+7(351) 247-5074, 247-5077 info@missiya.info

ВЯЧЕСЛАВ КУЛИКОВ

Один день главного врача
«Швейцарской стоматологии»

БИЗНЕС: главный герой

Текст: Лана Литвер
Фото: Валерий Звонарёв, Игорь Ляпустин

08:54

Вячеслав Валерьевич пружинистой походкой взбегает на крыльцо клиники в офис-центре «Челябинск Сити». Следом поднимаемся и мы. Никто из тех, кто впервые попадает в «Швейцарскую стоматологию», не понимает, где оказался. Это отель? Бутик? Закрытый клуб швейцарцев в Челябинске?

Синий герб клиники над стойкой администраторов, красный флаг Швейцарии. Мягкие кресла на светлом ковре. В тепло подсвеченных нишах — цветочные композиции и свечи, на стенах искрятся домашние бра, в нише за шторами скрывается гостиная с книжными полками, на столике бутылка шампанского, ваза с разноцветными яблоками. Пахнет кофе и ещё чем-то чистым и душистым. Ни одного признака медицинского учреждения, ни одного. Вспоминаю, что даже бахил на входе не было, вместо них гостиничные тапочки. Следуем за Вячеславом Валерьевичем в его кабинет.

08:57

— Располагайтесь! — Куликов включает компьютер. — Мне нужно посмотреть почту. Желаете кофе?

Практически всё свободное пространство стен занимают сертификаты, свидетельства и дипломы разнообразных международных симпозиумов, семинаров, конференций. На массивном столе из натурального дерева, кроме пары компьютеров, примечательный набор мощных муляжных челюстей и фигур зубов, а также профессиональная фотокамера. О том, что Вячеслав Куликов занимается фотографией и делает потрясающие снимки красивейших мест планеты, известно всем, кто с ним знаком или подписан на него в фейсбуке. Выясняем, что на работе фотоаппаратура нужна для художественных снимков зубов и челюстей.

— Это называется фотопротокол, — поясняет Вячеслав Валерьевич. — Мы ведём фотоисторию работы с каждым пациентом: снимаем состояние полости рта до лечения, потом фиксируем все этапы. Это не наше ноу-хау, но мы ввели эту систему в стандарт, как в ведущих европейских клиниках. Во‑первых, это документ. Пациенты у нас большей частью смежные, мы сохраняем фотографии в архиве клиники, и доктора получают полную информацию о состоянии пациента и ходе лечения. Во‑вторых, это дисциплинирует и мотивирует любого врача работать максимально ответственно и хорошо. А в‑третьих, фотопротокол нужен мне для авторских обучающих семинаров. То, что готов выносить на суд коллег, ты по определению не можешь делать плохо. Значит, я должен сделать свою работу так, чтобы мои коллеги и в России, и за рубежом сказали: «Классно! Молодец!».

-Интересно, вы пациентам эти снимки дарите?
-Не поверите, многие их просят у нас сами. Бывает, что и годы спустя фотографии зубов могут пригодиться для дальнейшего лечения. Поэтому когда меня спрашивают, занимаетесь ли вы фотографией, я отвечаю честно: «Да, каждый день».

Вячеслав Куликов решил показать нам особо эстетичные фотоизображения зубов из закрытого стоматологического сообщества в фейсбуке, созданного специально для этого. Есть люди, настолько увлечённые красотой этого объекта, что даже картины зубов создают по фотографиям. Попутно доктор Куликов открывает папку с фотопротоколом одного лечения и подробно (а главное, понятно!) рассказывает, какая сложная работа проделана специалистами «Швейцарской стоматологии» в данном конкретном случае. На экране — крупный план зуба. Ничего особенного, зуб как зуб: неровный, в пятнах и трещинках.

— Это имплантат, — комментирует Вячеслав Валерьевич. — Да-да, не удивляйтесь, его не отличишь от настоящего зуба. Потому что лучшая работа стоматолога — это работа, которую никто не заметит. Фактура, текстура поверхности коронки должны быть естественными.

-Неужели художник сидит и прорисовывает эти прожилки и переходы оттенков?
-Так и есть! Зубной техник, как художник, воссоздаёт природный рисунок. Визуально коронки не должны отличаться от соседних зубов. Вот коронка на имплантате, вот — на своём зубе, а это — соседний зуб. Если бы я не рассказал, вы бы догадались?

-Нет, конечно.
-Правильно. Профессиональная работа не видна.

-Тогда получается, что неестественно ровные белые зубы, например, как у Шнура…
-…да, это моветон. Даже за четверть миллиона долларов. И комплимент из серии «Вау, какие ты классные зубы сделала!» — это признак плохой работы доктора. Представьте, если бы на лице была видна работа пластического хирурга?

10:00

Звонит мобильный, Вячеслав Валерьевич берёт трубку. Из контекста удаётся понять, что Куликов обсуждает предстоящий семинар, куда приглашён с лекцией.

— Авторские курсы в России и за рубежом у меня расписаны на год вперёд, — комментирует он. — В ближайшие недели лечу в Москву, потом Минск, Кишинёв, Санкт-Петербург, Сургут. Чтобы создавать эти курсы, я сам учусь и постоянно совершенствуюсь. Это же не гастроли с одним концертом по всей стране (улыбается). Практически ежедневно выделяю своё время на подготовку материалов для выступлений, дополняю свои программы, добавляю новые случаи из практики. Но сегодня получится только вечером. А сейчас начинаем готовиться к операции.

10:14

Вячеслав Куликов — практикующий главный врач и единственный челюстно-лицевой хирург в «Швейцарской стоматологии». Сегодня назначена операция по установке четырёх имплантатов, наращиванию костной ткани и десны.

-Четыре имплантата за одну операцию — это много?
-Нет, это операция средней сложности. Операция продлится не больше двух часов.

В смежном с кабинетом помещении — стерильная, сияющая операционная. Ассистенты готовятся к операции. В гостиной красивая женщина в красном платье тоже готовится: листает журнал, потягивает воду из бокала. Рядом двое мужчин с обложек журнала «Миссия» ведут светскую беседу о чём-то совсем далёком от стоматологии.

10:30

Кресло в операционной поднимается и раскладывается в удобное ложе, на котором при желании можно и заснуть. Куликов искренне и даже радостно улыбается пациентке.

— Как вы себя чувствуете? Как настроение? Отлично? — утверждает-спрашивает он. — Смотрите, что мы будем делать, — и рассказывает кратко план предстоящей операции.

Ещё раз смотрит снимки, делает замеры, перепроверяет подготовленную и не раз изученную информацию, комментируя: «Первое правило хирургии: семь раз отмерь, один раз отрежь».

Пациент подписывает план операции.

Ассистент работает с хирургом в полном синхроне — по движению… даже не знаю, ресниц, она знает его и соответственно своё следующее действие. Она словно предчувствует, в какую секунду доктору понадобится тот или иной инструмент. «Когда ассистент не угадывает, что мне нужно, я могу ругаться! — комментирует Вячеслав Валерьевич. — Ведь я много раз объясняю, что и как нужно делать. Попасть на работу в «Швейцарскую стоматологию» не сложно, сложно выдержать. В семидесяти процентах случаев мы расстаёмся со средним медперсоналом. Но с Яной мы уже много лет работаем, она понимает меня без слов».

10:57

Доктор работает в очках со специальными увеличительными окулярами, как у хирургов‑офтальмологов.

— В стоматологической хирургии любые операции в видимом переднем отделе челюсти считаются высшим пилотажем, — говорит Вячеслав Куликов. — Нет ничего сложнее. Мне надо настолько ювелирно и эстетично всё сделать на этой микроплощадке, чтобы работу не было видно. Это, как микрохирургия глаза, даже инструменты те же.

Об инструментах, кстати, надо сказать особо. Они и выглядят необычно — чёрные. Это гордость и любовь Вячеслава Куликова. Он рассказывает, что инструменты TouchGrip разработаны всемирно известными хирургами Маркусом Хюрцелером и Отто Цуром, максимально удобные и эргономичные. Во‑первых, тяжёлые — а для микрохирурга это важно. Во‑вторых, с выступающей частью, которая правильно и надёжно ложится в ладонь. В‑третьих — они чёрные, а значит, не бликуют от яркого света ламп в операционной, не утомляют глаза. «Дорогие инструменты, — добавляет главный врач. — Один иглодержатель стоит 800 евро. Но в мире ничего лучше для микрохирургии не придумано».

11:23

Имплантат вскрывается ровно перед тем, когда он нужен в ходе операции. Здесь целый ритуал: перед тем, как его открыть, ассистент вслух произносит размер, хотя он уже проверен-перепроверен. На столике перед хирургом — IPad. Мы думали, там снимки, необходимые в ходе операции, но нет. Это даже не планшет в привычном смысле — это аппарат iCHIROPRO от швейцарской компании Bien Air, стоматологический комплекс последнего поколения для автоматизированной имплантации. Футляр от имплантата доктор Куликов подносит к камере IPad, программа сканирует QR-код, определяет тип и производителя, выдаёт протокол операции — и хирург действует точно в соответствии с ним, не отступая ни на миллиметр. В планшет заносятся данные пациента, и информация о проведённой операции хранится в нём.

— Так, по протоколу, я могу проверить ход любой операции, — комментирует Вячеслав Куликов. — Это уникальная технология, мы купили её, как только она появилась, и пока остаёмся в Челябинске единственными её обладателями.

12:11

Операция продолжается второй час практически в полной тишине. Персонал действует безмолвно и чётко. Если ли бы мы не встревали с вопросами, то были бы слышны только позвякивания инструментов и реплики доктора, обращённые к пациентке: «Всё хорошо? Ничего не беспокоит?».

13:37

Операция закончена. У доктора Куликова есть несколько минут, чтобы переодеться и передохнуть.

14:02

Ресторан Brut is Good. Традиционно Вячеслав Валерьевич обедает в одном из ближайших заведений в обществе своей супруги Татьяны, которая работает в «Швейцарской стоматологии» главной медицинской сестрой, и партнёра Игоря Баселина, являющегося директором клиники. Обед непроизвольно и предсказуемо перетекает в производственное совещание. «Он потому так и называется — бизнес-ланч, — смеётся Куликов. — Нам в офисе бывает труднее собраться, чем за обедом».

Совладельцы клиники обсуждают предстоящую покупку нового аппарата швейцарской компании EMS, который увидели на Всемирной стоматологической выставке в Кёльне.

— Это самая крупная выставка в мире, которая проходит только раз в два года. Мы её посещаем в обязательном порядке, — поясняет Вячеслав Куликов. — Причём мы единственная клиника, которая приезжает со всеми докторами. Мне важно, чтобы не я один это всё видел, а врачи сами могли посмотреть, потрогать, оценить. И после этого принимаем коллегиальное решение.

-Что это за аппарат?
-Он предназначен для профессиональной гигиены полости рта, объединяет ультразвук и air-flow. Но дело даже не в этом, а в том, что это новая концепция гигиены, направленная не только на очищение, но и на минимизацию травматичности для пациента. В Россию этот аппарат только начали поставлять. 600 000 рублей стоит базовая версия. Сейчас взвешиваем все за и против. Да, с одной стороны, нам хочется его приобрести, потому что пациенты приобретут преимущества и комфорт, и с точки зрения маркетинга это неплохо — мы первыми будем в городе. Но мы компания молодая, должны взвешивать свои возможности.

-Вы молодая, дорогая, статусная клиника. Вы определили срок, когда вложения начнут окупаться? — задаю вопрос Игорю Баселину, потому что за финансовую часть проекта отвечает именно он.
-Конечно, — легко отвечает он. — Первоначальный период окупаемости по нашему бизнес-плану — три-пять лет. Нам в ноябре будет три года, пока держимся в графике. Мне очень нравится проект и то, как он развивается.

-Правда, что у вас семейный бизнес?
-Да. Мы родственники. И это прекрасно, потому что когда партнёр — твой близкий человек, то и вопросов с доверием нет.

-И однажды на семейном обеде-ужине вы придумали «Швейцарскую стоматологию»?
-Нет, совсем не так. Я много лет мечтал о своей клинике, — говорит Вячеслав Куликов. — Я с этой мыслью засыпал и просыпался. Мы с Татьяной много говорили об этом, мы вообще все вопросы обсуждаем вместе. Без жены ничего бы у меня не получилось. Я много лет работал хирургом и рисовал в голове свою собственную будущую клинику. Представлял всё до мелочей, до цвета моей столешницы.

-Игорь вас поддержал?
-Игорь меня выслушал и сказал: «Я с тобой готов на всё. Но мне придётся вникать во все тонкости, потому что про стоматологию я знаю только, что в моём родном Биробиджане так называется автобусная остановка», — вспоминает Вячеслав Валерьевич.

-Были опасения по поводу того, что вы выходите на очень плотный конкурентный рынок?
-Вот уж по какому вопросу я вообще не волновался и не переживал, — отвечает Вячеслав Куликов. — Потому что у меня была готовая команда специалистов — а это самое сложное и ценное в стоматологии. Не деньги, не оборудование, а команда! И второе — наша клиника, по моему замыслу, должна была стать не похожей ни на одну в городе. Особый продукт и с такой командой — я ни секунды не сомневался в успехе.

-Правда, сначала мы предполагали потратить одну сумму, а потом она увеличилась в два раза, — добавляет Игорь Баселин. — Аппетит пришёл во время еды.

-Если бы я был совсем один, мне было бы очень тяжело, — продолжает Вячеслав Куликов. — Даже не в финансовом плане. Я бы мог погрязнуть в бюрократической рутине, отойти от хирургической практики. А я прежде всего хирург. Игорь взял всю бумажную работу на себя. Так, коллеги, — обращается к жене, — вы успели обсудить то, что собирались? Вы сейчас едете вместе? Хорошо.

14:34

Возвращаемся в офис пешком. И разговор впервые за день — не о работе.

— Все мои желания реализовывались. Так было всю жизнь, — чётко формулирует Куликов. — Если двигаешься в заданном направлении — ты добиваешься того, чего хотел.

-Как бы фантастично ни звучало желание?
-Не имеет никакого значения.

-Например?
-Когда я работал в разных клиниках и не так много зарабатывал, у меня было желание отправиться в круиз на суперкомфортабельном многоэтажном лайнере. С финансовой точки зрения было тяжело, но я подкопил денег, и мы съездили. Или вот ещё пример: мне хотелось отдохнуть в самом крутом, семизвездочном отеле мира в Арабских Эмиратах. И мы это сделали — занимали двухэтажный номер в триста квадратных метров. Поэтому что такое высокий сервис, я знаю на себе.

-И с годами финансовых возможностей всё больше?
-Если говорить о доходах моей семьи, то как раз нет. Когда я был наёмным врачом и главным врачом, достаток был больше. Потому что сейчас весь доход вкладывается в клинику. Так же поступает и Игорь. Мы понимаем, что это начало пути. Вот через три-пять лет наш проект окупится, и будет проще. Но в этот момент у нас возникнет новое желание — открыть ещё одну клинику!

15:03

В холле Вячеслава Валерьевича ждёт особый гость. Это Николай Иванович Янов, генеральный директор строительной компании «Артель-С». Николай Иванович, как выяснилось, лечится у доктора Куликова лет восемнадцать и именно тогда поставил первый имплантат.

— У нас сразу сложились хорошие отношения, — широко улыбается Николай Янов, открывая красивые здоровые зубы. — Теперь здесь лечится и вся моя семья. Вот приехал посоветоваться насчёт внука, надо мне его записать на лечение. Качество и результат лечения здесь соответствуют стоимости. Мы всегда знаем, что у Куликова всё сделают гарантированно хорошо.

— Мои пациенты следуют за мной из клиники в клинику, где бы я ни работал, — дополняет Вячеслав Валерьевич.

15:30

В кабинете главного врача собираются доктора. Сейчас консилиум — это традиция «Швейцарской стоматологии» — раз или дважды в неделю коллеги советуются, обсуждают ход и тактику лечения пациентов, делятся мнениями, ищут оптимальное решение. Ведёт консилиум не главный врач, а координатор лечения Елизавета. Вячеслав Куликов такую должность придумал ещё до создания «Швейцарской стоматологии» и ввёл в одной из клиник, с тех пор для него это стандарт. Пациента могут наблюдать и лечить несколько докторов, но вся информация фиксируется у координатора лечения.

Елизавета докладывает информацию о ком-то из пациентов, на экране компьютера — фотографии, снимки КТ. Так виртуально человек находится на приёме сразу у нескольких специалистов. Идёт обсуждение, можно ли сохранить зуб или с ним точно всё. Доктора обсуждают вопрос тихими голосами и на особенном медицинском языке, без переводчиков, но суть примерно ясна. И тут вступает Куликов:

— Послушайте, что я предлагаю. Мы не будем ставить имплантат. Мы удалим этот зуб, а вместо него пересадим зуб мудрости! Да-да, его собственный, живой.

— Аутотрансплантация? — подсказывает кто-то из врачей.

— Именно. Работающий вариант, он ещё в учебниках, по которым мы учились, был описан, но мало кто это делает. В Челябинске я точно никого знаю. Я недавно был на семинаре Мицухиро Цукибоши — это японский доктор, который за последние тридцать лет эту методику отточил до идеала.

— И каковы результаты? — уточняют коллеги.

— Как при имплантации — 98 процентов. Но качественное отличие от имплантатов в том, что мы имеем дело с родным биологическим материалом. К тому же используем зуб, который человеку изначально не нужен.

— Но это сложнее имплантации, — замечает кто-то.

— Да, сложнее. Требуется высокая квалификация хирурга, который умеет делать всё очень аккуратно и ювелирно. Плюс нужен врач-терапевт, который потом хорошо всё пролечит. Мы опробуем метод и возьмём в работу. Всё получится, я не сомневаюсь. Мы будем первыми в Челябинске. Потом ещё желающих будем учить.

«Швейцарская стоматология» не без оснований считается самой продвинутой в области технологий, методик и оборудования в регионе. Врачи ещё минут пятнадцать живо обсуждают плюсы, минусы, нюансы альтернативной методики, последовательность шагов, послеоперационный период, но общий настрой — радостный, активно-утвердительный: да, да, давайте! «Мы будем первыми» — это фирменный стиль Вяче-
слава Куликова, который беспрерывно учится и собрал вокруг точно таких же, неуёмных, открытых для новой информации людей.

16:35

После консилиума, на котором успели рассмотреть ещё семь историй, я попросила Вячеслава Валерьевича сказать о своей команде пару слов.

— В моей клинике работают особые доктора, — говорит главный врач. — Эти ребята хотели работать со мной. Потому что Куликов — это возможность постоянно расти, постоянно учиться. Каждый из наших докторов — такой же, как я, жадный до образования. Они приходят ко мне и говорят: «Я увидел, такой интересный семинар, хочу поехать!» Всё, конечно, езжай, оплатим! Я горжусь не нашим красивым интерьером, не лучшим в городе и на Урале сервисом, не современным крутым оборудованием, которое и на самом деле есть далеко не везде — не этим. Я горжусь своей командой.

17:03

Алексей Серебряков, стронгмен и фотограф, появляется в дверях. Он пришёл на плановый приём к своему доктору, заглянул поздороваться.

— Я давно присматривался к Вячеславу, слышал о нём как о докторе прекрасные отзывы, — улыбается Серебряков, — Нас объединяет любовь к фотографии, мы знакомы по Сигарному клубу. Я послушал, как Вячеслав рассказывает о клинике, о том, что и как они делают, — меня это очень впечатлило.

— Представьте, когда тяжелоатлет отрывает вес от пола, жевательные мышцы испытывают точно такие же предельные нагрузки, что и мышцы рук, плеч, ног, — рассказывает Вячеслав Куликов. — Зубам приходится ой как тяжко от этого сильнейшего сжатия. Эти проблемы были и у Алексея. Мы теперь постепенно их решаем, прописали план лечения на полгода. Главное, у Алексея есть желание.

Серебряков говорит, что в первый раз пришёл в клинику просто в гости на чашку кофе. Был немало изумлён обстановкой и ощущением, что попал не в клинику, а в дом, а также отличной подборкой фотоальбомов в библиотеке.

Алексея приглашают на приём к доктору. «Заглянешь потом?» — приглашает Куликов.

В фойе в одной из ниш мы замечаем чёрно-белый портрет Вячеслава Куликова работы Алексея Серебрякова — это амбротип, фото выполнено серебром на стекле.

18:10

Маленький перерыв на кофе, есть возможность задать два-три вопроса, потому что после у Вячеслава Валерьевича запланировано время для подготовки к ближайшей серии обучающих семинаров — требуется перелопатить, обработать и систематизировать гигабайты фотопротоколов.

-Расскажите, кто придумал назвать клинику «Швейцарской стоматологией».
-Я придумал. Клиника была у меня в голове, готовая, с названием и концепцией. Я знал, что у нас будет самое крутое в городе оборудование, а кто законодатель моды в области стоматологической техники и технологий? Швейцария, конечно. Я даже знал, какой нужен логотип. Я пришёл к дизайнерам и два часа рассказывал, почему мы «Швейцарская стоматология». Почему мне не нужен зубик с зонтиком на логотипе, а нужен фамильный герб. Дизайнеры меня выслушали и через пару недель предложили эскизы. Этот герб создан по всем геральдическим канонам. Даже наш фирменный сине-голубой оттенок был отобран с максимальной серьёзностью, именно такой цвет во времена королей разрешалось использовать на гербах и флагах тем рыцарям, кто отмечен особыми победами.

-А дизайн самой клиники?
-Через месяц я пришёл к этим ребятам и сказал: «А теперь давайте рисовать дизайн помещения». Они отвечают: «Нет-нет, это не к нам, мы не умеем проектировать медицинские учреждения». Я говорю: «Вот и хорошо! Это ни в коем случае не должна быть клиника. Я хочу, чтобы никто из гостей не мог сказать, что пришёл в стоматологию». Я сам нарисовал план помещений на основании медицинских требований и норм. Шесть часов без перерыва рассказывал, как должна выглядеть каждая комната и зона — от ресепшена до санузла. И мы воплотили всё, что нарисовали дизайнеры, на сто процентов. Это важно — на сто процентов. Любой, кто делает ремонт по дизайн-проекту, скажет вам, сколько от этого проекта в результате остаётся. Мы сделали всё в точности, до тончайших оттенков краски для стен. Сейчас руководитель этого дизайнерского агентства живёт и работает в Москве, занимаясь продвижением нашей клиники в сети.

18:23

Заглядываем в соседний кабинет. Главная медсестра и одновременно супруга главного врача Татьяна Куликова разговаривает по телефону, быстро печатает, поглядывая на экран, улыбается и жестом приглашает подождать. Супруги Куликовы за свою без малого двадцатилетнюю семейную историю впервые работают в качестве начальника и подчинённого.

— Я помню, что в начале 2000‑х, когда мы только познакомились, никто ничего не знал об имплантации, молодой хирург Вячеслав Куликов говорил, что это будущее, вот чем надо заниматься! — вспоминает Татьяна. — И поехал сразу учиться, это были его первые образовательные курсы. Он всегда очень серьёзно и ответственно относился к работе, для него важно расти, развиваться, совершенствоваться. Видимо, этим и зацепил (улыбается).

-Вячеслав Валерьевич — строгий руководитель?
-Нет, не строгий. Требовательный. И к себе, и к коллегам. Не терпит никаких «завтра», «забыл», «потом». Каждый должен выполнять свою работу чётко.

-Татьяна, вы, конечно, помните историю «Швейцарской стоматологии» с самого момента замысла. Скажите, насколько совпадает картинка-мечта с тем, как всё в результате получилось?
-На сто процентов, — без паузы отвечает Татьяна. — Я прекрасно помню, как ребята рисовали клинику, я участвовала в покупке каждой лампочки, каждого стула, поддерживала мужа во всём. Ко всем его замыслам так отношусь. Получилось всё в точности, как задумали. Я и не сомневалась! В этом нет ничего нереального. Знаю, что если трудно и много работать, у нас всё получится.

Татьяна спешит — дома ждут сыновья. Вячеслав Валерьевич остаётся в клинике.

21:00

Вечер трудного дня. Не знаю, где доктор Куликов подзаряжает батарейки, но в девять вечера, когда клиника уже затихла и на Кировке загорелись фонари, Вячеслав Валерьевич был бодр, работоспособен и активен, как утром, когда мы встретились. Он в процессе работы, судя по всему, не утомляется, а наполняется силами.

Сидит перед компьютером, готовится к вебинару, назначенному на 22:00. Тема: «Одномоментная имплантация». Куликов достаточно давно и активно практикует не только очную, но и дистанционную форму обучения докторов, он считает режим безостановочного профессионального совершенствования естественным для нормальных врачей.

— Это заблуждение, что в Европе лечат лучше, чем у нас, — говорит Вячеслав Валерьевич. — Безусловно, там есть доктора экстра-класса, у которых мы учимся, но их единицы. Я могу с уверенностью сказать, что у нас выросло поколение докторов, жадное до образования, активно обучающееся, — и мы можем конкурировать с западными коллегами. Мы их даже в чём-то обгоняем. Сумасшедшая тяга к знаниям привела к тому, что мы за короткий промежуток времени, за пятнадцать-двадцать лет, научились делать то, что они делают последние лет пятьдесят или семьдесят. То есть мы обучились в четыре раза быстрее!

Когда Куликов говорит об этом, он просто очень рад. У него глаза блестят, он включается в тему с пол-оборота, и если бы я была врачом, я бы тут же записалась к нему на курс по «Одномоментной имплантации» и по любой другой имплантации. Такой кайф он получает от своей профессии, от того, какие она открывает возможности и победы!

Вебинар продлится не меньше двух часов и с учётом последующего обсуждения и ответов на вопросы закончится за полночь. Наша съёмочная бригада покидает клинику.

-Чем вы больше всего гордитесь, Вячеслав Валерьевич?
-Своей семьёй. Да, я врач, хирург и очень люблю свою работу. Но я горжусь тем, что я муж и отец. Я очень люблю своих сыновей — старшему Владиславу уже семнадцать, а младшему Мирославу нет и двух. Сегодня поздно вернусь, оба будут спать уже.

-Расскажите, о чём вы мечтаете сейчас.
-Открыть ещё одну клинику. Пока не придумал, как она будет называться.

error: © ООО «Издательский дом «Миссия»