Андрей Ерёмин

Жить дальше и делать всё как можно лучше

БИЗНЕС: портрет

Текст: Геннадий Григорьев
Фото: Андрей Серебряков, предоставлены управлением информации, общественных связей и рекламы ПАО «ММК»

Андрей Ерёмин, директор по экономике ПАО «ММК», по жизни максималист. Если он говорит о компании, в которой работает, то сразу обозначает сферы, в которых видит ММК на лидирующих позициях в стране и в мире. Когда же речь заходит о его любимом хоккее, Андрей Анатольевич с ходу предупреждает: магнитогорский «Металлург» всегда будет бороться только за самые высокие позиции. А ещё он человек аналитически мыслящий, как и подобает руководителю его ранга.

-Андрей Анатольевич, металлургия — отрасль очень востребованная, без металла мы, как говорится, никуда. Но сталелитейных компаний в России немало. Определите, пожалуйста, ту нишу, которую сегодня занимает ММК в российской металлургии.
-Магнитогорский металлургический комбинат — один из крупнейших производителей стали в России. Сегодня ММК — интегрированная компания с полным производственным циклом. То, что мы сами управляем себестоимостью своей продукции, даёт нам много преимуществ. Благодаря чему это стало возможным? Думаю, благодаря правильной стратегии развития, которую компания реализует с начала 2000‑х годов: произведённую в сталеплавильных цехах слябовую заготовку мы не продаём на сторону, а перекатываем в более маржинальную продукцию. Другими словами, компания ориентирована на то, чтобы производить продукцию с высокой добавленной стоимостью: холоднокатаный металлопрокат, оцинкованный и полимерный металлопрокат, толстый лист со стана 5000 и так далее. Благодаря этому, если сравнивать с конкурирующими компаниями в России, ММК имеет самую большую долю продукции с высокой добавленной стоимостью.

-Кстати, о конкурентах. У них перед вами есть фора: близость к портам…
-Безусловно, географическое положение нашего предприятия повлияло на формирование стратегии его развития. ММК расположен почти в центре страны, вокруг много промышленных городов. Это позволяет нам ориентироваться главным образом на внутренний рынок. На сегодняшний день ММК — компания номер один в России по доле продукции, реализуемой на внутреннем рынке, — порядка 80 процентов. По сути, наши главные потребители находятся в радиусе 500–600 километров от Магнитогорска: Урал, Сибирь, Поволжье. Это позволяет нам экономить на перевозках. Данный фактор мы считаем своим конкурентным преимуществом. Так что близость к портам — фора достаточно относительная.

-То есть акцент на внутренний рынок — это сознательный стратегический выбор Магнитки, а не результат торговых ограничений или международных санкций?
-Такой вектор развития компания выбрала ещё в те годы, когда слово «санкции» даже не входило в наш лексикон. Что собой представляет современный российский клиент? Это уже не потребитель полуфабрикатов — нынешний клиент ждёт от нас продукцию глубокой переработки. Например, оцинкованный лист, из которого на автозаводе сразу можно сделать крышу или капот автомобиля. Именно такой лист производят агрегаты комплекса стана 2000 холодной прокатки. Кстати, перед нашей компанией поставлена амбициозная цель: стать поставщиком номер один для отечественной автомобилестроительной отрасли. Нам это необходимо для повышения технологичности и, я бы сказал, интеллектуальности нашего предприятия. Ведь самый требовательный потребитель — это именно производитель автомобилей. В автомобилестроении прогресс шагает очень быстро, с каждым годом автомобили становятся всё легче и легче. Вместе с этим соответственно повышаются требования к металлу: он должен становиться всё тоньше, но при этом быть более прочным. И мы помогаем потребителям в автопроме решать эти задачи.

-А кого, помимо автопроизводителей, вы бы причислили к разряду ключевых потребителей металлопродукции ММК?
-Один из крупнейших по физическим объёмам потребитель нашего металла — трубная отрасль, куда отгружается более четверти металлопродукции ММК. Речь идёт прежде всего о Челябинском трубопрокатном заводе, Трубной металлургической компании и Загорском трубном заводе. Большой объём поставок (около 30 процентов от общего портфеля продаж) поступает в адрес строителей — это достаточно металлоёмкая отрасль. Мы отгружаем им длинномерный сортовой прокат, оцинкованный и полимерный прокат для производства кровли, металлопрофилей, металлоконструкций и так далее. Машиностроение и метизная отрасль — это тоже те сферы, где охотно используют магнитогорский металл. Автомобилестроение занимает у нас порядка восьми-девяти процентов в объёме отгрузки, и ММК сегодня наращивает поставки в автопром.

-Вас не пугает нестабильность внутреннего рынка?
-Бояться вообще ничего не следует, следует пробовать новое и идти вперёд. Мы считаем, что на внутрироссийском рынке у нас больше возможностей развиваться, выпускать уникальную, заточенную под конкретного клиента, продукцию. Ориентация на самого требовательного клиента — это осознанный выбор компании. Внутренний потребитель для нас является приоритетным, такие поставки, как я уже говорил, занимают не менее 80 процентов от общего объёма отгрузки ММК.

-Как удалось добиться такой высокой доли на «поляне», где конкуренты чуть ли не локтями толкаются?
-Во многом это произошло за счёт того, что компания своевременно задумалась о техническом перевооружении. Наше предприятие постоянно инвестирует в свое развитие, достаточно вспомнить строительство комплекса стана 2000 холодной прокатки и толстолистового стана 5000 горячей прокатки… Это самое современное оборудование, которое позволяет производить на Магнитогорском металлургическом комбинате продукцию, аналогов которой зачастую нет в современной России. Кстати, именно благодаря созданию современных производственных мощностей ММК сегодня обладает самой широкой продуктовой линейкой, включающей в себя продукцию, часто не имеющую аналогов в нашей стране.

-Имеете в виду вашу продукцию, выпускаемую под торговой маркой МАГСТРОНГ?
-И её тоже. МАГСТРОНГ — это наше ноу-хау, под этим брендом мы предлагаем своим клиентам высокопрочный металлопрокат, предназначенный в основном для машиностроения. Продукт этот довольно новый, сейчас мы активно его продвигаем на рынок. Но потребитель уже начал его узнавать, и объёмы поставок металла под маркой МАГСТРОНГ ежегодно удваиваются.

-Андрей Анатольевич, сейчас много говорят о новом витке индустриальной революции — 4.0. Как вписывается в глобальные экономические процессы Магнитогорский металлургический комбинат?
-По оценкам Всемирного экономического форума, цифровизация имеет огромный потенциал для бизнеса и до 2025 года может принести более 30 триллионов долларов дохода в мировую экономику. Поэтому российские металлурги проявляют большой интерес к концепции «Индустрия 4.0» и реализуют свои стратегии цифровизации. Металлурги сегодня ищут пути применения новых технологий — в производстве, в управлении — с целью повышения эффективности бизнес-процессов компаний. «Индустрия 4.0» подразумевает в первую очередь изменение отношения каждого работника к цифровым технологиям как к инструменту, который позволяет повысить эффективность работы. На уровне архитектуры построения системы это означает, что каждый строящийся или модернизируемый агрегат на производственной площадке с точки зрения управления технологическим процессом должен рассматриваться как часть единого информационного пространства, единой системы управления. И сегодня мы на ММК, который всегда шёл в ногу со временем, придерживаемся именно такой идеологии.

-Какие преимущества это даёт?
-Преимуществ много. Это и повышение производительности оборудования, и оперативное управление производственным процессом, и снижение себестоимости продукции, и продление срока жизни оборудования за счёт постоянного анализа и контроля его деятельности. К примеру, в зависимости от интенсивности производственного процесса мы теперь можем оперативно управлять нагрузкой и ремонтами энергооборудования. Если дальше развивать тему цифровизации, то стоит упомянуть математические модели, которые мы внедряем во многие процессы — от закупки и подготовки основного сырья до оптимизации его использования в производственном процессе. Это позволяет значительно снижать себестоимость продукции. Такие модели у нас используются при оптимизации потребления железорудного сырья, угольного концентрата при производстве чугуна, ферросплавов и легирующих добавок в сталеплавильном производстве. Кроме того, сегодня мы ведём проекты по внедрению инструментов промышленного интернета вещей, созданию цифровых двойников отдельных агрегатов и технологических процессов, а также формируем технологические хранилища данных, разрабатываем технологии обработки больших данных. Одно из направлений, где мы хорошо продвинулись, — это использование RPA технологии (чат–боты) в рутинных операциях, на которые ранее человек тратил значительно больше времени. Сегодня цифровизация также позволяет нам добиваться повышения качества выпускаемой продукции на каждом переделе и по всей технологической цепочке. По правде говоря, «Индустрия 4.0» — это тема отдельной диссертации и рамки интервью для неё тесноваты (улыбается).

-Мы всё чаще и чаще говорим о цифрах… А для человека среди них на производстве место останется?
-Уверен, что человек всегда будет стоять на первом плане. Да, искусственный интеллект мыслит и считает быстрее нас с вами. Но ведь никто не отменял такие понятия, как интуиция и чутьё, без которых не обойтись в производственном процессе. А этими качествами обладает только человек. Так что не волнуйтесь, машины ещё не скоро полностью заменят людей. Конечно, со временем робот возьмёт на себя самую рутинную, тяжёлую и грязную работу, но программировать-то роботов всё равно будет человек.

-Кстати, в Магнитогорске роботов уже выпускают. Появились сообщения, что сконструированный и собранный в Магнитке робот по имени Фёдор в августе отправится на космическую орбиту.
-Да, в нашем городе это направление активно развивается. В частности, в Магнитогорском техническом университете (этот вуз считается для ММК профильным. — Ред.) не первый год работают над темой роботизации. При вузе при содействии нашего предприятия создан Центр исследований и разработок (R&D Center), специалисты которого сконструировали экзоскелет. Это такое приспособление, которое позволяет снизить нагрузку на определённую группу мышц. Мы перед разработчиками ставили задачу облегчить труд дверевого коксовых батарей, минимизировать физические нагрузки на его спину, в том числе во избежание возможных травм. А молодые исследователи пошли дальше: они доработали и испытали экзоскелеты — для кого бы вы думали? Для дворников! Это направление набирает обороты, и я уже видел активный экзоскелет для горнолыжника… Первые наши разработки уже сертифицированы, к ним начинают проявлять интерес внешние инвесторы.

-Рискну задать болезненный для представителя крупной производственной компании вопрос. Госдумой этим летом принят закон о квотировании выбросов в атмосферу. Там прописаны довольно жёсткие ограничения. Магнитогорский меткомбинат этот закон не застал врасплох?
-Ничего болезненного для компании в вашем вопросе нет. Наоборот, в последние годы нам особенно приятно говорить на экологическую тему, потому что компания очень много инвестирует в природоохран-
ную деятельность. Можно сказать, ПАО «ММК» стояло у истоков данного закона в тесном взаимодействии с администрацией Челябинской области, где прекрасно понимали, что назрела необходимость разработки закона о квотировании промышленных выбросов. Возможно, для нас это был определённый вызов, но комбинат, не дожидаясь ужесточения требований регуляторов, принял для себя стратегию развития, которая подразумевает, не побоюсь этого слова, колоссальные финансовые вложения в экологию.

-В чём это выражается?
-Только на чисто экологические проекты до 2025 года Магнитогорский металлургический комбинат инвестирует 38 миллиардов рублей. Но есть у нас и другие проекты, которые имеют двойной — и экономический, и природоохранный — эффект. Как вы знаете, металлургия насыщена процессами, связанными с выделением тепла, водяного пара, пыли… И если строить свою работу так, чтобы все эти побочные ресурсы улавливались и пускались во вторичный оборот, то тогда уже сама экономика начнёт работать на экологию. В этом контексте экология и экономика взаимно дополняют друг друга.

В прошлом году мы построили дамбу, которая отгородила технологический цикл комбината от городского пруда, от реки Урал. ММК перешёл на замкнутый цикл обеспечения водой, и сбросы в Урал полностью прекратились. Ещё упомяну о газоочистке двухванного сталеплавильного агрегата в электросталеплавильном цехе, а также о системе аспирации доменных печей, когда, по сути, вся металлосодержащая пыль улавливается и возвращается обратно в производство.

Сегодня наше предприятие почти на 80 процентов обеспечивает себя электроэнергией, которая получается из вторичных ресурсов, в том числе путём сжигания коксового и доменного газа. До 2025 года планируется создать новые генерирующие мощности по выработке ещё 160 мегаватт электроэнергии, что позволит добиться стопроцентной самообеспеченности комбината электричеством. В ближайших планах ММК внедрение технологии сбора, очистки и утилизации газов кислородно-конвертерного производства. В результате будут полностью утилизироваться вторичные газы.

-Только что всю страну облетела новость о прямо-таки волшебной агломерационной фабрике ММК.
-Всё верно, к Дню металлурга мы ввели в строй новейшую аглофабрику № 5 производственной мощностью пять с половиной миллионов тонн агломерата в год. Аналогов этому комплексу сегодня нет в России. Это настолько уникальный комплекс, что в его запуске принял участие президент страны Владимир Путин. Общий объём инвестиций в проект составил 30 миллиардов рублей. Отмечу, что аглофабрика оснащена 19 современными природоохранными объектами и соответствует наилучшим доступным технологиям (сокращённо НДТ). Благодаря пуску новой фабрики аглофабрика № 4 (морально и физически устаревшая) будет выведена из работы. В результате промышленные выбросы уменьшатся на 5600 тонн в год, повысится качество агломерата и, как следствие, возрастёт производительность доменных печей и снизится себестоимость чугуна. Тем самым усилятся конкурентные преимущества компании.

Необходимо добавить, что среди наших ближайших проектов — строительство комплекса коксовой батареи № 12 и возведение новой доменной печи № 11. Символический старт строительству КБ № 12 (мощностью 2,5 миллина тонн) был дан в этом году. Ввод в эксплуатацию запланирован на 2021 год. Объект будет полностью соответствовать НДТ. Новая коксовая батарея позволит вывести из работы пять старых коксовых батарей, что приведёт к уменьшению выбросов на 11350 тонн в год.

Что касается новой доменной печи № 11 (мощностью 3,9 миллиона тонн чугуна в год), то её планируется построить к 2024 году. Эффект данного проекта — вывод из эксплуатации трёх устаревших доменных печей и снижение выбросов на 6600 тонн в год.

Конечная цель всех перечисленных проектов — сделать так, чтобы через пять-шесть лет Магнитогорск полностью соответствовал критериям «Чистого города». После 2025 года вы больше никогда не увидите Магнитку в списке экологически неблагополучных городов.

-Давайте поговорим о других сторонах вашей деятельности. Вы являетесь депутатом Законодательного Собрания Челябинской области. Это важная часть вашей жизни?
-Конечно, ведь в ЗСО я вхожу в комитет по бюджету и налогам. Не думайте, что это простая задача — так распределить бюджетные деньги, чтобы они работали с максимальной пользой для дела. Тем более значительную часть этих средств составляют налоги компании, которую я представляю.

-Какие законопроекты областного Заксобрания вы бы выделили особо?
-Мне, как экономисту, ближе законы, облегчающие жизнь бизнесу и региональным сельхозпроизводителям. И ещё я всегда поддерживаю законопроекты, помогающие развивать газификацию, инфраструктуру, в частности дорожную сеть. Ведь качественные дороги — это поступательное развитие экономики региона.

-Андрей Анатольевич, о хоккее поговорим? Вы всё-таки член совета директоров ХК «Металлург». Можете сформулировать, почему магнитогорская команда так неважно выступила в минувшем сезоне?
-Наверное, потому, что играли хуже, чем соперник. Нет, команда у нас в прошлом сезоне хорошая была, но в большом спорте особое значение имеет командная «химия», полное взаимопонимание между игроками и тренерами. Значит, не сумели мы эту «химическую» формулу в прошлом сезоне найти.

-В нынешнее межсезонье хоккейный коллектив «сталеваров» был сильно переформатирован…
-Да, команда значительно обновила свой состав, усилилась. Амбициозные цели нам никто не отменял, значит, по-прежнему будем биться и стремиться стать лучшими в стране. Опыт прошлых лет говорит, что это нам по силам.

-Дипломатично ответили. Прямо как опытный политик.
-Никогда не ставил перед собой задачу стать политиком, я вижу свою карьеру только в бизнесе. «Бизнесовый», если можно так выразиться, образ мышления мне намного ближе, я не люблю искусственных ограничений. У политика или чиновника их множество, их творческое начало сдерживается всевозможными рамками.

-Ничего себе! А сами при этом работаете в структуре, которую принято считать чуть ли не эталоном жёсткой дисциплины.
-Соглашусь, у нас жёсткая структура. Но на комбинате всегда есть место для творчества, для свежей мысли, для инициативы. На ММК ты вправе выдвигать любые идеи и аргументировано доказывать свою правоту.

-Хотите сказать, что можете взять на себя смелость убедить в чём-то господина Рашникова?
-Я просто обязан быть способным убеждать. Это часть моей работы.

-Что ж, тогда самое время поговорить об искусстве управления. На комбинате 18‑тысячный коллектив, как найти подход к каждому?
-Как управленец я знаю, что мотивация является великой силой, она позволяет добиваться высокой производительности. Самая главная мотивация (особенно это касается молодых сотрудников) — это возможность самореализации. Мы должны дать молодому человеку шанс раскрыть свой талант, воплотить свои задумки. Поэтому лично я постоянно призываю своих подчинённых генерировать новые идеи, всё время что-то совершенствовать. Лучше начинать со своего рабочего места и предлагать улучшения в той работе, которую ты непосредственно выполняешь. Если человек идёт дальше, вносит более масштабные предложения, то мы стараемся таких людей замечать и брать их в свой резерв, чтобы они начинали выстраивать свою карьеру внутри компании.

-А теперь можно несколько блиц-вопросов? В Магнитогорске сильный драматический театр, обладатель «Золотой маски». Часто там бываете?
-Не могу сказать, что часто. Но бываю. Кстати, наш театр скоро ждёт серьёзная реконструкция, и комбинат внесёт в неё свой вклад.

-На вашем столе вижу фигурку хоккеиста. Сами-то на лёд с клюшкой выходите?
-Да, в хоккей играю. Нападающим.

-Вы производите впечатление очень энергичного человека. Как поддерживаете форму?
-Спорт и здоровое питание. Занимаюсь в тренажёрном зале, играю в футбол и хоккей. Спортом я с детства увлекаюсь, перепробовал многие виды.

-Если завтра предложат занять более высокий пост, вы сразу согласитесь?
-В бизнесе я всегда готов расти, но свой карьерный рост связываю только с комбинатом. Мой принцип: продолжать жить дальше и делать всё как можно лучше.