорит: «Это – морковь! Её нужно сажать редко, а то мелкая вырастет» Я не поверила! Сейчас у нас большой дом, хороший сад, много деревьев. Сама выращиваю помидоры, 70 вёдер собираю, клубники собираем по пять– семь  вёдер. Я одно заметила: земля меня успокаивает, забирает всю отрицательную энергию, поэтому хочешь – не хочешь, ноги сами к ней идут. 

Три девчонки… Сына хотели – не получилось. На должность генерального директора я вышла, когда Анютке было пять месяцев. Поле три года было, а Даше десять лет, я Дашу с этого времени вообще не помню! Помню одно: Анечку держу справа, Полечку – слева, Даша говорит: «Мама, больше двух детей иметь нельзя, потому что у тебя для меня даже руки нет!» Но, честно говоря, в семейной жизни я самая счастливая женщина! Я очень люблю своего мужа! Люблю своих детей! Люблю жизнь!