+7(351) 247-5074, 247-5077 info@missiya.info
Сергей Овчинников

Сергей Овчинников

У Сергея Овчинникова, генерального директора ОАО «Челябгипромез», очень интересное отношение к времени. С одной стороны он – динамичный и деятельный, как и полагается директору и предпринимателю. С другой – когда разговариваешь с Сергеем Геннадиевичем, в какой-то момент кажется, что он мыслит эпохами. И здесь скорости иные. Овчинникову – 37, а он производит впечатление человека, не просто много знающего, но имеющего представление о каких-то фундаментальных законах этого мира.
Эти законы, как правило, довольно просты и не порадуют любителей остроумных парадоксов. Ну, например, что большое и настоящее не делается быстро. Что начинать сначала – не признак поражения. Наконец, что закон сохранения энергии актуален не только для физики, он объясняет многое в нашей повседневной жизни…

Забытая аббревиатура
Не все челябинцы сейчас смогут расшифровать эту советскую аббревиатуру – «Челябгипромез»: Челябинский государственный институт по проектированию металлургических заводов. А ведь в свое время проектные институты были базисом, с которого начиналась индустриальная мощь страны.
В основе всего в этом мире лежит проект. Ему предшествует цель, а цели – мечта. Проектировщики, таким образом, есть звено между мечтой и реальностью. Насколько удачен, точен будет проект, настолько удобнее и лучше станет жизнь человека. Личная, экономическая или политическая. Очень многие светлые мечты и благие намерения в нашей новейшей истории оборачивались настоящим кошмаром. Возможно, именно в силу того, что не было внятного проекта. Мы с легкостью разрушали то, что создавалось десятилетиями. Старались подогнать свою жизнь под образ, придуманный кино и телевидением…
Не знаю, сыграл здесь свою роль опыт работы директором проектного института или это врожденное чувство ответственности и уважения к людям, но Овчинников убежден: очень легкомысленно считать себя умнее своих предшественников. И нет ничего хуже, чем разрушать…

Таблицы Бразиса
Челябинским «Гипромез» стал осенью 1941 года, после того, как был эвакуирован из далекого украинского Мариуполя. Было решено создавать металлургическую промышленность на Южном Урале. По дороге состав попал под бомбежку. Сгорел вагон с таблицами Бразиса и другой технической документацией. Что делать? Как строить завод?
Строительство Челябинского металлургического завода в ту суровую пору курировало НКВД. Разговор был короткий: с таблицами Бразиса или без них, но если через год завод не будет работать, вам, товарищи проектировщики, придется проехать чуть восточнее… Намек, разумеется, был понят, и вскоре ЧМЗ уже давал стране чугун и сталь.
Об этом случае рассказал только что пришедшему на должность Сергею Овчинникову старейший работник института Илья Яковлевич Хлебников. Он продолжал работать до 92 лет! И, между прочим, оставался в здравом уме, став, как шутит Сергей Геннадиевич, кем-то вроде «политического советника» для молодого директора.
К той истории с намеками куратора от НКВД про Сибирь можно относиться по-разному. С одной, стороны – это характеризует время и отношение к людям. С другой – говорит об интеллектуальном потенциале проектировщиков, об их способности решать более серьезные, чем положенные штатными инструкциями, вопросы.

От Драйзера к диссертации
Сергей Геннадиевич говорит, что за годы работы в «ЧелябГипромезе», пережил мощную эволюцию. Можно считать результатом своей деятельности количество денег, а можно и собственное развитие, то есть процесс.
Вся жизнь Овчинникова – это развитие и есть. Еще в школе он стал кандидатом в мастера спорта по теннису. И шел бы дальше, но однажды врачи сказали: «Стоп, парень, кажется, ты перетренировался». Полгода «простоя» – и прощайте мечты о чемпионстве.
С тем же усердием Сергей начал учиться. На третьем курсе агроинженерного университета прочитал «Финансиста» Драйзера и загорелся экономикой. Новое увлечение не помешало закончить вуз с красным дипломом. Потом был красный диплом Всероссийского заочного финансово-экономического института, аспирантура и работа над кандидатской диссертацией по инвестиционному рынку. Нужно ли было все это для того, чтобы в 90-е стать бизнесменом?
– Есть люди фартовые, с чутьем. Я к таким себя не отношу, – признается Овчинников. – Мне, как правило, чтобы чего-то достигнуть, нужно долго, очень долго работать. И чтобы все в голове у меня было по полочкам разложено. Наконец, мне просто была очень интересна структура экономики, финансов, банковской деятельности, бухучета…

Глядя вперед
По словам Сергея Геннадиевича, «Челябгипромез» возник в его жизни как чистая случайность. Работая в коммерческих структурах, он смог собрать пакет акций института.
– Не открою большой тайны: мало кто рассматривал тогда «Челябгипромез» как-то иначе, нежели просто помещение в центре города, которое можно сдавать в аренду. Понимание самостоятельной ценности института пришло в процессе общения с его уникальным коллективом.
Это общение поначалу не было совсем уж приятным. Напротив, в новом руководителе часть коллектива видела не просто чужака, а почти классового врага, который вот-вот скажет им «до свидания». И вряд ли даже пожмет при этом руку…
В аренду помещения института, конечно, пришлось сдавать. Однако параллельно новый директор искал заказы на проекты. Надо ли говорить, что дело было непростое – промышленность лежала на боку. На счастье, оставались люди, видевшие больше и смотревшие дальше. Одним из таких был, например, директор Бекабадского металлургического завода Александр Фарманов. В известном смысле уникальный человек, молодой, но уже очень влиятельный у себя в Узбекистане. Именно он в свое время на съезде партии не побоялся критиковать самого генсека Горбачева. Как раз, кстати, за отсутствие доброго проекта перестройки, в результате чего мы едва не потеряли металлургию.
Именно в долгих разговорах с Фармановым, обсуждая текущие дела и перспективы, Овчинников понял, как важна и уважаема работа тех людей, которыми он теперь руководил.
Прояснялась и картина будущего. Сейчас, во времена кризиса, нам тоже полезно об этом вспомнить. Ведь Россия – по-настоящему богатая страна. Сергей Геннадиевич убежден, что рано или поздно наша экономика оживет. Начнется строительство, потребуется металл, заводы будут обновлять и реконструировать производство. Интеллектуальный продукт его института вновь станет востребованным. Точно так же он думал в конце 90-х. Как похожи бывают исторические параллели! Ведь нынешний кризис – не первый в нашей жизни…

Теория малых шагов
– Мы обычно надеемся: отступим на шаг назад, а потом сделаем два шага вперед! – рассуждает Овчинников. – Вот второго почему-то не получается. Мой подход состоит в том, чтобы двигаться вперед маленькими шажками. Лучше полшага, треть, даже четверть – но вперед. Жизнь показывает, что все серьезное формируется десятилетиями. Глупо думать, что вот ты пришел, такой умный, и на месте института сделал офисное здание. Его нужно построить на новом месте, со всеми качественными характеристиками. Иначе и офисное здание будет так себе, и институт развалишь. Эта мысль доступна каждому, если на земле стоять, а не витать в облаках…
Было время, когда практически вся выручка от аренды шла на зарплаты коллективу. Надо отдать должное Овчинникову – коллектив сохранил именно он. Более того, отслеживая кадры по всей стране, Сергей Геннадиевич со своими новыми соратниками (а часть из них еще недавно была оппонентами) собирал нужных людей в Челябинске. Тех, кто ушел, здесь всегда ждут обратно. Невзирая на возраст, главное – интеллект и способность работать в команде. Сегодня Овчинников гордится: в «Челябгипромезе» работает 350 проектировщиков – это, так сказать, профессиональные сливки. Треть из них – молодые специалисты до 30 лет. Столько же тех, кто старше 55-ти – их здесь уважительно называют «носителями традиций» и даже «золотым фондом».
Процесс штучного поиска профессионалов происходит постоянно. Сергей Геннадиевич поставил себе задачу на период кризиса: найти начальника доменного отдела. Ищут по всей стране и предлагают хорошую зарплату!

«И в сотый раз начну сначала»
Сегодня, несмотря на стагнацию, Сергей Овчинников говорит, что, видимо, будет вынужден проститься с последними арендаторами. Говорит, своим места уже не хватает.
В кризис, конечно, заказов стало меньше. А до этого клиентами «Челябгипромеза» становились многие именитые заводы по всей России. Но работа не остановилась. Заказчиков ищут за границей, в тех странах, которые не то, чтобы кризисом совсем не задеты – там всегда было непросто. Но теперь у Овчинникова есть не прогнозы, а точное знание: если не через три года, то максимум через пять лет сложный этап пройдет. Рост экономики неизбежен, и к нему нужно готовиться сейчас.
– Если отбросить детали, то работа инженера-проектировщика состоит в том, чтобы привязать конструкторские решения к конкретному производству, – говорит Сергей Геннадиевич. – Мы хотим создать консорциум, который объединил бы под эгидой «Челябгипромеза» конструкторов и проектировщиков. На мой взгляд, промышленный спад в России – результат потери конструкторского звена. Осталось, наверное, 20-30 процентов от того потенциала, который был в стране. И мне приятно осознавать, что Челябинск сумел сохранить этот потенциал. В частности, благодаря таким людям, как Ильяз Зинуров, директор конструкторской фирмы «Аконт». Я считаю этого человека одним из «могикан»…
Планы планами, а есть суровое сегодня. Что помогает директору «Челябгипромеза» не терять присутствия духа? Ведь, чего греха таить, очень многие по-настоящему сильные люди сейчас сдаются. Или меланхолично гадают, достигли мы дна или нам еще падать?
– Падать всегда есть куда, – «успокаивает» Овчинников. – Просто нужно осознать, что мы теперь живем в новых условиях. Все обнулилось. Как там у Макаревича? «И в сотый раз начну сначала».
– А не обидно вот так, опять сначала? – спрашиваю.
– Обидно? Ну что ж теперь. Пообижался и – вперед. Не сидеть же и плакать…

Не введи в искушение
Многие нынешние проблемы Сергей Овчинников считает результатом большой иллюзии, в обаянии которой мы жили до кризиса. Ничем другим, по его мнению, эта тяга к чрезмерному потреблению кончиться и не могла.
– Все-таки я склонен иногда думать, что кризис – это какой-то знак человечеству. Все вдруг решили жить на широкую ногу. Мне рассказали об одном человеке, который, имея зарплату в 12 тысяч, умудрился набрать восемь кредитов! Люди стали даже в отпуск ездить в кредит. Как это? Я не понимаю! Если ты чего-то сильно хочешь – найди сверхурочную работу. Даже в советское время у людей была такая возможность. Закон сохранения энергии никто не отменял. Чтобы что-то сделать, надо потратить какой-то ресурс. А когда ресурса тратить не хочется, это называется словом «лень»…
Овчинников убежден, что людей ввели в искушение – телевидение, кино, шоу-бизнес. Мы захотели жить так, как живут «там». Но именно собственный его опыт наблюдения за иностранной реальностью подсказал ему, что все не так просто.
– Съездите в Англию – за пределами Лондона очень сложно найти казино или игровые автоматы. Там пуританские нравы! То же – в Америке. Когда я приехал в Японию, мне показалось, что я попал в Советский Союз конца 70-х. Школьники – в одинаковой форме. Везде порядок, всё работает. И никакой роскоши. Наши «хрущевки» – это хоромы по сравнению с теми квартирами, в которых живет основная часть японцев. И это не признак бедности – это правильное отношение к жизни. Зато в миллионном городе Китакюсю, где расположены основные металлургические заводы компании Nippon Steel, воздух чистый и вода из-под крана по качеству лучше бутилированной…

Металлургическая столица России
Лет 30 назад этот японский город был очень похож на нынешний Челябинск. Здесь так же пахло коксохимом в неудачные дни. И многие технологические новации японцы заимствовали у Советского Союза. Но при этом постоянно совершенствовали технологии. И преуспели в этом. Сергей Овчинников наладил контакты с Nippon Steel, сам ездил в Китакюсю, отправлял специалистов «Челябгипромеза» учиться в Японию. Потом японцы приезжали в Челябинск.
– Нам не обязательно с ними встречать Новый год, но поучиться есть чему. Надо понять, что мы можем сделать так, чтобы Челябинск был чистым городом, не давился от мусора и не задыхался от дыма.
Сейчас у Овчинникова есть две глобальные идеи. Первая – Челябинск должен стать металлургической столицей России. Нет, речь не идет о том, чтобы собрать все заводы в нашем городе. Это может быть центр технологий и инноваций, связанных с металлургическим производством. А вторая цель – сделать Челябинск центром экологического туризма. Эти две цели не просто не противоречат друг другу, но взаимно связаны. Ибо только через развитие технологий можно превратить наш город в такой же «эко-таун», каким стал к настоящему времени Китакюсю.
– Технологии эффективной газоочистки и переработки шлаковых отвалов известны. Ясно, сколько это стоит и откуда брать деньги. Дело за поправками в законодательство, и они будут скоро внесены. Чем платить налоги и штрафы, предприятиям будет выгоднее создавать экологические производства. И думать об этом нужно уже сейчас, в кризис, чтобы, выйдя из него, уже не дышать заводскими газами…
В том числе ради этого на площадке «Челябгипромеза» с недавних пор работает «Центр Международной торговли Челябинск». Сейчас в мире существует около 300 подобных площадок, объединенных в ассоциацию. В марте, в разгар кризиса, в Челябинск приехали представители 31 иностранной компании на Международный металлургический промышленный форум. «Центр Международной торговли Челябинск» на базе «Челябгипромеза» становится местом, где, как надеется Сергей Овчинников, впредь будут проходить все главные технологические выставки по технологии металлургического производства. И мы из первых рук сможем узнавать о том, как меняется металлургия, как эффективнее использовать ресурсы, как делать качественную сталь и зарабатывать на этом деньги. Наконец, как делать чище наши города.

Эволюция продолжается
Мысль о родном городе – часть работы Сергея Овчинникова. В третий раз подряд он избирается депутатом городской Думы Челябинска. Причем, как отмечают наблюдатели, без шумных предвыборных кампаний получает подавляющее большинство голосов жителей своего округа. Значит, ему верят.
В гордуме Овчинников возглавляет комиссию по жилищно-коммунальному хозяйству, благоустройству и природопользованию. Когда я говорю, что ЖКХ – это запущенная сфера, Сергей Геннадиевич не соглашается:
– Она такая же запущенная, как в советское время рестораны. Сейчас у нас много хороших ресторанов, они конкурируют за посетителей. Я вас уверяю, что с ЖКХ через несколько лет будет похожая эволюция…
Он говорит о пакете документов, принятых депутатами, о том, как будут работать управляющие компании, и почему они будут делать свое дело хорошо. И я тоже начинаю в это верить. Потому что вслед за Сергеем Геннадиевичем думаю, что маленькие шажки, повседневная кропотливая работа – это именно то, что сейчас нам нужно. Точнее, это нужно всегда.

error: © ООО «Издательский дом «Миссия»