+7(351) 247-5074, 247-5077 info@missiya.info

Золотые пропорции

СТИЛЬ ЖИЗНИ: секреты красоты

Текст: Александра Павлова
Фото: Из архива клиники «Золотое сечение»

Каждый день пластические хирурги бросают вызов генетике, природному замыслу и нечаянным обстоятельствам. Они не просто хорошо выполняют свою работу, а дарят пациентам надежду на лучшее. О том, как удалось создать в Челябинске многопрофильную клинику, специализирующуюся на пластической, сосудистой и общей хирургии, и какими мифами обросла самая сложная профессия на земле, рассказывают директор клиники «Золотое сечение» Артур Аракелян и ведущий хирург Олег Горбанёв.

Клиника «Золотое сечение» работает чуть больше года. Расскажите, в чём её принципиальное отличие от других многопрофильных медицинских центров?
Артур Аракелян: Основное направление клиники — хирургия: пластическая, сосудистая. С 2018 года мы также проводим операции по полисам ОМС, поэтому некоторые услуги у нас можно получить по этой «народной» страховке. Речь идёт о сосудистых (лазерное или классическое удаление вен), общехирургических (пупочные и паховые грыжи, фиброаденомы молочной железы), урологических, травматологических операциях и некоторых других. Но, конечно, самый главный наш козырь — врачи, каждый из которых имеет огромный опыт. Это одни из лучших специалистов города. У нас работают главный уролог области, главный детский офтальмолог города, доцент кафедры неврологии, заведующие отделением травматологии и онкологии наших ведущих больниц города и многие другие.

Олег Горбанёв: Мы делаем такие операции, за которые не все пока берутся. Я говорю не только о рутинных абдоминопластике, увеличении груди, ринопластике, липосакции, но и таких манипуляциях, как увеличение ягодиц. Последние мы осуществляем различными способами, в том числе и за счёт собственного жира пациента. В месяц мы делаем от 20 до 30 операций, в зависимости от сложности и сезонности. У нас нет цели заработать все деньги, поэтому мы не стремимся к количественным рекордам в операционных.

Профессия пластического хирурга обросла десятками мифов. Поэтому следующий вопрос очевиден. Вы можете отказать клиенту, если его просьба покажется вам слишком странной?
Олег Горбанёв: Мы работаем в рамках медицинской этики. И гиппократовский принцип «не навреди» для нас, может быть, более актуален, чем для других врачей. Ведь мы оперируем здоровых людей, так что после операции они должны оставаться и здоровыми, и красивыми. Здоровье и эстетика в нашем случае — две стороны одной медали. Руководствуясь этим, мы можем отказать пациенту, если понимаем, что он стремится к каким-то гипертрофированным формам. Более того, как бы люди легко не относились к пластике, это в первую очередь серьёзное оперативное вмешательство, к которому пациент должен быть готов и физически, и морально.

Какие сложности существуют в пластической хирургии сегодня?
Олег Горбанёв: Я бы сказал, что основная наша беда — это потребительское отношение клиентов, которые считают врачей чуть ли обслуживающим персоналом. Отчасти тренд на такое общение задают СМИ, где постоянно муссируются околонаучные слухи: кому и как покалечили жизнь хирурги. При этом информация о спасённых жизнях минимизирована. Мы вынуждены бороться с этим невежеством, устраивая пациентам многочасовые консультации.

Артур Аракелян: Среди одного из современных направлений можно отметить и активное вовлечение клиентов через социальные сети. Занимаясь этой работой, нужно грамотно подходить к получению согласия от пациента для публикации различного рода материалов в социальных сетях. И так как контент «до и после» немного приелся, то многие клиники начинают активно загружать видеоролики из операционной или выходить в прямой эфир, и тут нужно соблюсти баланс, дабы не отпугнуть подписчика. И конечно, если это делать, то делать профессионально, используя те технологии, которые сейчас есть, или вообще этим не заниматься.

Несмотря на все эти сложности, что вас заставляет возвращаться на работу изо дня в день?
Олег Горбанёв: Любовь к своей профессии. Мои родители грезили, что я продолжу нашу «учительскую династию». Но меня с детства увлекало врачевание. Я оперировал кукол своих сестёр и перебинтовывал лапки котам. В общем, все вокруг меня ходили «вылеченными». (Смеётся.) Глядя, как я постепенно превращаю комнату в лазарет, мудрые родители не стали настаивать на своём, и я пошёл учиться на врача, в ЧелГМУ (тогда Челябинский мединститут — Прим. ред.), который во все времена котировался как одна из сильнейших практических и теоретических научных баз. Учился у профессора Васильева, стажировался в Москве и Санкт-Петербурге, но для практики и профессионального роста выбрал наш город. Теперь прикипел к Челябинску настолько, что, думаю, если бы мне пришло какое-нибудь «выгодное предложение» из-за рубежа, то я скорее всего бы отказался. Богатый эмпирический багаж — самое главное для успешного хирурга.

Расскажите, пожалуйста, о перспективах клиники «Золотое сечение».
Артур Аракелян: Наша клиника сегодня является одной из ведущих клиник города. У нас есть аппараты для вибрационной липосакции, оборудование для лазерного удаления вен и многое другое. В дальнейшем материальную базу планируем развивать. Будем расширять услуги как операционные, так и постоперационные. Мы уже сегодня уделяем большое внимание восстановлению пациентов после операции. В клинике работает стационар, где пациент находится под нашим неусыпным контролем столько времени, сколько ему необходимо.

error: © ООО «Издательский дом «Миссия»