«Ай да Пушкин, ай да талантливый человек!» – звучит? Но, возможно, такого эффекта хочет добиться Дума, ужесточив наказание за употребление ненормативной лексики. Следить за собой нужно будет всем творческим и не очень натурам – на телеканалах, радиостанциях, в печатной прессе, книгах, спектаклях и на «развлекательных мероприятиях». Тем не менее, оскорбить человека можно вежливо, а похвалить – «матерно». Бранные слова, что это: неотделимая красочная часть речи или недопустимая вольность?

Михаил Витебский

Михаил Витебский

Михаил Витебский,
генеральный директор челябинского филиала ISCAR
Здесь многое зависит от того, кто говорит, где, как и сколько. Если в предложении из десяти слов девять – нецензурный мат, это уже патология. И если то же матерное слово используется уместно – в анекдоте, в определенном контексте – то можно только порадоваться знанию «великого и могучего». Крепкое слово, сказанное уместно, усиливает кровообращение и улучшает цвет лица. Это такая же неотъемлемая часть русского языка, как, скажем, березка — часть русской природы. Я лично никогда не позволю себе использовать ненормативную лексику в присутствии детей, прекрасного пола и представителей правоохранительных органов.

Вероника Овчинникова

Вероника Овчинникова

Вероника Овчинникова,
директор ООО «Винтаж»
От состояния души человека зависит, употребляет ли он непечатные выражения, и насколько красиво это у него получается. Я к этому нормально отношусь, сама могу «выражаться» в разных ситуациях. Иногда – просто чтобы объяснить что-то человеку на его языке, если иначе не получается; а иногда для придания особых красок повествованию. Это не всегда уместно, но запрет – это давление, которое, как известно, приводит к обратному результату.

Светлана Шахова

Светлана Шахова

Светлана Шахова,
директор «Habibi-Club»
Мат – от бедности речи. Считаю, что лучше обходится без него. В моем обществе редко можно услышать ругательства. Отрицательное отношение к этому явлению речи позволяет мне сделать замечание незнакомому человеку, если он «выражается». «Е-мое» – самое большее, что от меня можно услышать. И я не думаю, что мат доходит быстрее, если нужно что-то объяснять.

Айвар Валеев

Айвар Валеев

Айвар Валеев,
журналист, обозреватель газеты «Челябинский рабочий»
Знаю одного блогера, который пишет смачные тексты, через слово вставляя матерные словечки. Иногда я почти восхищаюсь этими текстами. Но как-то решил провести эксперимент: вычеркнуть эти словечки. И что получилось? Текст сдулся, стал пресным!
Я считаю нецензурную лексику своего рода эмоциональными костылями. Сила слова, взятая напрокат. Лексическое малодушие. Примерно та же история, как у спортсменов с допингом.
Это мое, так сказать, базовое отношение к проблеме, которое, впрочем, не исключает исключений. Они, разумеется, не для телеэфира, а строго для частного употребления и в лечебных дозах.
Что касается запретов, то здесь тоже малодушие и еще лень так называемых депутатов. Одно дело заниматься образованием, культурой, демонстрировать собственным примером хоть те же десять заповедей. И совсем другое – управлять миром, путем нажатия голосующих кнопок. У меня ощущение, что они скоро попытаются запретить плохую погоду…

Семен Мительман

Семен Мительман

Семен Мительман,
Заместитель председателя Законодательного собрания Челябинской области
В быту и в обращении с женщиной ненормативная лексика недопустима. На работе с коллегами одного пола это помогает снять напряжение. Но я не особо это приветствую – в русском языке и без того достаточно емких слов. А насчет ужесточения цензуры в СМИ – ну, что ж, будем «запикивать». Госдуме надо же чем-то заниматься.

Лариса Быстрицкая

Лариса Быстрицкая

Лариса Быстрицкая,
креативный директор медиахолдинга «Радио Континенталь»
Слух не режет, когда я слышу, что человек использует ненормативную лексику. Как говорится, из песни слово не выкинешь. Бывает, люди переходят границы, это называется «мы на нем разговариваем». Это непозволительно в присутствии старших или детей. Но без мата, несомненно, наш язык обеднеет. Есть люди, которых я без мата не представляю. Но если это – кстати, если это «вкусно». Я знаю людей – умных, интеллигентных, образованных – которым это очень идет, которых без этого не вообразить. Юз Алешковский, Игорь Губерман. Разве можно представить его «Гарики» с цензурой?