Владимир Олеско, директор ООО «Олес»

Однажды я наводил порядок в кладовке, перебирал старинные вещицы и случайно натолкнулся на ветхие пластинки моей бабушки. Пригляделся – выбросить жалко, всё-таки память. Отыскал такой же старинный патефон, раскрутил ручку посильнее,, сделал звук погромче и – увлёкся! Теперь это моё хобби: специально ищу новые пластинки, делаю выборки и собираю свою Большую Коллекцию. 

Cамая любимая – «Рио-Рита». Садимся иногда тёплым вечером с друзьями на дачной веранде, открываем бутылочку доброго вина и заводим патефон… Пластинка поскрипывает, заедает, но всем очень нравится. Отец и бабушка мне рассказывали, что раньше вечера с танцами под патефон были самым любимым отдыхом. Им самим очень нравилась эти пластинки. Поэтому моя любовь к музыке тех лет, наверное, на генном уровне…

Любовь Конарева, президент Уральской ассоциации кредитных союзов

Свои первые пластинки я начала собирать в 70-е. Тогда я жила в общежитии «Челябинскгражданстроя» и работала в в/ч 7438. Девчонок — лучших работниц — премировали полетовскими проигрывателями, и на каждом этаже хотя бы один имелся. А если не было, то брали друг у друга в долг. 

Проигрыватель «Россия» я приобрела специально для Высоцкого! Нас было двое «Высоцковедов» — я и блестящий литературовед Алексей Казаков. И я очень много – буквально каждый день — выступала с лекциями от общества «Знание» или Общества книголюбов. Однажды в профкоме мне посоветовали: говорите проще. А я не хотела быть проще! Ответила: пусть у моих слушателей останется хоть одно новое слово, хоть одна новая мысль! Когда все понятно – не интересно! 

На самом деле я получала настоящее удовольствие, поскольку любила тех, о ком рассказывала. По крупицам собирала информацию о своем кумире – Владимире Высоцком, в том числе и от артистов театра на Таганке, что приезжали к нам на гастроли. Борис Хмельницкий рассказывал мне всю правду о бесконечных выговорах и увольнениях Высоцкого главрежем Любимовым, о противостоянии с Валерием Золотухиным, который не простил Артисту роли Гамлета. 

А какие роскошные литературные концерты проходили в то время у нас в филармонии! Или мы приглашали актеров драмтеатра в общежития и организации. Я помню высший пилотаж литературной декламации артиста питерской школы Юрия Демича – его мощный голос уносился в своды и обрушивался с небес разящим стихом Высоцкого на восхищенных, обалдевших девчонок и мальчишек, которых я приводила на эти концерты. Так же восхищенно они слушали Ахматову – тоже моя привязанность на всю жизнь. И пластинки с песнями воинов-интернационалов Афганистана – мой дорогой и священный период, о котором отдельный долгий разговор… 

К сожалению, самого Владимира Семеновича встретить не посчастливилось… 

Кто б знал… 

Елена Тарасова, совладелица и директор спортивно-оздоровительного салона красоты «Влада»

Моя первая пластинка, которая запомнилась, – из детства. Сказка «Бременские музыканты». В то время сказки, записанные на пластинках, были очень популярны у детей, особенно, если учесть, что хорошие книги были дефицитом, а мультфильмы по телевизору – редкостью. 

Однажды летом, когда я гостила у бабушки, приехал папа и привез мне пластинку. Это был самый лучший мой детский подарок! Каждый день я слушала эту сказку. Голос Ануфриева (он озвучивал почти всех персонажей) просто завораживал. Мы с братом выучили все слова и песни по ролям. Заслушали пластинку до дыр! Очень долго она хранилась у нас дома.

А уже в юности запомнился журнал «Кругозор» с подшитыми виниловыми пластинками, у которых особая скорость воспроизведения. Именно на них были записаны «остродефицитные» иностранные хиты, которые прослушивались в тесной компании друзей.   

Ильяз Зинуров, директор ЗАО «АКОНТ»

Когда внучки придумывают для меня подарок, я им говорю: «Найдите мне кассету с песнями Анны Герман, и больше ничего не надо». Давно-давно я услышал ее голос – и запомнил, а потом запомнил имя. Если сегодняшних певиц можно спутать, то этот голос узнаешь из тысячи! Сказать – душевный – почти ничего не сказать. Наверно, это про нее – «не петь не могу», настолько ее песня из души идет. Это ни с чем не сравнить: она поет, как для себя, не думая, какое впечатление произведет на слушателей, как ее воспримут. Голос льется песней – как крик, как боль или радость. «Мы эхо, мы эхо, мы долгое эхо друг друга» – моя любимая…

Удивительно, но ничего материального у меня с ней не связано: я не собирал вырезки из газет, пластинки, кассеты. А только есть в душе трепетное, любовное отношение к ее песням, к ней как к личности, как к человеку. Позже я узнал из телепередач о ее жизни. Очень сложная судьба оказалась у Анны Герман. Она попадала в тяжелейшую аварию, и два с лишним года была неподвижна. И все же поднялась и снова начала ездить с концертами! А в тот период, когда в Польше поднялась антисоветская волна, она оставалась верной себе и песне, большую часть ее репертуара по-прежнему составляли русские, а не польские, песни. В угоду политике, конъюнктуре, идеологии – ничего не делала!.. 

Помню, мы с внучкой Катей едем в машине, а приемника не было, и Катя  мне: «Деда, ля-ля!» То есть – деда, запевай! Они (мои девочки и внучки) прекрасно знают и «Шел отряд по берегу», и «Дан приказ ему на запад» – мой самый что ни на есть революционный репертуар! И с уважением относятся к моим музыкальным привязанностям, в том числе и к таланту Анны Герман. По крайней мере, они знают ЕЕ имя. Вот только кассету найти пока не могут… 

Борис Мизрахи,  начальник управления информационной политики, советник председателя Законодательного собрания Челябинской области

Музыка – не столько увлечение, сколько часть моей жизни. Помню, как в 70-х всеми мыслимыми способами «доставал» пластинки любимых исполнителей – и с рук покупал, и заказывал, чтоб привезли. Зарплата конструктора 130-140, а «винил» тогда стоил 70 рублей. Чтоб диск приобрести, приходилось копить несколько месяцев…  

Сейчас, конечно, коллекционирую не винил – DVD, но любовь к старым мелодиям осталась. Так, например, самая интересная серия и самое сильное впечатление последних лет –  четыре альбома «Great American Songbook» Рода Стюарта. Это воспоминания об американской музыке 30-40 годов, в числе которых – великие музыкальные произведения Ирвинга Берлина, Кола Портера, Джорджа Гершвина, Фрэнка Синатры. Но старые мелодии в исполнении Рода Стюарта зазвучали совершенно по-новому! Необычный голос Рода – хрипловатый, надтреснутый и потрясающе искренний  – сделал их более теплыми, душевными, проникающими прямо в сердце. А вслед за Стюартом и другие, более молодые исполнители начали записывать ремейки любимых мелодий. Это стало практически повальным явлением. 

Да, я люблю и Биттлз, и Эрика Клэптона, и Роллинг Стоунз, и старую группу «Энималз», но, на мой взгляд, в последние годы именно Род Стюарт совершил поступок в музыке, всех обошел! Он вернул молодым великую музыку середины прошлого века, которая, казалось, была утрачена, и придал ей новую свежесть.

Наверно, поэтому, воскресным утром, при пробуждении я слушаю его песни – это хорошее начало дня, задает настроение на весь день. Или включаю записи, когда друзья заходят в гости, или когда устал смертельно – эти мелодии хорошо восстанавливают силы. В кафе или еще где-нибудь Рода Стюарта редко услышишь, поэтому я подарил его диски всем своим друзьям, и детей приобщил к настоящей музыке, а сын так просто увлекся мелодиями… одного из первоисточников песен Рода – Фрэнка Синатры!