6 ошибок Лабковского

СЕМЬЯ: психология

Текст: Андрей Бабин, психотерапевт

Честно ответь на вопрос, что тебе нужно, а что не нужно. Дальше оставь только то, что нужно, а что не нужно (и тех, кто не нужен), надо очень просто выгнать из своей жизни. Я хочу делать вот это, а вот это — не хочу. Меня не устраивает то-то и то-то, и я тебе об этом сообщаю. Если ты не понимаешь — уходи. Или я пошёл. Ничего сложного, правда? А главное, всё честно, и в конце наступает счастье. Растиражированные на рубленые цитаты шесть правил Михаила Лабковского подкупают прямотой и лёгкостью. В чём подвох? Где враньё? Почему правила не работают? Попытаюсь сформулировать шесть ошибок Лабковского.

1 | Лобовая терапия эффективна в одном случае из десяти

Сама формулировка правил — действуй так и только так — это лобовая, провокационная терапия. Да, она действует, но примерно на десять процентов людей. На тех, кто склонён верить в чудо, попадать под энергетику сильной личности, искать простые выходы из сложных ситуаций. Характерные черты для этих личностей — нетерпимость и категоричность, которые являются, в сущности, обратными сторонами инфантильности, эмоциональной неразвитости.

Грубоватая, даже неотёсанная харизма Лабковского так работает. Видели семикилометровые очереди, скажем, к поясу Богородицы или любым святым мощам? Люди стоят, ждут, им помогает. Вот они — те самые десять процентов. Можно назвать это эффектом плацебо, если угодно. Уточню только, что эффект действует первые несколько месяцев, не всю жизнь.

2 | Правила отличные, как сказки для взрослых

Послушать уважаемого коллегу Лабковского — жизнь настолько проста, что только дураки не умеют быть счастливыми. Ну вот же правила, читайте. И нам хочется в них верить так же, как в американские фильмы с хеппи-эндом. Мы же любим сказки для взрослых: увидел, влюбился, чуть-чуть пострадал, преодолел препятствия, поборолся — и вот, победа, финальный поцелуй. Все понимают, что это враньё, в жизни так не бывает. Но завораживает, согласитесь? Такое общеупотребимое враньё для взрослых.

А есть фильмы с полутонами, непредсказуемыми поворотами, неявными добром и злом, отсутствием положительных героев. Это, как правило, фильмы шедевральные, умные. Вот они похожи на правду. И там не бывает хеппи-эндов. Но… люди хотят сказку. Вот в этом и состоит феномен Лабковского: «Ах, обмануть меня нетрудно, я сам обманываться рад».

3 | Регламентировать отношения невозможно

Феномен Лабковского в том, что он прав. Он говорит чистую правду. Его шесть правил, если брать абстрактно и сухо, справедливы. Трудно возражать. Не ври с самого начала, говори правду всегда. В этом действительно заключается секрет спокойствия и гармонии — но только теоретически. Формально-то он прав, но это именно та простота, которая хуже воровства. И когда он влезает со своими шестью правилами в вашу личную тонко и сложно настроенную жизнь…

Отношения у человека с человеком строятся совсем не так. Всё намного, в сто тысяч раз сложнее. Существует искусство коммуникации, эмоциональный интеллект, техники НЛП, да что там — целая наука дипломатии на уровне государств. Нам очень трудно услышать друг друга, расслышать, понять, найти контакт, чтобы научиться взаимодействовать, не травмируя. Невозможно без полутонов, без игры, без взаимной сонастройки — это процесс, труд, время. Жизнь. А тут пришёл великолепный психолог, вооружённый шестью правилами, как скальпелями, быстренько порубал всех в капусту — и вот оно, готово счастье. Так не бывает.

Его популярность заключается ещё и в том, что человек, по большей части, проживает свою жизнь не по своим правилам, а по навязанным ему. Он приспосабливается тут, приспосабливается там, гнётся, подкривляется. Лабковский говорит: пошли всё к чёрту, будь собой, делай что хочется. И ты думаешь: а что, так можно было?

Но. Он, по сути, предлагает брать живого человека — другого, чужого — и использовать под свои задачи быть счастливым. А если не удаётся, то выкидывать на помойку. Неважно кого: родителей, друзей, любимых. Он рассматривает любого другого человека в вашей жизни исключительно как ресурс счастья-несчастья, удовольствия-неудовольствия, радости-горести. Ничего не смущает здесь?

4 | Нет готового рецепта счастья, одного на всех

Рецепт счастья по Лабковскому — это некий регламент, примитивный и грубый, как устав караульной службы. Выдавать его в качестве волшебного эликсира — крайне самонадеянно. Недавно я прочитал, он работает над книгой о счастливом либидо и намеревается получить за неё Нобелевскую премию. Надеюсь, шутит.

Он со своими ключами подходит, не разбирая, к человеку любого возраста, опыта, душевной зрелости и степени внутреннего конфликта. При этом у него начисто отсутствует деликатность, которая воспитанному человеку должна быть присуща естественным образом, и об этом вся мировая литература. Не бывает универсальных правил, которые подходят абсолютно всем. Не бывает так, что один и тот же набор шагов приведёт меня и вас к одному результату. Не бывает так, что всем в мозг подгружена одна и та же программа — и она сработает с заранее известным эффектом. Не бывает, и всё.

5 | Лечится человек, а не болезнь

Исконное правило медицины: мы лечим не болезнь, мы лечим больного. У каждого человека всё очень индивидуально. Укладывать всех в прокрустово ложе правил и стёсывать лишнее как ненужное — нельзя.

Лабковский отстраняется от человека и говорит: вот вам правила. Я даже не спрашиваю, где у него как у психолога момент сопереживания и сочувствия — один из главных инструментов психотерапии. Но любой врач знает, что лечится человек, а не болезнь — мы здесь говорим о переживаниях как о болезни. Требуется лекарство, отмеренное для каждого в отдельности и прописанное в точный момент. Только врач отмеряет для человека терапию, дозировку и время, чтобы человек был готов. Иное недопустимо.

Правила Лабковского подходят для человека, который находится в состоянии глубокой депрессии. Он лежит, раздавленный тяжёлой печалью, ему не до политеса, ему можно всё разломать, со всеми поссориться — больнее уже не будет. Вот тогда это лекарство сработает. Лабковский описывает состояние дистресса — когда нет сил даже встать, когда всё равно, надо просто выжить. Эту узкую клиническую патологию переносить на здоровых людей никак нельзя. Это может обернуться катастрофой.

6 | Невроз — это нормальное cостояние души

Называть душевные переживания, душевную боль неврозом категорически неверно. Невроз — рабочее состояние души. Весь смысл жизни (я цитирую концепцию стресса Ганса Селье) — выработка всё новых и новых приспособительных реакций к новым стрессам. Работа со стрессом — это и есть работа по развитию и росту души.

Человек, у которого не болит душа, нет внутреннего волнения, этот человек… ну даже не знаю кто, биологический организм. Взрослому человеку определённое неспокойствие необходимо. Ты в своих чувствах, в процессе, без указателей, без догм и костылей, на свой страх и риск живёшь, и момент счастья — твоё личное открытие. Ты всё равно наступаешь на свои грабли, рефлексируешь, шарахаешься вправо‑влево. Всё упирается в детали, в полутона, в равновесие, в тонкие вещи. У тебя немножко подбаливает душа, но это нормально: ты же взрослый, чувствующий, живой. И невроз — не стыдная болезнь, а норма. И стресс — не патология, а мобилизующее состояние.

И короткое утешение для тех, кто поверил в шесть правил

Два момента, которые извиняют моего коллегу. Первое: он заблуждается искренне, мы просто должны помнить, что его правила помогают только в клинических случаях. Второе: много зла он не принесёт, потому что человек примет только то, что его внутренне устраивает. Как бы кто-то ни пытался что-то навязать, вы всё равно будете делать по-своему. Правила не имплантируются.

Человек — существо дисгармоничное и всю жизнь стремится к гармонии. Но эта гармония идёт изнутри. Жизнь есть движение, а не законченная, литая скульптура счастливого тебя.