+7(351) 247-5074, 247-5077 info@missiya.info

Соня Кривая

Уважение к подвигу

Явления: чтобы помнили

Текст: Любовь Усова

Всегда восхищалась ими. Особенными людьми, героями, способными на максимальную отдачу себя тому, что представляет для них высшую ценность, — идее, делу, человеку. Способными без раздумий или в раздумьях, но решиться, совершить последний шаг, защищая родное. Закрывая собой, своей жизнью, своим телом… Не понимаю людей, нивелирующих такой поступок, пишущих в комментариях, инкогнито, исподтишка: «Да что такого в гибели какой-то девицы! тогда тысячи гибли». Именно — тысячи. Но разве не каждая жизнь — важна? Ответьте себе: ваша жизнь — важна? Жизнь вашего близкого человека — важна? Я понимаю одно: если обесценить такую жертву, то обесценишь все жизни, любую жизнь, и свою в том числе. Потому что жертвенность, на мой взгляд, — это высшая степень любви, на которую способен человек. Жертвенность — это не ругательное слово, и совсем не история про чувство жертвы. Я говорю сегодня про Подвиг. И требую уважения к нему.
Подвиг воспевают, укореняют в именах детей, названиях городов, улиц. Перекраивается политическая карта мира, а подвиг — живёт века! И он с нами, несмотря на весь цинизм сегодняшнего дня. Мой рассказ — напоминание — об одной из старейших мест Челябинска — улице Сони Кривой. И кажется, что улица, названная в честь девушки-революционерки, наполнена мистикой. Может ли быть, что её душа обитает среди зданий, дворов, дорог и людей, населяющих улицу?.. И может влиять на события и притягивать тех, кто ей созвучен. Смотрите: всего-то на двух километрах расположены три университета, две школы, целое министерство и городское управление администрации, арбитражный апелляционный суд, киноцентр, бизнес-центр. Здесь жили знаковые личности нашего города: первый избранный народом губернатор области Пётр Сумин, режиссёр и актёр Леонид Оболенский, поэтесса Людмила Татьяничева… Для академика Виталия Соломина улица Сони Кривой — родной дом десятки лет. Так какой она была, Соня Кривая?..

Соня-гимназистка

Сразу скажу, что Соня Кривая — не псевдоним, а настоящее имя нашей героини, хотя многие полагают иначе. Она родилась в 1894 году в местечке Городок Витебской губернии в очень бедной семье простого рабочего. Через восемь лет Кривые переезжают в Челябинск, и вскоре её отца разбивает паралич. Вся тяжесть забот о семье ложится на плечи матери, которая тяжело и много работает, и понятно, что дети растут сами по себе. Первый самостоятельный поступок Сони уже показывает её характер: девочка сама, без родительской или чьей-либо помощи, подаёт прошение в гимназию и поступает в неё. При этом её никто не освобождает от работы в семье, помощи матери, уходу за младшими детьми. Поэтому Соня посещает уроки в гимназии даже не каждый день, но при этом запоем, без разбора читает книги, всё, что попадают под руку. Она разрывается между работой дома и самоуважением, а что её ожидает впереди? В лучшем случае работа гувернантки и шаткое положение между прислугой и господами… По-
этому когда самые активные гимназисты организуют кружок самообразования, любознательная целеустремлённая девочка вливается в него сразу. И — учится, учится, учится. Читает взахлёб статьи Белинского, Писарева, Добролюбова, вольнолюбивые стихи Пушкина, рассказы Горького… и участвует в политических диспутах молодёжи. Революционные идеи дали ей надежду на будущее. Ведь у Сони ничего не было, кроме цели — учёбы — и упорства в её достижении. А здесь она почувствовала себя кем-то значимым. Тем, чьё мнение важно, и его хотят услышать. Дала возможность делать нечто великое. Революция научила её ценить себя. Дала ей крылья.

К тринадцати-четырнадцати годам Соня чётко определила свою политическую позицию и дело жизни, её полностью захватил революционный вихрь. 14‑летняя гимназистка начинает выполнять мелкие поручения для местной организации РСДРП (б) — Российской социал-демократической партии большевиков. Организует сбор денег среди гимназистов в помощь политическим заключённым, находящимся в Челябинской тюрьме. Тогда же она сама впервые попадает в тюрьму как одна из участниц политического кружка, но несовершеннолетнюю девочку отпускают…

Соня-революционерка

Соню исключают из гимназии, она поступает работать в аптеку и продолжает активную «подрывную» деятельность в партии большевиков, находящейся в подполье. Она для своих — и связник, и распространитель листовок. Юная революционерка подыскивает конспиративные квартиры для подпольщиков. С лёгкой руки Сони, внешне и внутренне подтянутой и собранной жизнелюбивой привлекательной девушки, даже дом, где она жила, был «проникнут духом большевизма», а она была его центром. Она была духовным центром, душой также и для всех своих единомышленников, не зря юную большевичку называли «матерью подпольной организации» — в её-то нежном возрасте! Её любили, ею восхищались, её слушали. Во время мятежа белочехов Соня остаётся в городе и возглавляет подпольную большевистскую организацию. Работа в аптеке — её «прикрытие» — не только место явок и встреч с подпольщиками, но и позволяет заводить девушке знакомства с колчаковцами, агитируя их, переходить на другую сторону. И ведь срабатывает! Колчаковский украинский полк имени Шевченко всем составом переходит на сторону Красной Армии, и это в большой степени заслуга Сони Кривой. Активисты совершают налёты с захватом денег для нужд семей арестованных и скрывающихся, Соню берегут от участия в таких акциях, но она рвётся в настоящий бой… Уже после Великой Октябрьской социалистической революции во времена «дутовщины» Соня — комиссар и пулемётчица красногвардейского отряда. В феврале 1919 года она отправляется в Омск на съезд подпольщиков Урала и Сибири. И по возвращении её арестовывают на квартире Михаила Бухарина, не успевшего перепрятать девушку. Их предали. Провокатор Образцов выдал подполье и адрес, где находилась Соня.

На Кресте

…После пыток в контрразведке и одиночной камеры Соню вместе с группой челябинцев отправили эшелоном в тюремных вагонах в Уфу. Но арестованных не оставляли в покое, офицеры приходили в вагон как в зверинец, чтобы, как они говорили, «поразвлечься». Снова били, впятером, вдевятером, ногами, палками, позорно издевались… А избитые девушки и парни потом… пели революционные песни. И стража подпевала им… По приезде Соню вели впереди, рядом с Лобковым, руководителем Омской партийной организации, как самых главных революционеров. И снова — тюрьма, допросы, жестокие пытки, издевательства. Избивали Лобкова в присутствии Сони, добиваясь фамилий-паролей-явок, потом Соню — при Лобкове. Впятером. Соня молчала, «Лучше снова бейте!»  — хрипло отвечала допросчикам. Даже охранники признавали её мужество, мол, некоторые мужчины держат себя хуже этой девушки… А большевики были уже в 30 верстах от Уфы, и колчаковцы торопились. Устроили скорый военно-полевой суд: пять пьяных офицеров да один штатский быстро вынесли смертные приговоры, быстро зачитали приговор подсудимым, которые смотрели не на судей — друг на друга. Истерзанная Соня сказала своей подруге в камере: «только ради матери я терпела бы пытки и дальше…» Последние её письма всё-таки дошли в Челябинск до брата, Соня просила его не покидать мать. Удалось также передать омским товарищам, что челябинская организация провалена, но её глава, Соня, никого не выдала… Всю ночь во дворе тюрьмы гремели выстрелы, раздавались крики, хрипы, стоны — пьяные казаки рубили шашками и стреляли в арестованных. Так страшно погибла революционерка Соня.

Соня Кривая сегодня

…А некоторые называют её бандиткой. Не согласна. Не хочу судить и обсуждать действия военного времени, те ужасы, которыми грешили обе противодействующие стороны — как большевики, так и белогвардейцы. Война разделяет людей, рождает в душах ненависть. А мы говорим о любви. Да, Соня — дитя своего времени, и она не являлась белоснежным ангелом. Ведь не только агитировала и организовывала, а была пулемётчицей в отряде большевиков. То есть убивала. Она ответила за свои неправильные действия. Точка. Речь о душе, чья преданность делу и любовь к товарищам, и стремление защитить их ценой своей юной жизни были абсолютными. И именно это поражает воображение стольких поколений молодых, взрослых и очень взрослых людей. Как бы мы ни оценивали её партийную, подрывную, революционную деятельность — загадочная личность будоражит даже не умы наши — сердца! О Соне говорят и сегодня. Обсуждают на интернет-страницах. Сложили настоящий рок-гимн в её честь, «её сердце сгорело дотла…» — красиво поёт Юрий Богатенков. Создали нашумевший неоднозначный необычный по формату спектакль «Ты меня любишь, Соня Кривая?» Как же хотелось авторам, чтобы жестокая судьба подарила девушке Любовь, хоть через 100 лет!.. Кто знает, может, и подарила… Да разве можно предполагать обыденное и обычное, когда говоришь о столь прекрасной страстной любящей и верной душе! Которая, как мне видится, и поныне обитает среди домов, дворов, дорог и людей, живущих на улице, названной в её честь…

Виталий Иванович Соломин,
академик РААСН, РАЕН, Почётный строитель России:
— Я приехал в Челябинск в 1952 году из Свердловска после окончания Уральского индустриального института им. С. М. Кирова и как раз проектировал и строил один из домов на улице Сони Кривой, углового с улицей Красной. Тогда ещё улицы Сони Кривой как таковой не существовало, там стояли бараки. А лет через 20 или чуть больше я стал жить в том доме, что построил. И он замыкал большой квартал одинаковых домов между Сони Кривой и Свердловским проспектом и между Красной и проспектом Ленина. Этот посёлок был построен в начале 30‑х годов и назывался городок НКВД. Там жили руководители города, области и, прежде всего, чекисты. И это был первый шаг к появлению улицы Сони Кривой. А в квартале между Сони Кривой и Свердловским проспектом стоят три дома. Один — о котором я говорил, а в здании посредине жили высокопоставленные лица — секретарь обкома, председатель городской думы, другие руководители. И когда начала строиться вторая сторона Сони Кривой, движение по улице перекрыли. И я не мог без паспорта заехать на свою улицу…
Ирина Коростышевская:
«Детьми мы ходили с папой и братом в парк Гагарина и часто возвращались домой по улице Сони Кривой. Я думала тогда, что Соня Кривая и Сонька Золотая ручка — это одна девока, с которой я очень хотела бы познакомиться. Само это имя для меня — смесь порока, мудрости и любви. Гремучая смесь. И я очень хотела жить именно на этой улице. Почему? Она единственная в городе, где видны крыши домов, даже если гуляешь по ней пешком. Мистика крыш завораживает меня до сих пор… А когда мне нужна тишина, улица Сони Кривой вдруг становится тихой и пустынной, даже в вечерние часы «пик».