+7(351) 247-5074, 247-5077 info@missiya.info

Александровская Сопка

ЯВЛЕНИЯ: Удивительные места

Текст: Любовь Усова
Фото: Игорь Ляпустин

Лишь ленивый не сказал, что русские не вписываются в законы общества. Ключевский и Бердяев, Соловьёв, Чаадаев и Достоевский, размышляя о характере, истоках и загадке русской души, сошлись в одном: мы — уникальный народ, потому что живём на географическом стыке — границе леса со степью, двух противоположных стихий. Эти стихии сталкиваются, делая нас такими непредсказуемыми, непобедимыми и непостижимыми для инородцев. Бердяев, вторя Ключевскому, подытожил: пейзаж русской души соответствует пейзажу русской земли. Есть на Южном Урале одна немаловажная граница, проходящая прямо по Уральским горам — хребту Урал-Тау — между Европой и Азией, Западом и Востоком. И граница эта обозначена чётко самой природой. Александровская сопка — высшая точка Уральского хребта. Мимо не проедешь, не пройдёшь. Заметное место. Историческое. Знаковое. Таинственное.

* * *
Высота её небольшая, всего 843 метра, но с дороги видна. Сопка вполне доступна для путешественников, всего-то надо доехать на машине до Златоуста и пройтись пешком километра три по хорошо обозначенной тропе в невысоких горах, петляющей между россыпями скал. Горы до самой вершины поросли хвойным лесом. Выглядит он странно. Тёмный даже в солнечный день. То там, то тут встречаются словно в агонии скрученные от корней до верхушек и кончиков ветвей сосны. Ими словно обозначена дорога к сопке. И нигде более в округе столь необычных деревьев больше нет. Сама сопка с течением времени видоизменялась: верх её был когда-то полукруглым, сегодня острый скальный гребень украшает её. Вдоль Уральских гор находятся несколько необычных каменных скоплений, ближайший к сопке — «Семибратка». «Троебратка», находящаяся в парке «Таганай», также слывёт местом странным и загадочным. Есть ещё одна особенность местности: муравейники. Их тут видимо-невидимо. Люди говорят, что муравейники распространяются в аномальных зонах. Так или нет, но история этой местности также необычна.

* * *
В лесу, растущем вдоль железнодорожного полотна, можно обнаружить ямы разной формы и глубины, поросшие мхом или дёрном, но различимые. Это копи. После находки недалеко от Екатеринбурга большого золотого самородка крестьянином Ерофеем Марковым Василий Татищев начал вести на Уральских горах геолого-разведочные работы в 1720 году. Про то, что государев человек ищет золото, быстро прознали окрестные жители, и началась в этих местах настоящая «Уральская золотая лихорадка». Искали и копали, дробили камень, который до сих пор остался лежать кучками. А золота здесь так и не нашли. В основном золотоискатели встречали поделочные камни, в лучшем случае — полудрагоценные. А золото-то в другом месте спряталось. Но не о нём речь.

* * *
Железную дорогу прокладывали тоже не вдруг. Многих её строителей забрал каторжный ручной труд, и хоронили их тут же, вдоль полотна. Но даже каторжный труд строителей не помог бы прокопать туннели под исключительно твёрдыми скалами, состоящими из кварцита. А ехать поверху, через горный хребет, не смогли бы даже современные мощные локомотивы. Перепад высот здесь всё-таки значительный. Потому и придумали горные инженеры позапрошлого века гениально простое решение — извивающуюся змеёй колею, по которой двигались в конце XIX— начале XX века маломощные паровозы. Кстати, обелиск «Европа — Азия» установлен в 1982 году возле железнодорожного полотна на самой высокой точке перевала через Уральский хребет.

* * *
Но веком раньше эти места посетила царская особа — наследник престола цесаревич Алексей, будущий император Александр II. Он путешествовал по России в обществе поэта В. А. Жуковского по велению отца императора Николая Павловича. Будущему государю полагалось знать свою страну и её историю. Говорят, цесаревич оставил на камне свой вензель — то ли краской, то ли золотом, хотя откуда бы ему взяться в путешествии? Говорят, даже кто-то из сопровождавших предложил «взять камень и перевезти в Санкт-Петербург», дабы установить на него памятник цесаревичу. Хорошо хоть отсутствие технических возможностей предотвратило глупую затею. Но сопку всё же нарекли Александровской. После знаковое место посетили царским вниманием Александр I и Николай II. И Сэр Родерик Импи Мурчисон, знатный английский геолог и президент Королевского географического общества также был там. Так и раскрутили уральский бренд.

* * *
Кстати, дорога к сопке также прозвана царской и по легенде была обсыпана мраморным песком для пущей ровности. Это вряд ли. Скорее всего, эта дорога была сделана для стратегического военного объекта, возведённого под склоном горы. Здесь была построена в 1909 году одна из первых в царской России радиостанций. Она служила для связи Питера с Владивостоком во время войны с японцами. Работала станция недолго, лет пять, пока японцы не начали перехватывать наши сообщения. Технология станции быстро устарела, содержать её далее было слишком дорого. А Запад уже внедрял активно более эффективные дуговые станции. И стратегический объект в 1916 году демонтировали. Полностью. Мало что осталось от неё. Многие любознательные туристы пытались найти здесь артефакты тех времён. Но остались лишь мачты — опоры, колодец, очертания бывших фундаментов да бетонированное сооружение, уходящее в землю. В семидесятых годах прошлого века ещё были доступны подземные ходы, соединявшие постройки, не обвалившиеся по сию пору, судя по отсутствию воронок в земле.

* * *
Недалеко от поляны, где располагалась станция, находится Тёмное урочище. Здесь тоже развалины некоей старой постройки, на куске рельса дата — 1887. Скорее всего, здесь был… нет, не скит, как предполагают некоторые, а очередное производственное сооружение. Ходят также легенды, что тут испытывали ядерные бомбы. Во что совсем не верится. Как не верится — но как любопытно услышать! — что де есть где-то тут же на склоне огромные железные ворота, ведущие в подземные цеха-бомбоубежища-хранилища (выбрать наиболее правдоподобное).

Но есть факт, что во времена Великой Отечественной войны станция Уржумка близ Златоуста была важным узловым центром, и работало там много людей. Ныне сохранилось недалеко от стелы Златоуста лишь брошенное кладбище, где хоронили в годы войны умерших железнодорожников…

А на высшей точке Уральского хребта есть расколотая вершина, и можно в реальности стоять одной ногой в Европе, другой — в Азии. А вокруг — Седой Урал.

error: © ООО «Издательский дом «Миссия»