В советское время — заядлый «шабашник». Охранник, сторож, дворник — в студенчестве. Кооператор «Инженер-Сервиса». Один из основателей знаменитого сегодня на всю Россию предприятия «Стройтехника». Депутат Городского собрания Златоуста. Топ-менеджер предприятий оборонной промышленности.

Сегодня Константин Сомотов — коммерческий директор ОАО «Златоустовский металлургический завод», депутат Законодательного собрания Челябинской области и секретарь Златоустовского местного отделения партии «Единая Россия».

Осень 1998-го года. Завод почти мёртв. Работает «пол-мартена». Зарплаты нет. Раз в сутки собственная хлебопекарня выдаёт рабочим хлеб в счёт зарплаты. Десятитысячный коллектив на грани общей забастовки, завод — полной остановки.

Сомотов оставляет благополучное предприятие «Стройтехника» и приходит на Златоустовский металлургический завод коммерческим директором.

— Знакомые не называли вас тогда ненормальным?
— Крутили, конечно, у виска пальцем! Но такое решение в моей жизни не первое. В 35 лет я работал в отраслевом НИИ начальником сектора, получал 450 рублей. В то время это были большие деньги. Но решил создать собственное дело, всё бросил и начал с… плотника-бетонщика.

— А металлургический завод для вас с чего начался?
— Вероятно с… «самоидентификации». Отношения, люди, атмосфера озлобленности и безысходности, постоянное «чувство локтя»… под дых — всё вначале было по-другому. Без осознания того, что в тебе есть для того, чтобы начать эту жизнь, а чего нет — не обойдёшься! Тяжело было. Приказал себе — «выжить!

— Тогда завод менял хозяев, конфликты следовали один за другим. А вы не ушли. Почему?
— Не скрою, были моменты, когда хотелось всё бросить. Пару раз это мерзкое чувство посещало меня всерьёз. И тут появлялись учителя. Однажды в чугуноплавильном цехе я встретил «девчонку», с которой учился в институте, в валенках и в ватнике, лицо осунувшееся. Подумал: «Етит твою налево! А ты жалуешься!».

Другой раз, в полной уже прострации, увидел своего давнего друга, альпиниста с мировым именем, «Снежного барса» Серёгу Соколова. Принёс мне мудрый и скромный Сергей свою фотографию на вершине Эвереста, да с флагом «ЗМЗ» в руках. Подписал: «У каждого должен быть свой Эверест!» и сказал: «Держись, братан!».

Я понял тогда: моя команда — это все 10 тысяч человек, что работают на заводе. Так и выжил. Хотя, пару-тройку раз увольняли, потом, правда, назад звали! Насмотрелся всего — генеральных директоров, которые хотели выдавить последнее, и клопов-посредников, высасывающих жизненные силы завода. Наслушался угроз, предостережений и недобрых советов… Даже уши обмораживал, уговаривая людей не бастовать.

— А сейчас?
— А сейчас — курорт! Производство «в гору», зарплата стабильная, реконструкция и стопроцентная уверенность в славном будущем ЗМЗ. Проблем, конечно, хватает, но это уже проблемы роста по сравнению с тем, что было раньше. В общем, «греюсь» я сегодня.

— Не скучаете?
— Когда скучаю, что-нибудь придумываю. Сначала стал депутатом Законодательного собрания, потом — секретарём партии «Единая Россия». Сейчас горю желанием создать в Златоусте новую телерадиокомпанию. Акционеры завода идею одобрили.

— Мне бы шашку да коня»… А итоги?
— Я доволен тем, что удалось сделать на ЗМЗ. Себя сравнивать с другими невозможно. Метод прост: сравнивай себя с собой из прошлого. Пока доволен этим сравнением. Но если говорить о собственном развитии, то, порой, отрицательный результат учит большему и быстрее.

— Вы про добро и зло?
— Пожалуй, да. Причём, во взаиморазвитии и взаимоуничтожении. Добро и зло неразрывны, это не вне нас. Граница между добром и злом проходит, перемещается, нарушается внутри человека.

— Можно делать и добро, и зло, по-вашему?
— Пусть первый бросит в меня камень, кто безгрешен!». Мы делаем и доброе, и злое, часто, не задумываясь. Порой, принимая добро за зло, и наоборот. Определяться надо — кто ты, с кем ты и зачем!

— А как определиться, дайте совет?
— Иногда сам себя понять не могу, а уж давать советы… Но, мне кажется, сознание человека — от дьявола, а душа — от Бога. Постоянное взаимодействие этих категорий и есть «духовная электростанция человеческой сущности». Мудрые говорят: «Когда есть разногласия между умом и сердцем, следуй за сердцем». Но как это трудно порой! Да ещё в человеке есть такая «штука», как совесть, вернее сказать «со-весть» — её не купить и не продать, эту «весть» свыше. И она есть у каждого. Мучается, радуется, болит — но никогда не умирает.

Первые спортивные старты с отцом.
Златоуст, 1956 год.

— А зачем вам депутатство?
— Из чистого эгоизма: мне нравится помогать людям, и иметь, дай бог, эту возможность. Мне нравится быть честным с людьми. Мне нечего скрывать. И мне не нравится, когда депутат защищает свои личные интересы, или интересы «сотоварищей». Не нравится, когда депутатство есть суть личных гиперамбиций. Уважаю выбор народа, хотя очень часто с ним и не согласен. Если говорить о законотворчестве, выделил бы проблему реализации законов, определяющих «правила игры» нашей жизни. Здесь такая технология: проект закона — разъяснение и отработка на местах — предложения, дополнения — принятие — реализация. Именно так мы провели в Златоусте обсуждение проекта закона «О едином налоге».

— Знаю, что вы были членом КПСС. А «Единая Россия» вам не напоминает компартию?
— Оценивать прошедшее — нереальная задача. Но анализировать надо обязательно. Брать хорошее, отсекать неудачное. Я знаю многих бывших коммунистов как достойных, талантливых и трудолюбивых людей. Сегодняшняя «Единая Россия» — партия молодая. Чёткая её организованность, конкретность задач и стратегия действий мне нравятся. А вопросы тактические и практические, работа на местах — зависят от нас. Укрепление государственности, чёткое разграничение прав и обязанностей во властных структурах я тоже приветствую. На такой территории, как Россия, власть обречена либо быть сильной, либо вообще не быть! Так же как и государство Российское.

— А как вы принимаете решения?
— Я по жизни индивидуалист. И мои любимые виды спорта все были индивидуальны — лыжи, велосипед, плавание, марафон… Я очень жёсткий… к себе. В принятии решений — всегда сомневаюсь, но не апеллирую к кому-либо, а доверяю своей интуиции.

В 14 лет, чтобы истребить свою нерешительность и застенчивость, приходил в магазин и лез без очереди (а тогда их было много), выслушивал комментарии, пытался отвечать. И пинка получал. А дома анализировал, и назавтра снова лез туда же. Пока не увидел: лучше договориться с очередью. А затем понял, что ещё лучше — встать в очередь.

— Какие книги вам нравятся, Константин Борисович?
— Моя мама была учителем, она и приучила меня читать. Я в школе очень много читал. Но, к сожалению, школьная программа отбила охоту к классике. Но я очень люблю фантастику. Перечитал в своё время всё, что попадало под руки: Бредбери, Азимов, Гаррисон, Беляев, Обручев… Особняком стоят Ричард Бах, Коэльо, Агни-Йога, Вивекананда…

Подумал однажды — что мешает человеку жить счастливо? Земля так прекрасна, рай, да и только! Мешает одна малость — уродливые человеческие отношения. Убиваем друг друга. Мы сами себе мешаем жить! Я далеко не утопист, но уверен — только научно-техническая эволюция, при всех её материальных прелестях, не сделает человека счастливым! Нужна ещё, как бы сформулировать… эволюция общественного сознания.

— Вы можете предложить что-то конкретное?
— Запросто. Сказки нужно читать и мультфильмы смотреть, радоваться жизни и быть счастливым! (Смеётся). Думаю, «матрица» нашей жизни устроена жёстко: подумал — сделал — получил. Причём, если не то подумал или не то сделал — получишь то, чего не ожидал. С «матрицей» не договоришься — «незнание законов жизни не освобождает от ответственности». Короче говоря, считаю, что мы сами своими мыслями и действиями прогнозируем и строим своё будущее. Создаём и смотрим фильмы-катастрофы. И происходят в мире катастрофы, войны, теракты, аварии. И ещё, считаю, что неверно строить настоящее, основываясь на анализе ошибок прошлого. Необходимо выстраивать будущее, не делая ошибок сегодня.

— Это не фантастика?
— Вот, вот… Ещё пальцем у виска покрутите! Фантасты — это архитекторы будущего. Заметьте, они могут быть и добрыми, и злыми. Я хочу доброго будущего для себя и для своих детей, да и всех людей вокруг. Когда начал разбираться, почему меня на фантастику тянет, вдруг понял — мать моя женщина! — у меня страшная ностальгия по… будущему!

— А есть человек, с которым бы вы хотели встретиться?
— Христос. Хотя бы рядом постоять… С Ганди — научиться мудрости, миротворчеству и человеколюбию, с Сахаровым — гражданскому мужеству. Да, ещё хотел бы встретиться с Бушем и сказать: «Буш, ты не прав!»… Но — «если ученик готов — учитель найдётся». Вдруг в твоей жизни появляется человек, как-то взаимодействует с тобой или не с тобой, а с кем-то из твоих знакомых, а ты наблюдаешь, может, осуждаешь даже или сочувствуешь. И он, не ведая того, даёт тебе подсказку. Только надо уметь видеть, понять, сопоставить, соотнести. То же — с книгами. Задумаешься о чём-то, возьмёшь с полки книгу, откроешь, произвольно читаешь — и — бах! Так вот он, ответ, то, что беспокоило тебя последние дни. Любого человека сопровождают такие вещи. Они кажутся чудесными, но они обычные.

— А вы крещёный?
— Конечно, крестился сознательно в возрасте 26 лет.

— В советское время. Зачем?
— У меня было ощущение, что я должен быть в какой-то команде. В команде людей, что разделяют истинные ценности. Вот читаю Евангелие и кажусь сам себе таким нич­тожеством! Полнейшим. Перечитываю, расшифровываю с трудом, пытаюсь разобраться, понять. Там такие «свёртки». Вам сны снятся? Сон — тоже «свёртка» реальных событий — прошедших, либо будущих. Потом стараюсь понять, почему именно это приснилось, с чем оно связано…

И я понял: вся наша жизнь — дорога домой. И у каждого свой дом. Я задумался об этом в 18 лет. В Юрмале встретил группу людей, выходящих из церкви. Стоит взрослый мужик, книжечки рассматривает. Мы с парнем засмеялись: «Мужик, ты что — веришь?» Он глянул на меня: «А ты — нет?!» Я сел.

Всё, что создаёт человек в душе, — вот главное, для чего мы живём. Вещи, дома, деньги — это инструменты для самореализации, не наоборот. Эти вещи необходимы, но… Вот бабке одинокой форточку починил, и на душе теплеет. И долго потом греет.

— А ваши работницы могут позволить себе капризничать?
— Конечно. Женщина без капризов — это что за женщина? Я вообще считаю, что женщина — существо более высокого уровня, чем мужчина.

— Да ладно…
— У неё тоньше жизненная энергия. А чем тоньше энергия, тем выше существо изначально. Женщина создаёт вокруг себя эмоциональную ауру — чувственности и любви, заботы и материнства — а это выше, чем просто работа. Нет ничего прекрасней «хорошей» женщины, и нет ничего ужасней «страшной» (духовно). По своей созидающей либо разрушительной способности именно этой тонкой энергии.

— Вам никогда не говорили: «Не делай добра — не получишь зла»?
— Я этому не верю. Любого человека, который приносит зло, я сразу прощаю, а потом, через некоторое время, говорю: «Спасибо». Он — мой учитель. Какое зло? Всё бывает: где-то продают, где-то подставляют, поступают не так, как ты хотел, нарушают обязательства. Но то, что они творят — их проблемы, не мои. А у меня врагов нет. Сделали мне гадость — значит, я сам виноват, где-то неправильно поступил.

— А как вы познакомились со своей будущей женой?
— 7 лет мне было, когда я приехал зимой из командировки. Вышел из автобуса, дорога ледяная, смотрю, впереди цокает какая-то девица, шпильки — сантиметров двадцать. Думаю — ещё упадёт. Ёкнуло внутри, перевёл девушку через дорогу. Потом долго добивался. Фаина была замужем. Первые 10 лет бились насмерть. Она очень сильным человеком оказалась.

— И кто победил?
— Я, конечно. Но — относительно. На данный момент я хорошо закрепился на территории противника. Но не факт, что завтра ситуация не изменится. А если серьёзно — жена мой первый помощник по жизни.

— А с мамой у неё какие отношения?
— Проблем никаких не было… Мой отец служил в Грузии, и в Тбилиси познакомился с мамой. До сих пор не могу понять, как она уехала? Отец привёз её в 1956 году в Златоуст, когда мне было 4 года. Маму никто здесь не понимал, она ведь совсем другая. Русские женщины её не воспринимали — для них она казалась высокомерной и непонятной. Я был единственным ребёнком в семье, маменькин сынок. И рассказывал ей «всё-всё». Даже когда утром домой возвращался. Мама всегда оставляла ситуацию на мой выбор. Её кумир — Наталья Гончарова, она вырезала её портреты из журналов. Такого ангела она желала для меня. Подсовывала, чтоб я догадался. Недавно я открыл чемодан с фотографиями, перебирал записи…

Иногда, наверно, я бываю излишне наивен и романтичен, могу взять и бросить всё. Жена волнуется: «А на что жить будем? Что будет дальше?» Фаина считает, что меня заносит… Но всё-таки, главное в жизни — быть счастливым. Несмотря ни на что. Наплевать на всё и быть счастливым. И можно делать всё для того, чтобы быть счастливым. Это ощущение счастья в человеке, по-моему, есть главный ориентир, что ты на правильном жизненном пути.