+7(351) 247-5074, 247-5077 info@missiya.info

Дмитрий Кудрявцев

Всё в жизни определяет цель

БИЗНЕС: главный герой

текст: Айвар Валеев
фото: Игорь Ляпустин

Многие челябинцы даже не подозревают, что улучшили свои жилищные условия благодаря академику Виктору Петровичу Макееву, знаменитому генеральному конструктору, создателю школы морского стратегического ракетостроения Советского Союза. Говорят, в начале 1970‑х годов руководство страны было настолько воодушевлено успехами миасских ракетчиков, что готово было исполнить любые просьбы конструкторского бюро. Одной из проблем Миасса, как, впрочем, и всей страны, был дефицит жилья. И Макеев попросил власти помочь решить эту проблему. В результате в 1972 году был сдан в эксплуатацию Миасский завод крупнопанельного домостроения, ставший одним из ведущих в производстве сборного железобетона на Южном Урале.

Настоящий хозяин

Миасский завод КПД производил конструкции для домов так называемой 97‑й серии. В ту пору это была передовая технология домостроения, к слову, французская. Новые дома должны были прийти на смену «хрущевкам». В первую очередь в миасском Машгородке и во всей горнозаводской зоне Челябинской области, где жили и работали сотрудники закрытых военных предприятий. А затем девятиэтажки из миасских панельных конструкций появились и в Челябинске.

Предприятие успешно работало в советское время, но едва пережило 1990‑е годы. Начало нулевых Миасский завод КПД встретил в полуживом состоянии. Спасли его челябинцы. Три строительные компании из областного центра сначала по просьбе миасцев взяли завод в аренду, а потом и выкупили. С 2003 года предприятием бессменно руководит Дмитрий Кудрявцев.

— Поначалу нас приняли неласково, как чужаков, — вспоминает Дмитрий Борисович. — Были моменты, когда я приезжал на завод, а меня встречала не вполне трезвая толпа: «Ну что, начальник, бабки-то привёз на зарплату?».

В ту пору на заводе работало около 140 человек. Выпускалось от трёх до пяти тысяч кубометров бетонных конструкций для крупнопанельного домостроения в месяц при проектной мощности в восемь тысяч кубов. Спустя десять лет здесь выпускали уже 32 тысячи кубометров конструкций, а работало более тысячи человек. Сегодня средняя зарплата на Миасском КПД составляет почти 50 тысяч рублей, причём речь идёт о работниках основных специальностей на основном же производстве. Кстати, проблемы пьянства сейчас здесь нет.

В Миассе говорят, что заводу очень повезло с новыми собственниками. Челябинцы серьёзно вложились в реконструкцию и развитие производства. Сделали ремонт основных цехов. Закупили импортную технику. Даже программное обеспечение здесь своё. На заводе научились сами делать формующие агрегаты, причём на них уже есть спрос со стороны. Стало ясно: у предприятия появился настоящий хозяин.

Челябинец в Миассе

Дмитрий Кудрявцев остался челябинцем. В Миасс он вместе с коллегами ездит на работу. Впечатление о городе не смогла испортить та первая встреча на заводе. Говорит, что люди в Миассе замечательные, отличаются от челябинцев: «Более открытые, мягкие, добродушные». Миасс вообще город особенный. Работать в закрытое КБ, ныне Государственный ракетный центр, ехали в своё время специалисты из Москвы, Ленинграда, Новосибирска. Такая инъекция интеллекта и культуры не пропадает даром.

И тем не менее практически заново сформировать коллектив из компетентных и трудолюбивых людей, сделав из них команду единомышленников, непросто. Особенно в небольшом городе.

— Мой внутренний лозунг: каждого сотрудника нужно уважать, — говорит Дмитрий Борисович. — Сама по себе работа на таком производстве — это большой, иногда довольно тяжёлый труд. Этот труд нужно уважать, причём искренне и так, чтобы человек чувствовал это. За добросовестный труд нужно честно платить. У нас на предприятии прогрессивная система вознаграждения. Есть базовая ставка и набор премий: за выполнение плана и качественных показателей. Зарплата должна быть заработанная. При этом важно иметь прозрачные правила игры. Работник должен чётко знать, на что он может рассчитывать, если хорошо сделает свою работу. Ещё один мой принцип по жизни — никогда нельзя обманывать людей. Разбейся, но выполни свои обещания. Это актуально как внутри коллектива, так и во взаимоотношениях с деловыми партнёрами и государством. Мне это важно ещё и для внутреннего равновесия. У нас нет никаких серых схем. Мы платим порядка полумиллиарда рублей налогов в год. На предприятии около тысячи работающих. У каждого семья. Значит, я несу социальную ответственность как минимум за три тысячи человек…

За кризисом — подъём

Это обстоятельство Кудрявцев особенно остро осознал в 2009 году. В кризис прежние объёмы упали примерно в два раза. Вышел на разговор с рабочими. Убедил, что трудные времена лучше пережить вместе, даже если зарплата станет на время меньше. Для Дмитрия Борисовича это был не первый кризис. Он знал, что есть законы экономики, кризисы случаются, но после обязательно будет подъём. Так и случилось.

— Думал, правда, что непростые времена продлятся до пяти лет, но уже 2013 год стал пиковым за всю историю предприятия, — говорит Кудрявцев. — В отдельные месяцы делали по 37 тысяч кубов сборного железобетона, а когда-то радовались 15 тысячам. Вот тогда-то мы и оценили, насколько стратегически верным шагом было сохранить костяк трудового коллектива.

Нет альтернативы

В мире существует пять архитектурно-строительных систем. Из них три присутствуют в Челябинской области: каркасное домостроение, крупнопанельное и кирпичное.

Каркасное здание строится в среднем в полтора раза, а кирпичное в два раза дольше, чем панельное. По себестоимости панельный дом дешевле на треть, чем каркасный, и в полтора раза — чем кирпичный. Кроме того, если предположить, что возникнет вдруг задача — обеспечить жильём большое количество людей, то у крупнопанельного домостроения возможности несоизмеримо больше, чем у других вариантов. Сегодня, увы, ещё многие люди в стране мечтают о собственном жильё, а кто имеет, тот не против жилищные условия улучшить. Если мы добьёмся роста экономики, как планируют президент и правительство, а ипотечная ставка станет-таки ниже, строительная отрасль снова наберёт серьёзные обороты.

И вот тут окажется, что крупнопанельному домостроению нет серьёзной альтернативы. Все попытки его запретить, административно заменить чем-то иным абсурдны. С тем же успехом можно запретить любой продукт, посчитав его не слишком здоровым, благо каждый год мода на питание меняется.

Панель панели рознь

Если взять пятиэтажку из середины 60‑х годов и современное здание от серьёзного московского застройщика, то мало кто найдёт в них хоть что-то общее. Абсолютно разные планировки и площади квартир, входные группы и вестибюли, энергоэффективность и уровень естественного освещения. Наконец, внешний вид — тут и говорить не о чем: небо и земля. А тем не менее оба этих дома — панельные.

Современные технологии крупнопанельного домостроения позволяют создавать красивые здания, которые как минимум не портят город, даже если этот город Москва.

В новых домах просторные, светлые и тёплые квартиры любой площади — от небольших студий до 200‑метровых хором. Такие дома могут стоять до ста лет и при этом не менять своих потребительских качеств. В то же время, скажем, каркасно-монолитные здания с навесными или «мокрыми» фасадами уже через 20 лет требуют ремонта, а значит, вложений. Наконец, есть мировой опыт. В прагматичной Европе доля зданий, возведённых из панелей, достигает 60 процентов. В Москве — около 40, а в Санкт-Петербурге — 20 процентов.

Кстати, столичные власти в 2016 году объявили настоящую войну безликим старым панельным домам. Вместо них было разработано несколько панельных проектов XXI века. Один из них придумал выдающийся каталонский архитектор Рикардо Бофилл. Этот проект и назвали в честь него — «ДомРик». Особенностью серии являются облицованные плиткой плоские фасады без выступающих балконов, что исключит самодеятельность жильцов, а также улучшенная теплоизоляция квартир. Новостройки «ДомРик» могут иметь от трёх до семнадцати этажей и максимальную вариативность планировок. Рикардо Бофилл предложил более 120 (!) вариантов цветовых исполнений фасада. К этому добавим высокие первые этажи и высоту потолков в 2,8 метра.

Другой любопытный панельный проект называется «ДомНад» российского архитектора Александра Надысева. Изюминкой серии часто называют уникальные экстерьеры, которые отличаются плоскими внешними формами, разнообразием декоративных элементов и гармонично спланированными лоджиями. Благодаря качественной герметизации швов и дополнительному утеплению фасадов микроклимат в помещениях оптимальный. Особенно радуют покупателей такого жилья планировки, фирменным признаком которых стали просторные холлы вместо тесных прихожих и узких коридоров.

— Для того чтобы понять, правильно ли ты развиваешься, нужны своеобразные вешки. Такими вешками для меня стали знаковые проекты развития крупнопанельного домостроения в Москве, — говорит Дмитрий Кудрявцев. — Могу ответственно заявить, что если мы и отстаём, то далеко не во всём и не по принципиальным позициям. Сегодня у нас выпускается большой набор изделий, своего рода конструктор для архитекторов и строителей. Если в регионе будет платёжеспособный спрос, мы сможем быстро наладить производство, ориентированное на строительства домов, подобных сериям «ДомРик» и «ДомНад».

В качестве заявки на такую перспективу можно рассматривать объекты 18‑этажной серии «Таганай», дома в ЖК «Ярославский» или стильные чёрно-белые строящиеся дома ЖК «Территория» в районе бывшего танкового училища. Очень интересный проект сейчас реализуется в микрорайоне «Славино» под Челябинском. Это, в частности, элегантные трехэтажные дома с французскими балконами. Все эти проекты сделаны из изделий Миасского завода КПД. И никакого намёка на традиционные серые «панельки»!

Но даже не столь знаковые здания могут выглядеть более аккуратно и оригинально, когда застройщик, архитекторы и инженеры Миасского завода КПД совместно находят творческие решения. Это может быть современная входная группа, необычные формы балконов, декоративные решётки или просто нетривиальное ограждение кровли, выполненное из бетонных элементов.

— Если архитектор придумал какое-то оригинальное решение, мы его воплощаем. Кстати, всячески приветствуем, даже побуждаем наших коллег к творчеству, — говорит заместитель генерального директора по проектированию и технологии Ольга Шашлова.

— Очевидно и неизбежно Челябинск пойдёт вслед за Москвой, у нас станет нормой строить красивые, современные, удобные дома на основе технологии крупнопанельного домостроения, — продолжает Дмитрий Кудрявцев. — Сами эти технологии всё время развиваются. Мы это хорошо понимаем. И уже планируем рядом с основным производством построить цех, а по сути — завод, выпускающий продукцию по новой технологии. Уже куплена земля, обсуждаем с поставщиками параметры оборудования и думаем, как его вписать в общую технологическую цепочку. Конечно, для такого проекта нам нужны ресурсы. Но, как я всегда говорю, всё в жизни определяет цель.

«А город свой мы любим…»

Мы не могли не обсудить с Дмитрием Борисовичем одну волнующую тему. В последние годы сложилось впечатление, что челябинцы перестали любить свой город. А ведь от этой общей энергии, настроя зависит очень многое. Не получится ли так, что даже имея современные технологии и представление о том, как должно быть устроено городское пространство на примере других городов, мы не сможем сделать у себя хорошо?

— Я немного по-другому смотрю на эту проблему, — говорит Кудрявцев. — Челябинцы не стали меньше любить свой город, даже наоборот. Сам город стал меньше любить челябинцев. Это выражается в подземных переходах, где люди ломают себе ноги и которые ремонтируют так, что лучше бы и не брались. В долгостроях. В покраске фасадов, которые начинают красить к зиме, когда технологически делать этого нельзя. В нечищенных зимой тротуарах. В плохой уборке улиц, на которых скапливаются тонны пыли. Здесь основная проблема. Вот Москва любит москвичей, это сразу понятно любому, кто попадает в столицу. А Челябинск — нет.

-А когда-то любил?
— Наши отцы построили драматический театр, дворец спорта «Юность», Торговый центр, первые подземные переходы, возвели памятники. Всё это было ухожено и красиво, а мы даже поддержать в хорошем состоянии это наследие не можем. Проблема в управленческом профессионализме.

А город свой мы любим. Он удобный, красивый, правильно распланирован. Его надо отмыть хорошо и качественно сделать ремонт. Вот тогда он полюбит своих жителей, и ни у кого не возникнет мысли уезжать отсюда. И бизнес будет процветать. Да, я в этом уверен, можете записать меня в оптимисты!..

error: © ООО «Издательский дом «Миссия»