Дмитрий Серов

Дмитрий Серов

Этот текст, словно пьеса, в нем есть свои акты, свои действующие лица. И рассказчик – Дмитрий Серов – генеральный директор Группы клиник «Стоматологическая практика». Она о том, кого мы считаем своим Учителем по жизни, много ли таких людей мы встречаем? Как и чему мы, взрослые люди, любим учиться.

Пролог

Мы сидим с Серовым в кафе. Короткая встреча на десять минут – обсудить идею этого материала.
– Текст должен быть не обо мне, – сразу четко и лаконично заявляет Дмитрий. – А о тех, кто становится нашими Учителями по жизни.
Узнаю его манеру общаться: четкое понимание, чего он хочет, постановка целей собеседнику и суперобаяние в подарок.
– Часто многие не обращают на этих людей должного внимания, – продолжает Дима, закуривая сигарету, – и упускают тем самым свои шансы на саморазвитие.
Он смеется. Я улыбаюсь, пробуя привыкнуть к дыму, и начинаю выпытывать, о ком мы будем говорить.
Интересно, что это только вторая наша встреча. Но она точь-в-точь повторяет впечатления первой, которая состоялась год назад на одном из бизнес-семинаров. Помню, жизнерадостная фигура Серова, появившаяся в одно мгновение в дверях (я тогда понятия не имела, как его зовут, чем он занимается), выдернула меня от общения со своими «тараканами». Очень европейский типаж бизнесмена. Его одежда, часы, сумка, прическа и приветственная улыбка гармонировали до неприличности. При этом он выглядел так, словно пришел на симпозиум. А семинар, надо сказать, был ночным – этакий марафон на 12 часов. И большинство участников были одеты по принципу: главное – удобство.
Еще одно впечатление можно выразить в трех словах, которые лучше всего его характеризуют: стратегия, открытость и концептуальность. Стоит пообщаться с ним хотя бы пятнадцать минут, и это становится очевидным.
– Ок, значит, о людях, – говорю я, понимая, что можно было и не напрягать мозги придумыванием, о чем же поговорить. – Кажется, мне ничего особенно не придется делать.
– На самом деле, перед тобой стоит сложная задача. Ведь надо, чтобы читатели заметили, а были ли рядом с ними те, кого можно назвать своими учителями, много ли их? Ведь кроме первой учительницы в школе, родителей есть еще ряд людей, которые в корне меняют твои представления о жизни, расширяют горизонты твоих же возможностей. Рядом с ними корректируешь систему собственных ценностей. Потому что часто наши ценности до конца неочевидны нам самим. – Говорит Дима, вновь хитро улыбаясь.
Я беру тайм-аут на пару дней, и вот мы встречаемся на интервью.
На первый взгляд, это просто истории об обыкновенных людях. Но в жизни Димы они становились необыкновенными, открывая для него новые пути и давая стимулы к самосовершенствованию.

Акт первый: а кто сказал?
Серов «как бы» случайно встречает Быкова на ежегодном
форуме Корпорации СТРАТУМ.


– Сергей – коучер. Он настоящий партнер, и как бы ему не нравилось пафосное слово учитель, я его так и воспринимаю. С ним связан большой период моей жизни. Я пришел к нему с вопросами: хочу сменить название компании, как это сделать правильно? И как разработать новый бренд? Мне тогда казалось, что «Стоматологическая практика» – это просто обозначение вида нашей деятельности. Не более того. Хотелось его сменить.
Быков усомнился в правильности этого шага, указав на родовые корни семейной компании. И время показало, что не ошибся.
– В первых же наших разговорах Серега подметил, что я часто говорю «компания должна быть такой-то, стратегия должна быть такой-то» и т.п. «Почему?» – удивлялся он. «Потому что так правильно», – активно доказывал я. «А кто сказал?» – настаивал он. Так одной фразой: «а кто сказал?» он выбил из меня стереотипы.
Действительно, мы живем, опираясь на свой опыт, где-то что-то на своей шкуре прочувствовали, на тут и там разбросанные грабли наступили, и кажется, что наши набитые шишки – это все, что есть в мире. Но это не так. Возможностей больше, чем мы разрешаем себе о них думать. И лучше самому вовремя поставить под сомнение какие-то прописные истины, пока этого не сделал другой и не одержал победу без нас.
– Как-то я пришел к нему и говорю: «Хочу организовать городское событие, можно в формате стоматологической конференции. Спланируем три-четыре лекции, организуем чемпионат зубных техников…» «Не, неинтересно, – отвечает он мне сходу, – уже было что-то подобное. Давай сделаем бренд стоматологического форума, не было же никогда такого?»
На конференции стоматологов обычно собирается 50-70 человек, а к ним на форум приехало более 400. Была профессура из Москвы, форум получил поддержку правительства области, Стоматологической ассоциации России. А все дело в том, что создали сильную идею, и к ней просто подтянулись люди. После форума Быков и Серов провели еще много крупномасштабных проектов. Все они разрабатывались в логике выстраивания партнерских площадок: без конкуренции, с соблюдением закона win-win (выигрывает каждый).
– Кстати, после встречи с Сергеем я все собрания, советы директоров провожу в режиме обучения и, как говорит, Быков в режиме «со-мнения», когда не утверждаешь, а делишься предположениями, перепроверяешь себя. Это эффективно.
В Быкове есть какая-то инакость, он будто видит и понимает больше, чем это могут другие. И как проводник показывает дорогу до новой двери, распахивает ее, а там – шагаешь сам к новым, еще незнакомым играм.

Акт второй: а интересно вам такое образование?
В достижении целей есть частности, которые только креативностью, смелостью, интуицией и консультациями с бизнес-тренерами
не отработаешь.
– Когда я решил открывать новые подразделения компании, стало понятно, что для этого нужны современные бизнесподходы. А экономического образования у меня не было, и времени на него тоже. И, конечно, появился вопрос: а как действовать дальше? Популярных книг по бизнесу много, но они не отвечают на конкретные вопросы: где построить клинику, чтобы это было выгодно, как грамотно составить бизнес-проект, создать структуру новой организации и т.п…
И, вот опять же на экономическом форуме СТРАТУМа он, как ему кажется, случайно знакомится с Леонидом Александровичем Баевым. «Вы руководитель малого бизнеса, а интересно вам такое образование?» – так обратился к Диме профессор. И дал в руки программку, в которой кратко описывались все те пункты, которые и отвечали потребностям Димы, словно она была прописана специально для него. При этом начало занятий совпадало со стартом проектирования очередной клиники. А их окончание – с ее запуском. А время обучения подходило даже для занятого человека. Идеальный вариант обучения в рамках ведения собственного дела! Результат – второе высшее образование и диплом – готовый рабочий проект нового подразделения, созданный по всем правилам. А этой весной Серов защитил кандидатскую диссертацию по стратегическому управлению медицинскими организациями. Даже лекции по маркетингу в медицине успел почитать екатеринбургским студентам.
– Леонид Александрович, имея статус доктора наук, поддерживал с нами партнерские отношения, что делало обучение комфортным. Благодаря ему появилась основа, на которой я смог спокойно продолжить развитие нашей компании.

Акт третий: давай ко мне на курс!

– Я с детства жутко боялся публичных выступлений в разных формах, – закуривает очередную сигарету Дима.
Мне это признание кажется подозрительным: я была свидетелем его прекрасных способностей убеждать аудиторию. Выражаю «искреннее» удивление.
– Правда, – не сдается он. – Кто-то темноты боялся в детстве, а я вот – аудитории. Но когда коллектив стал уже больше 100 человек, и любые собрания с сотрудниками превратились в публичные события, я задумался о том, что пора бы что-то делать со своим страхом.
И только он пришел к этой мысли, как на пермяковском форуме опять же волею случая знакомится с Михаилом Григорьевичем Дегтяревым, он же Горыныч, специалистом по речевому убеждению. «Давай ко мне на курс», – сходу предлагает тот. Но Серов предпочел индивидуальные занятия, которые затем вылились в корпоративные.
У Горыныча, калибр личности (выраженьице Дегтярева) что надо: кандидат философских наук, в свое время преподавал в МГУ логику. В обучении, как управлять аудиторией, он технологичен как никто другой. Хотя основные его принципы просты. Первый – к выступлению надо готовиться. Второй – все проблемы от неясных целей и размытых ценностей. Т.е. все, что нужно – это понимание, с какой социальной группой работаешь, какие у нее ценности и подготовка к коммуникации с ней. Зачем нужен его курс, Горыныч объясняет простой шуткой: ты убедил человека – ты с деньгами, не убедил – без денег.
– Главное понимать, что цель любого выступления – не производить благоприятное впечатление на аудиторию, не влиять на нее, а структурировано, понятно излагать свои тезисы. Так, чтобы потом не считать себя непризнанным гением из-за того, что не оценили блестящую идею. Ее могли попросту не понять по каким-то причинам. Но если научился доносить свою мысль, то ты и убедишь легко, и вдохновишь на то, чтобы люди за тобой пошли!

Акт четвертый: ты выдаешь информацию, ты у всех на виду.
Интересно, что почти всех людей, после встречи с которыми начиналось стремительное развитие, Дима вылавливал, словно паук,из паутины на форумах Корпорации СТРАТУМ, директором которой является Олег Пермяков.
– Если назовем эту паутину информационной, то так и есть. Пермяков – мастер выстраивания информационного поля. Больше скажу, паутинка моих связей, и профессиональных, и дружеских, во многом выстроилась благодаря Олегу.
Пермяков умеет проглатывать огромнейшее количество информации, перерабатывать ее, и выдавать готовые системные решения.
– Я встретился с ним в коридоре, спустя полгода работы с его командой. «Это наш заказчик, а это наш гендиректор», – представили нас. «Пойдем покурим?» – спросил он. Так и началось наше общение.
Конкуренция в стоматологическом бизнесе высокая, на совместных мероприятиях выдается, как правило, дозированная информация. Технологии не скопировать. Как развиваться? Олег Пермяков поделился с ним своим видением концепции безопасного развития. Она в открытости: ты выдаешь информацию, ты у всех на виду, и все видят, что ты делаешь, значит, ты не опасен, и ты вне опасности. Кроме того, если перевести ее в сугубо практический аспект, можно понять, что когда появляется новая технология, ее собственным рекламным бюджетом раскачать сложно. А когда ты делишься ею, раскачка идет совместная: и ты на ней зарабатываешь, и другие. Но многие помнят, что ты был первым, что благодаря тебе она и появилась. Это использование стратегии партнерских отношений, которой его научил еще Быков. Конкуренция только отнимает силы, деньги, время. Поэтому задача в том, чтобы выиграл каждый.
– Мы всегда открыто выдаем информацию: технологии, наработки. «А зачем вы это делаете, не боитесь, что конкуренты скопируют?» – спрашивают меня. Теперь нет, не боюсь. И понимание выигрышности этой позиции пришло как раз в период общения с Пермяковым. Можно сказать, что вместе с ним я сделал второй шаг моей интеграции в Челябинской бизнес-среде. А первым шагом я обязан Борису Анатольевичу Дурманову.

Акт пятый: у меня самый дорогой голос в городе.

– Дурманов появился в моей жизни довольно-таки забавно. Это было в середине девяностых. Позвонил мой товарищ и попросил спасти замечательного человека Бориса Анатольевича, зам.председателя ЧГТРК, который жутко боялся лечить зубы. И вот приходит Борис Анатольевич – большой, лохматый такой, в толстых очках. Его еще в молодости напугал один стоматолог. Не то, что напугал, а морально на него наехал. «А я ж не пацан, – жаловался мне Борис Анатольевич. – Почему я должен выслушивать такую фигню?» И перестал посещать стоматологов вообще. Задача стояла перед нами сложная, тем более что он работал на радио, и вопрос совершенной дикции был для него актуальным. Справились. Так началась наша дружба. Я к нему относился как ко второму отцу, ему было тогда чуть за 40. Дурманов обладал глубокой житейской мудростью. Имел свое мнение всегда, при этом в скандалах замечен не был. Есть такое выражение – «великие люди обсуждают идеи, мелкие люди обсуждают людей». Это как раз про него. А еще со стороны Бориса Анатольевича была суперская поддержка, прежде всего, духовная. И он был как такой тыл для меня, последняя инстанция: позвонишь ему и получишь нужные советы, контакты. Появилась как-то потребность установить в компании еще один телефонный номер (тогда с этим сложности были). Я не знал, что мне делать. Звоню Старику, так мы его называли, он выдает четкую инструкцию: идешь туда и туда, говоришь это и это. Готово! Он знал все и всех. Или вот еще случай: у нас как-то должен был прилететь консультант из Москвы, мы не успевали бронировать гостиницу. Звоню: помогите! И раз, он находит какую-то производственную квартиру.
Дурманов не любил компромиссов. Если ему что-то не нравилось, он говорил прямо и делал это часто в форме шутки.
– Помню, он увидел где-то мою рекламу, которая ему не понравилась, и звонит:
– Что там сволочи твои делают? Вы когда возьмете меня к себе на работу?
– Борис Анатольевич, у меня не хватит средств платить вам зарплату.
– Конечно, у меня самый дорогой голос в городе, я стою 200$ в минуту.
– И кто платит такие деньги?
– Еще никто не платил…
Это, конечно, не единственный пример его искрометного юмора. Шутил он много. И если какой-то каламбур приходил ему в голову, мог легко позвонить и рано утром, и поздно вечером.
Дима тоже мог в любое время набрать Старика, спросить его мнение на тот или иной счет. Это были человеческие отношения, не связанные институтом, бизнесом, какими-то обязательствами. Возможно, «работал» кредит доверия, завоеванный лечением зубов.
– Его уже не стало, но он по-прежнему для меня любимый и самый благодарный клиент. Он был одним из настоящих людей, которых так мало. В последнее лето своей жизни он часто звал меня попить с ним пива. Но из-за какой-то суеты мы встречались только по делу. А просто попить пива так и не успели.

Эпилог

– Когда подходишь к определенному уровню развития: есть цель, но не ясно, как ее реализовать, понимаешь, что информации недостаточно, тогда появляются определенные внутренние запросы на события, на знаковых людей. Хорошо, когда встречаешь их, когда они рядом, и ты просто можешь заметить их инакость.
– Так значит, все же не случайно они появлялись? Ты готов был стать их учеником…наверное, нужна смелость, чтобы перевернуть свою систему координат, да?
– Кто его знает…если говорить о времени, то есть такие понятия, как «кайрос» и «хронос». Хронос – это формальное обозначение времени, а кайрос – то, как быстро мы проживаем свое время. Именно кайросы делают жизнь продолжительнее, формально ничего не меняя в отведенных нам сроках. Так вот, представь систему координат из трех осей. Первая – география (как мы перемещаемся в пространстве), вторая – время (на каких скоростях мы проживаем жизнь), а третья ось – люди. Это как три степени свободы.
– Красивая теория. Кто автор?
– Да я сейчас только придумал, – смеется Дима.
Собственно на этом наш разговор закончился, мне понравилась теория о степенях свободы, сформулированная им на ходу. И почему-то сразу вспомнился эпизод из какой-то книги Коэльо, что-то вроде притчи. Она вовсе не об Учительстве, но как-то созвучна контексту разговора. Краткая ее суть такая: на рыночной площади остановился жонглер, достал три апельсина и начал жонглировать. Собралась толпа, люди стояли и удивлялись грации его движений. «Вот на что более или менее похожа наша жизнь, – сказал кто-то в толпе. – У нас всегда есть по апельсину в каждой руке, а один всегда в воздухе. Но важен именно тот, который в воздухе. Его подбрасывает ловкая рука, но он летит по своей траектории. Как жонглеры, мы бросаем в мир нашу мечту, но не всегда можем ею управлять. Тогда надо знать, как поручить себя в руки Господа и просить о том, чтобы в свое время мечта, точно следуя своему курсу, упала, воплощенная, обратно к нам в руки».
Наверное, как раз Учителя, посылаемые Господом или притягиваемые мечтами, и выправляют в нужном направлении траектории наших апельсинов. И может быть, весь вопрос в том, чтобы побольше мечтать, идти на риск.
И фишка в том, что апельсины кидаем все мы, и всем нам нужны Учителя, и все мы для кого-то Учителя. Вот только как быть ими осознанно? Но, как говорится в детских сказках, а это, друзья мои, уже совсем другая история….