Кто думал в цветущий июнь 1941-го, что крылья унесут наши души в пекло Великой войны? 21 июня широко распахивались двери челябинских школ, выпуская десятиклассников на бескрайнюю дорогу жизни. Всю ночь звучали в городе песни, юноши и девушки с новенькими «аттестатами зрелости» делились своими планами, договаривались о встречах. И Нина Кудревич тоже пришла в свою родную, 36-ю, школу отметить этот радостный день… А к 6 часам утра уставшие молодые люди отправились по домам, ещё не зная, что уже два часа чёрная орда немецких самолётов сбрасывает смертоносное оружие на российские города…

Мне всегда хотелось написать о женщинах, прошедших дорогами войны. С этим я пришла к Нине Константиновне Кудревич, 83-летней участнице Ве­ликой Отечественной. Но получила категоричный отказ: «Рассказать про войну? Нет. Не могу. Не позволяет мой возраст и… два инсульта. Я не хочу и не могу переживать всё заново. Если и писать, то в настоящем времени и обо всём коллективе зоопарка», где Нина Константиновна вот уже пять лет работает референтом.

«Я — человек команды!»

— Жизнь зоопарка стала неотъемлемой частью моего существования, моей жизнью, моей судьбой, — рассказывает Нина Константиновна. — А какой прекрасный у нас коллектив! Я бы назвала более точно — команда! Команда фанатов, для которых животные стали смыслом жизни. Команда профессионалов — зоологов, ветврачей, работающих в отделах на любой должности, и наших добровольных помощников — педагогов вузов, студентов, школьников.

Наш зоопарк — настоящий оазис посреди промышленного города-миллионника. Оазис, полный добра и красоты. Дети, а их к нам за год приходит более полумиллиона, встречаются у нас с животными иных, неведомых, экзотических, стран. А с недавнего времени у нас создан первый в России, так называемый, контактный зоопарк. Гуси-лебеди, козлики, барашки, павлины и журавли разгуливают под ветвистыми берёзами и принимают лакомство из ребячьих рук. По спинкам черепах дети считают, сколько им лет, а умный заяц играет с ними в догонялки. Наши педагоги, Галина Ивановна Баранникова и Татьяна Петровна Родионова, учат детей любви и сохранению этого чуда природы. Их экскурсии не только познавательны, но и интересны своими рассказами о тайной жизни животных, повадки которых учёные открывают до сих пор! А в 2003 году занятия в зоопарке вошли в школьную программу первых, вторых и седьмых классов. А с этого года добавились ещё и 8, 9 и 11-ые классы…

У нас живут удивительные животные! Например, наши белые медведи. И у них есть своя трагическая история. Мать двоих медвежат погибла. И они, руководимые инстинктом выживания, пошли на запах человеческого жилья и протопали много-много километров. Но деревня их встретила агрессивным собачьим лаем. Одного детёныша собаки растерзали, а другой, более шустрый и находчивый, забрался на деревянные постройки и таким образом спасся. Наш зоолог Ольга Анатольевна Колесникова летела за ним на самолёте, потом на вертолёте, ехала на машине. Она проводила дни и ночи в сарае, где жил малыш. Целую неделю отогревала его своей любовью, кормила молоком из бутылочки. Назвали медвежонка Алтыном, что в переводе означает «золото». Из малыша в 3,5 килограмма Алтын вырос у нас в матёрого здорового крепкого зверя… Вот такая история.

Но есть у зоопарка и другая, тревожная жизнь! Часто приходится ночевать на работе. Только в прошлом году наш зоопарк трижды (!) поджигали чужаки. Напали под покровом ночи. Усыпили собак. Жестоко, по-садистки избили косуль. А у косуль есть особенность — они никогда не кричат, как бы им ни было больно. На это, наверно, и был расчёт. Нечеловеческими усилиями выхаживали одно из двух уцелевших животных, лечили с помощью аппарата Илизарова.

— Нина Константиновна, я знаю, что в зоопарке открыт На­родный университет. Кажется, в России нет ничего подобного?..
— Это действительно так! Мы начали с того, что организовали клуб «Умелые руки». Умельцы любят бывать у нас, они отдыхают здесь и обязательно что-нибудь делают руками, оформляют. Начали строительство большого музея русской культуры. Нам принесли очень интересные предложения по его оформлению. И главный элемент — резьба по дереву. Представьте, на деревянных рамах — ажурное солнце, самый распространённый в старину элемент украшения русских изб! Уже имеются все рабочие чертежи трёхэтажного музея. У нас будут работать настоящие уральские мастера!

…А после «Умелых рук» появилась «Берегиня». Людмила Обухова, преподаватель ЧелГУ (в настоящее время перешла на постоянную работу в зоопарк), подготовила цикл из 12-ти лекций по истории русской культуры и русского крестьянства. Представляете, к нам стали приходить студенты ЧелГУ! Первая группа уже прослушала курс, продолжаются занятия с новой группой. Проводим и музыкальные занятия, рассказываем слушателям историю музыки и танца. После занятий — экскурсия по зоопарку. Таким образом, в течение полутора лет мы попробовали различные направления. И пошли дальше! Подобрали солистов, сейчас у нас есть уже целый хор из 30 человек! Образовался музыкальный факультет, им руководит педагог Эльвина Рейнгольдовна Лорец. А к 60-летию Победы она составила программу, начиная с первого военного композитора Александрова и далее в хронологическом порядке. И в рамках Народного университета у нас проходят встречи с ветеранами.

— А какую музыку любите вы, Нина Константиновна?
— Я люблю слушать песни военных лет, но больше всего я люблю классику, романсы, арии из опер, особенно из «Травиаты». Я слушала оперу и в других городах, и практически весь репертуар — здесь. Когда в Челябинске не было филармонии, я на каждый хороший концерт или оперетту ездила в Свердловск.

— Свою любовь к музыке вы принесли в зоопарк?
— Нет, она была! Здесь проводилось много праздников, чтобы самим заработать хотя бы на корм для животных. А какой праздник без песен?! Более того, в прошлом году мы «попробовали» рок…

— Рок?!
— Да, рок! — Смеётся Нина Кон­стантиновна. — Руководитель рок-группы Педагогического университета пришёл к нам и говорит: «Давайте попробуем рок!». Я, правда, плохо знала, что это такое, но согласилась: «Давайте, попробуем». Пришла к Галине Алексеевне, она не возражала, только, мол, чтобы не очень громко. А разве рок может быть «негромким»?! (Смеётся.) Ну, вышли мы на сцену
с рок-музыкой, и у нас олени ка-ак забегали! Испугались. Это был первый и последний рок-концерт в зоопарке!

— А вообще-то, животные любят музыку?
— Нам кажется, что животные слушают музыку, а зоологи это отрицают!! Но как же тогда животные под музыку выступают в цирке?! Значит, они слышат музыку! Но мы не занимаемся дрессурой животных. Мы должны сохранить их такими, какие они есть в природе! Задача зоопарка — сохранить животных, занесённых в Красную книгу, и добиться их размножения. У нас был уникальный случай: два с половиной года назад у нас родилась первая в России за 30 последних лет шимпанзе! А сейчас — уже третья, и всё потому, что созданы все условия. Мы даже подумываем о разведении белых медведей! У нас плодятся уссурийские тигры, которые, по природе своей, живут в снегу. Более того, у нас живёт уникальный папа-тигр! И он воспитывает тигрят! При всём при том, что на воле потомство воспитывает только тигрица!

— И как это произошло?
— А мы сами не знаем!!! Нам ни один зоопарк не верит! И никто не верит! Приходится посылать фотокарточки, рассказывать. Уссурийский тигр в природе уходит из семьи, а наш заботится о своём потомстве. Когда тигрица идёт спать, он берёт тигрят «за шкирку» и раскачивает, как это делает тигрица. Укачивает. Малыши засыпают, а глава семейства обходит все тропы, по которым ходили детёныши, обнюхивает их — проверяет на безопасность!

— Нина Константиновна, откуда в зоопарке постоянная потребность создавать что-то новое?
— Наш директор не может стоять на месте! И всё, что делается в зоопарке, внедряется нового, — всё это заслуга Галины Алексеевны Тютиной! Мы рассказываем не только о животных, но и о природе, экологии и многом другом. Например, почему слоны могут слышать друг друга на расстоянии 30 километров?! Как передать это музыкой? Кстати, у нас работает музыкальная гостиная, проходят встречи с интересными людьми, проводятся круглые столы, собираются деловые женщины. А наш директор является ещё и председателем регионального отделения социал-демократической партии России.

— По большому счёту, вы занимаетесь воспитанием?
— А у нас предприятие и создано для этого!!! Ну, как можно сохранить животных, не прививая любовь к ним! Но пока некоторые бросают стеклянные бутылки в клетки. Лев понюхает — не будет кусать, а медведи, обезьяны обязательно раскусят эту бутылку, поранятся! А как научить детей, чтобы они этого не делали?!

1977 год.

«Я должна быть в курсе всех дел»!

Нина Константиновна может с завидной точностью на память сказать не только, какое расписание у директора — до минуты, но и какое ежедневное меню у животных — до грамма.

— Обезьяна, например, съедает по два больших яблока, груши, половину или даже целый килограмм винограда, две мандарины, столько же апельсинов и бананов. Белые медведи едят только красную рыбу, а медвежата любят сёмгу. Вот такое ресторанное меню! — Смеётся Нина Кудревич. — У нас есть виварий, своеобразный роддом, где разводятся мыши, кролики и морские свинки. Это довольно большое хозяйство, обеспечивающее корм для многих животных. В случае, если мышонок заболеет, его подлечат. А иначе нельзя! Если животные не будут получать необходимый живой корм, они могут заболеть и даже умереть! Для бурых медведей-сладкоежек закупаем ягоды, и в первую очередь, их любимую малину.

К сожалению, снежного барса пришлось отдать в Казанский зоопарк, где для животного были созданы более подходящие условия. Интересная судьба сложилась у нашего льва Василия. Он после болезни потерял свою роскошную гриву. Его отдали одной церкви под Москвой для охраны. Так не то, что воры, прихожане перестали ходить! Потом Васю передали хлебному магазину — тоже для охраны. Перестали ходить покупатели. (Смеётся.) А нам пришлось создавать новую львиную семью! Викторию привезли из Еревана, а Ричарда — из Екатеринбурга! Через два года ждём потомство!

«Я знаю, кому посвящать свою жизнь»

— Северное сияние осветило мою жизнь и, конечно, мою любовь. Я никогда не любила говорить о прошлом, но когда влюбилась в своего первого мужа — лётчика Аркадия, я много рассказывала ему о Севере. В те годы страна жила вместе с авиацией. Беспосадочными полётами Чкалова, Байдукова и Водопьянова, со спасением челюскинцев, с героизмом лётчиков-испытателей. Юношество увлекалось парашютным спортом. И мне казалось, что прыжки с парашютом  — это практически птичий полёт, а парить в воздухе было самым большим наслаждением для меня. Я бегала на прыжки, скрывая это от своей мамы. Она узнала о моих «полётах наяву» из газетной заметки. Там написали о моём 50-м, рекордном, прыжке, и поместили фотографию…

…А на свадьбу Аркадий подарил 19-летней Нине маленький глобус. Шар с золотой пластинкой, прикреплённой к днищу. На пластинке надпись: «Шути любя, но не люби шутя! Я дарю тебе весь земной шар! Нине от Аркадия». Аркадий погиб осенью 1941-го…

— Сейчас, спустя многие годы, мне очень не хватает северного сияния, — вспоминает Нина Константиновна, — ведь я родилась в дружной и любящей семье на Крайнем Севере, в маленьком посёлке Вельск. Может быть, поэтому мне так дороги северные олени! Хорошо помню, как мы подвязывали треску к потолку, чтобы она не досталась медведям. Мой отец, Константин Васильевич, закончил Московское высшее техническое училище (сегодня — это университет имени Баумана), по глубокому убеждению он рано
вступил на революционную стезю. Указом Николая II его сослали на Север, на пожизненное поселение. Мама — Лидия Николаевна — разделила его судьбу. На Севере занималась домашним хозяйством и воспитанием детей. А в 1931-м году отца с северного края переправили в Челябинск, уже как «врага народа». И расстреляли на Золотой горе…

С тех пор моя жизнь связана с городом, который я люблю. Большой период моей жизни связан со строительством Челябинска. Поверьте, это были лучшие годы моей жизни! Судьба меня свела с Семёном Израилевичем Гурвичем, я работала под его руководством в тресте «Челябгражданстрой». Это был требовательный руководитель и джентльмен в жизни. В самом хорошем смысле этого слова. Несколько раз начальники других строительных трестов, главка приглашали меня на более высокие должности, но я оставалась его заместителем в течение 19 лет. При моём участии построили Театр оперы и балета, Дворец спорта, Драматический театр, школы, детские сады и жилые дома…

А когда я гуляю по городу, то всякий раз горжусь тем, что в нём есть частица и моего труда. Горжусь тем, что рядом со мной были люди, которых я помню, люблю и уважаю. И до сих пор им благодарна за то внимание, которое они оказывали и оказывают мне. Сейчас я работаю с Леонидом Гурвичем, заместителем директора зоопарка, старшим сыном Семёна Израилевича Гурвича. И дружба с его семьёй продолжается. Мальчишки Семёна Израилевича стали и «моими дорогими мальчишками». А светлая память о чистой и прекрасной дружбе с Зинаидой Прокопьевной и Семёном Израилевичем будет жива до конца моих дней…

…А вы видели, как цветёт наш зоопарк весной и летом? Это настоящий мир цветов! Их тысячи, ими заполнены все аллеи нашего второго дома. Бархатцы и розы, циннии и астры, флоксы, анютины глазки и белоснежные лилии — все вместе, рядом, скромные и парадные цветы, люди и животные. Удивительные моменты радости — это наш зоопарк.