+7(351) 247-5074, 247-5077 info@missiya.info

Законы жизни Михаила Сулимова

БИЗНЕС: юбилей

Текст: Любовь Усова
Фото: Сергей Сметанин

Небо над горами Миньярского карьера отражается в его взгляде — прямом, ярком, синем. Здесь такое место, что рождает особенных людей, с характером, похожим на горы. Сильный духом, честный, открытый, прямой и искренний, решительно идущий к своей цели так же как горы устремляют ввысь свои вершины. Михаил Александрович Сулимов, генеральный директор ООО «Миньярский карьер», накануне 70‑летия предприятия рассказывает новейшую историю восхождения Миньярского карьера и свою, конечно, ибо последнее десятилетие они переплетены, слиты, спаяны воедино.

Миньярский карьер, безусловно — место силы. Она ощущается здесь невероятным душевным подъёмом, радостью, изливающейся с гор. Кабинет генерального директора расположен «невысоко», всего-то на отметке в 160 метров над уровнем моря. А сам карьер возвышается над управлением ещё метров на 150. Так что мощный буровой станок, прикрепившийся к скалам даже не в самой нижней точке гигантской горной чаши, выглядит размером с булавочную головку. Генеральный директор с гордостью показывает гостям фронт работ.

Законы ответственности

Год назад, первого июля 2018 года Михаил Александрович был назначен на должность генерального директора. Для него, воспитанного в советские времена, на советских традициях, книгах, фильмах, примерах из жизни, директор — это человек, отвечающий за всё, что происходит на предприятии, как и за всё, что происходит с людьми, работающими здесь, и даже с их близкими. Ответственным Сулимов был всегда. Ещё со школы, когда не позволял себе прийти на уроки неподготовленным. Когда старался добраться до самой сути того, что не сразу понимал. Недаром физика была его любимым предметом.

Захарычев бугор — так называется посёлок, где вырос Михаил Александрович. Посёлок назван по отчеству пасечника, когда-то тут жившего. На девять домов свои библиотека, магазин, медпункт, где работала мама, детский сад и котельная — настоящий город в городе. Не было лишь школы, поэтому детей возили в центр на рейсовом автобусе завода, где отец трудился заведующим гаражом. Маленьким мальчиком Михаил часто бывал у отца на работе, поэтому с детства знал, что такое труд и как работают люди.

— Нет на нашем предприятии специальностей, кроме двух, где я не смог бы заменить рабочего, — признаётся генеральный директор.
Лишь управление экскаватором и работа электрика — наладчика приборов вызывает какие-то трудности. Всё остальное он умеет делать сам: и фабрику запустит, и за руль большегруза сядет, и проедет, не задев камешка на дороге.

— Поэтому если работник начинает рассказывать мне сказки Бажова, — тонко улыбается в усы Сулимов, — я могу поправить товарища.

Так было, когда Михаил Александрович только начинал работать в карьере. Начальник автотранспортного цеха той поры попытался дать «недостоверную информацию» о поломках автомобилей. Один раз, другой. Вышли с совещания, и Михаил Александрович сказал коллеге в лицо: «Не надо считать меня некомпетентным». Больше никто не пытался проверить Сулимова на компетентность.

Его восхищает, когда он видит в людях высокий профессионализм и любовь к делу, которая проявляется в деталях. В качестве примера называет Марину Сергеевну Барна, начальника цеха погрузки: «Женщина руководит цехом: машинистами тепловоза, мастерами, составителями вагонов, грузчиками. В высшей степени достойно управляет. Если бы все так работали…». В комнате выдачи нарядов, над зеркалом, висящем на стене, расположена табличка с надписью: «Этот человек отвечает за твою безопасность!» Человек подходит, смотрит на себя, читает надпись и вспоминает о правилах техники безопасности. Конечно, за безопасность на карьере отвечают многие: начальник цеха, начальник смены, мастера, весь отдел по охране труда, а вне карьера — инспекция по охране труда и даже Президент Российской Федерации! Но в первую очередь, сам работник ответственен за себя и свою безопасность. Нелишнее напоминание на таком производстве.

Ещё вспоминает Михаил Александрович о другой, поразившей его женщине-руководителе, партнёре Миньярского карьера, Алле Николаевне Валеевой, возглавляющей в Уфе МАN-центр. Профессиональный руководитель, она живо интересуется новой техникой и технологиями.

Закон ученичества

Каков ученик, таков и учитель, как показывает жизнь. Обратное утверждение так же верно, как и то, что учитель приходит, когда ученик готов воспринять его науку. «Человек учится всю жизнь», — утверждает Михаил Александрович и с теплом и благодарностью вспоминает своего учителя, Валерия Феофановича Носкова, руководителя дипломного проекта, который защищал Михаил Сулимов в Московском государственном открытом университете. Известная личность тех лет, он учил заочников думать. Работать с источниками информации, в ту пору это были книги и журнальные статьи. Кстати, один из любимых Сулимовым героев книги «Два капитана» Иван Павлович Кораблев, тоже учитель, только географии, любящий своё дело человек и волнующийся о детях, которых учит. Книжный учитель явно напоминает характером самого Михаила Александровича: искренностью, честностью, справедливостью, открытостью, добротой.

Может, поэтому работники карьера охотно делятся своими проблемами, даже личными, с генеральным директором и получают если не хороший совет, то реальную помощь. Михаил Александрович такой породы директор, что испытывает потребность в том, чтобы быть необходимым людям. К примеру, зашёл генеральный в цех тонкодисперсных порошков, а мастер говорит: «Жара стоит, рабочим тяжело». Быстро поставили ещё один вентилятор. «Когда понимаешь, что дал человеку что-то полезное, что он ушёл от тебя с какой-то помощью или решённым вопросом, да просто с подсказкой, где искать решение, — это дорогого стоит». Но и ждёт генеральный директор от работников карьера стопроцентной вовлеченности в работу.

— Я уверен, что абсолютно инертных людей нет, — убеждён генеральный директор.

Известно же, что подобное тянется к подобному. Если руководитель требователен к себе, такие же люди притягиваются в его команду. Здесь каждый работник — отменный специалист, которому можно доверять.

— А как можно работать без доверия? — удивляется Михаил Александрович, считающий, что на карьере нет профессии, которая бы не нуждалась в доверии, начиная от главных специалистов и до самой простой должности.

Мало того, за спиной генерального стоят 290 человек, у каждого есть семья, родители, дети, внуки, которые зависят от того, какую политику на предприятии ведёт Михаил Александрович. То есть доверие — отношения сугубо взаимные. И очень влияющие на работу предприятия: «Процентов на пятьдесят эффективность труда зависит от микроклимата в коллективе».

-Предавшему ваше доверие вы скажете своё мнение в лицо?
-Конечно, скажу. Легко,  — не сомневается Михаил Александрович. — Но я должен быть на сто процентов уверен в его проступке! Я долго воспитывал в себе это качество, прежде не хотел идти на конфронтацию. На самом деле надо просто определиться, чего ты хочешь: высказаться и продолжать работать или сказать, чтобы расстаться. Как можно работать с человеком, которому нельзя верить?

Был однажды случай, когда подвёл меня человек близкий, которому я доверял, на которого надеялся. Я сказал ему: «Ты хороший друг и товарищ… был. До тех пор, пока я не узнал об этом факте. Теперь работать вместе мы не сможем». Не приемлю трусость и подлость.

Замечено не вчера: на Миньярском карьере незримо существует защита от «чужих», и если человек не может встроиться в дружный сплочённый коллектив, то уходит сам, без всякого давления со стороны. Так происходило не раз. Даже если человек долго ждал вакансии на карьере, а пришёл, полсмены поработал и говорит: «Нет, не моё это, у вас слишком высокие требования».

Законы качества

Однажды совершенно «случайно» Михаил Александрович увидел на выставке стенд немецкой компании «Хёфт». Немцы предложили поставить троммель (барабанный грохот), который будет выбивать глину из камня. Руководители карьера поехали на действующее предприятие, расположенное под Мюнхеном, посмотреть, что это такое. Поняв, как это работает, вернулись в Россию, подумали, что наши машиностроители смогут сами сделать такой барабан, который будет перерабатывать отвалы. Но немцы свои секреты охраняли, а объяснить проектировщикам на пальцах — это не чертежи предоставить. Россияне сделать грохот согласились, вот только гарантий на его работу давали лишь… год. А господин Хёфт железно обещал десять лет бесперебойной работы. Что ж, купили немецкий барабан, поставили. Это стало поистине революционным шагом для Миньярского карьера. Надо сказать, что для реализации этой идеи потребовалось без малого шесть лет.

— Но ведь на этом мы не остановились, — говорит генеральный директор. — Мы построили к барабанному грохоту целый комплекс инженерных сооружений, спроектированных челябинским «Промпроектом», руководит которым Наталья Вячеславовна Зубцова. За что им огромное спасибо, поскольку очень дотошно и ответственно к делу подошли. Очень честный труд.

В результате сам троммель занимает лишь небольшую часть всей огромной конструкции, присоединившей к барабану приёмный бункер, дробилку, конвейеры для транспортировки породы. На выходе теперь получают чистый дроблёный камень. Но и это не все улучшения. Идеи есть, проработки уже имеются. Дело за воплощением.

Законы экономии

…Это был первый реализованный проект, в котором Сулимов участвовал, который и по сей день работает. Взрывчатые вещества на Миньярском карьере всегда покупали и складировали. Девять лет назад Михаил Александрович побывал на ежегодной всемирной техновыставке CES, проводимой в Лас-Вегасе. Пообщался с российскими производителями, узнал о новых разработках и стал изучать производство. Глубоко вник в процесс. В 2010 году мы получили лицензию на производство и продажу промышленных взрывчатых веществ, провели пробные взрывы.

— Процесс изменений, модернизации, технического и технологического обновления завершить нельзя, — говорит Сулимов. — Реализация одной идеи тянет за собой другую идею и так дальше. Нет предела.

Законы рынка

Они суровы: если остановишься, не будешь двигаться в темпе современного рынка, отставание обеспечено. Этим объясняется непрерывная постоянная и всё более ускоряющаяся модернизация карьера последних лет. На одной из выставок в 2009 году Михаил Александрович познакомился с руководителями НИПИ «Технополис» из Казани. Насим Валеевич и Данил Насимович, отец и сын, рассказали Сулимову о технологии производства тонкодисперсных порошков. На следующий год они же поставили в карьер первую мельницу.

Сегодня рынок тонкодисперсных порошков интенсивно насыщается. Только в нашей области работают два крупных предприятия: «РИФ-Микромрамор» и «Коелга Мрамор», да под Екатеринбургом их около пяти имеется. При таких темпах развития рынка и конкуренции Миньярский карьер усердно работает над сбытом. Первые годы поставляли порошки только для дорожной промышленности, в Стерлитамак, Уфу, другие города. До сих пор работают с этими компаниями, только объёмы поставок изменились. Появился другой, более интересный заказчик. Так же традиционно «случайно» на одной из выставок сотрудники карьера узнали, что микрокальциты используют в нефтяной промышленности. Тогда им сказали: даже не пытайтесь войти в «нефтянку»! Вошли. Но сколько прежде пришлось серьёзно поработать над качеством продукта! Тонкодисперсный порошок используют в смеси для ремонта нефтяных скважин. Смесь состоит из нескольких компонентов и работает в агрессивной среде. Поэтому требования к качеству каждого компонета смеси отнюдь не завышены, а каждая партия микрокальцита проверяется на соответствие качеству в лаборатории заказчика.

— Мы не боимся экспериментировать, — говорит Михаил Александрович. — Мы работаем с ведущими мировыми и российскими компаниями, тщательно следим за качеством нашей продукции, своевременно выполняем поставку. Мы гордимся, что с нами сотрудничает международная нефтесервисная компания Schlumberger и такие крупные российские нефтяные компании, как «Роснефть» и «Сургутнефтегаз».

Закон случайностей

Сулимов очень любит моменты, когда случается помочь, облегчить труд его рабочим. Или привнести на предприятие подсмотренное где-то усовершенствование. Так, недавно зайдя в челябинскую типографию, директор увидел шторки на воротах, через которые въезжает-выезжает на территорию вилочный погрузчик. Казалось бы, что общего может быть у типографии и карьера? Оказалось, шторки! Сулимов понял, что именно так, с помощью завесов, можно защитить помещение цеха тонкодисперсных порошков от снега, дождя, холода, ведь невозможно каждые три минуты открывать и закрывать ворота для машин. Решение нашлось, как обычно, случайно.

— В жизни нет случайностей, — убеждён генеральный директор. — Каждая случайность является закономерной. Мы ищем решение — оно приходит. Многие решения появляются в результате общения с представителями разных компаний.

Так он выбирал для карьера большегрузные автомобили. Это же любимая тема генерального директора, водившего когда-то в молодости БелАЗы! Думали, чем же их заменить, чтобы кардинально улучшить производительность труда и условия работы водителей. Закон случайностей и тут сработал точно: вышли на московскую головную компанию «Север-Скан». А почему в карьере работают так же и машины МАN, так это потому, что «повезло» Михаилу Александровичу пообщаться с представителями Новосибирского карьероуправления, они и дали подсказку. Двое из них спорили на тему, какая резина лучше для большегрузных машин, Michelin или Goodyear. А третий спросил: «О чём вы спорите? У вас условия на карьерах разные: уклоны, радиусы поворотов, покрытия», и дал ценный совет Михаилу Александровичу: «Не слушайте других. Подбирайте под себя. Никто вам не скажет, какая резина лучше для ваших условий».

Михаил Сулимов быстро заменил в голове слово «резина» на «машина» и выбрал для карьера… два вида большегрузов — Scania и МАN — для сравнения! Время показало, что Scania лучше подходит для условий работы в Миньярском карьере. «Придёт время — найдём что-то лучше. Нужно постоянно находиться в поиске». Так он и работает.

— Состояние покоя не для нас. Чтобы преуспеть в бизнесе, нужно выйти из зоны комфорта. Пока ты находишься в зоне комфорта, ты в зоне риска, — говорит Сулимов. Поэтому он вне зоны комфорта трудится спокойно. Даже если он в кабинете, телефон не умолкает, а на столе ждут своей очереди бумаги: восемь тем на сегодняшний день, которые прорабатываются, изучаются, дополняются. Одну тему проработали и закрыли, Сулимов ждёт результат. А пока ждёт, возникает новая идея. Каждый день Михаил Александрович старается обойти хотя бы одно подразделение, взглянуть на производство директорским оком. «Представление о порядке на предприятии у каждого своё, — поясняет генеральный директор. — Какие-то недочёты увидит технический директор, что-то ещё увидит начальник цеха и совсем другое — мастер». Как происходит «внушение» генерального директора? Спокойно, командирским тоном.

— Никогда нельзя кричать на подчинённого, — делится секретами управления Сулимов. — Так ты лишь покажешь свою несостоятельность как руководителя и не добъешься от подчинённого исправления ошибки. Это как в общении с детьми: можно только объяснить, но не показывать криком своё бессилие.

На Миньярском карьере давно существует традиция обращаться друг к другу на «Вы». Когда-то это произвело огромное впечатление на Михаила Сулимова, впервые пришедшего на карьер. Впечатлило его, что уважают здесь человека труда.

Помните первомайские демонстрации советских лет? В Миньяре не просто помнят, проводят уже третий год. Стараются возродить красивый и трогательный весенний праздник. Сулимов вспоминает, как мальчишкой он шагал на демонстрациях рядом с отцом: в первых рядах колонны, следом за знаменосцем, с шариком в руке и круглой шапке на голове… Теперь на Первомай он так же идёт впереди колонны Миньярского карьера, следом за знаменосцем. За его спиной цеха, машины, транспаранты, люди с семьями, детьми, всем составом пришедшие на первый весенний праздник.

-Что самое лучшее, что случилось с вами в жизни?
-Люди, с которыми мне довелось работать, которые в жизни встретились,  — без запинки отвечает Сулимов.  — Хорошие правильные люди встречались мне везде… Это и моя команда, где каждый сотрудник ценен.

-Назовите три главных закона жизни для вас.
— Дал слово — держи. Это первый. Честность. Это второй. А третий… Любовь, наверное. Любовь очень важна в жизни. Дом, семья, жена, дети, внучка. С женой Юлией мы выросли рядом, знали друг друга с детсада. Сошлись характерами, как говорится. Серебряную свадьбу два года назад отметили.

А внучка Варвара, беленькая и голубоглазая, видимо, в московские корни пошла. Дедушка Михаил соорудил для неё своими руками деревянную кроватку с балдахинчиком. Да что кроватка, баню с шурином поставили, от начала до конца сами сработали. Не понимает генеральный директор, как можно не знать, чем заняться. У него работа есть всегда! Хоть на карьере, хоть дома.

-Какое время суток — ваше любимое?
-Вечер, с девяти до десяти. В это время я закрываюсь в комнате и стараюсь поработать над собой, поразмыслить, день закрыть, подвести итоги дня. А после ещё есть часик, чтобы провести вечер с семьёй.

Но похоже, эти тихие домашние вечера всё-таки редкость для генерального. Не часто удаётся посмотреть любимые фильмы про войну. Новинки не берут за душу так, как старые ленты: «В бой идут одни старики», «Офицеры», «Государственная граница», эпопея «Освобождение».

Когда спрашиваешь о великих, которые восхищают, то первым Михаил Сулимов называет Петра Великого. Великие замыслы и деяния царя всея Руси вдохновляют Михаила Александровича, как и открытия первопроходцев и первооткрывателей Сибирских земель и Арктики. «Они даже не знали, куда идут, что откроют, но упорно шли к цели и достигали её!». Не удивительно, что книжная любимая история Михаила Сулимова из той же серии — «Два капитана» Вениамина Каверина — это так же история про силу желания: «Бороться и искать, найти и не сдаваться». Михаил Александрович вторит автору: «Если есть цель, то рано или поздно она будет достигнута!». Он просто так привык работать — на сто процентов, отдавая весь свет своей души и вдохновляя людей на ежедневный трудовой подвиг.

-Вы бы стали рисковать чьей-то жизнью ради успеха?
-Нет. Нет ничего более ценного, чем человеческая жизнь. Можно опоздать, можно проиграть, можно упустить какую-то выгоду, но нельзя потерять жизнь! Разве есть что-то ценнее жизни? Я считаю, нет.