Адольф Гитлер  и Ева Браун

Адольф Гитлер
и Ева Браун

Глядя на фотографии этого человека, зная характер этой неоднозначной исторической личности, сложно сказать, почему женщины сходили по нему с ума. Самые богатые и родовитые дамы отдавали свои драгоценности на нужды его партии, а простолюдинки писали ему любовные послания и бросались под колеса его автомобиля. Однажды, еще до встречи с этим человеком, гадалка предсказала Еве Браун следующее: «Я не обещаю вам счастья, но о вашей любви будет говорить весь мир!» Так и сбылось. Возлюбленным Евы Браун стал человек, начавший Вторую мировую войну. Адольф Гитлер. Их брак длился чуть больше суток, но именно эти часы Ева была по-настоящему счастлива.

Ева Анна Паула фон Браун родилась в обычной немецкой семье, ее отец Фридрих Браун был школьным учителем. Она была средней дочерью, но почему-то, по воспоминаниям, самой нелюбимой у отца – в семье царила тирания (возможно, так судьба готовила ее к более тяжким испытаниям – роману с Адольфом Гитлером). В те годы девочек растили как потенциальных жен. Их главной целью было замужество – удачное или неудачное, совершенно не важно. Ева Браун не была исключением, и училась тому, что полагалось знать и уметь хорошей жене. Она получила прекрасное образование, брала уроки музыки, живописи, изучала английский язык, занималась танцами и много времени уделяла искусству пластики. Одевалась Ева всегда по моде – в облегающие платья или короткую, до колен, юбку с легкими блузками или обтягивающими свитерами. В общем, к семнадцати годам Ева Браун превратилась в красивое, подтянутое, элегантное создание с русыми волосами.
Именно в это время отец устроил ее на работу в фотоателье Генриха Хоффмана, личного фотографа Гитлера, где в октябре 1929 года и произошла их первая встреча. «Однажды я после работы приводила в порядок бумаги, – писала она в письме подруге. – Залезла на лестницу, чтобы достать папку, и тут вошел шеф, а с ним какой-то мужчина с дурацкими усиками. Они сели в углу, и я заметила, как гость смотрит на мои ноги. Когда я спустилась, Хоффман познакомил нас: «Это господин Вольф, а это наша очаровательная фройляйн Браун… Будь любезна, сходи за пивом и паштетом». Ева, естественно, выполнила просьбу, и ее пригласили присоединиться к застолью. «Я быстро съела бутерброд, из вежливости немного выпила. Знакомый шефа буквально пожирал меня глазами и непрерывно говорил комплименты. Мы побеседовали о музыке, обсудили последний спектакль. Потом Хоффман отвел меня в сторону: «Ты не догадалась, кто такой господин Вольф? Разве ты не видела его портреты?» Я смущенно покачала головой. «Да это наш Адольф Гитлер!..» История выходила замечательная, достойная любимых Евой мелодрам и романов, которыми зачитывалась девушка. Был ли это случайный визит? Уже на следующий день Ева листала фотоальбомы: «Гитлер в партийной униформе», «Гитлер в окружении штурмовиков», «Гитлер посреди ликующей толпы», «Гитлер на фоне знамен со свастикой»…

Адольф Гитлер  и Ева Браун

Адольф Гитлер
и Ева Браун

Внешность рейхсканцлера великой Германии была весьма далекой от совершенства. Да и лицо Гитлера было довольно отталкивающим: неприятные глаза, большой безобразный нос, от которого он отвлекал внимание квадратными усиками, и в довершение к столь непрезентабельному облику – желто-коричневые зубы. Ко всему этому Адольф был агрессивным, мстительным, не терпящим критики и презирающим окружающих, отличался невероятным упрямством, самоуверенностью, вседозволенностью и полным отсутствием чувства юмора. Однако, парадокс – все сотрудницы рейхсканцелярии, до последней уборщицы, были влюблены в вождя немецкого народа. Эти странные женщины не выходили замуж и были готовы вечно «хранить ему верность». Но, несмотря на многочисленные романы Гитлера, и даже влюбленности, он заявлял одно: «Я женат. Моя жена – Германия». Пока не встретил Еву. Живое воплощение настоящей, преданной, любящей и достойной германской девы – жены для вождя германского народа.
Но все это, включая неприглядный облик нового знакомого, не вызвало у юной красавицы даже малейшей неприязни. Каждого мужчину она воспринимала как потенциального жениха. Кроме того, в свои семнадцать ей гораздо больше нравились зрелые высокопоставленные мужчины. Сорокалетний Гитлер был именно таким. А если вспомнить, как Гитлер умел ухаживать, как разбирался в искусстве, как умел говорить, каким магнетическим был его взгляд… одним словом, при следующих встречах она окончательно влюбилась в вождя нацистов. Гитлер старался как мог. Он очаровывал Еву галантными манерами, демонстративно целовал ей с поклоном руку, говорил проверенные комплименты, дарил конфеты и цветы. Первый цветок от него – желтую орхидею – сентиментальная Ева засушила, и долго хранила как самое сокровенное.
Постепенно их отношения развивались. Ухаживания продолжались, но со временем Адольф стал предъявлять и требования: он запретил Еве заниматься любимым спортом, душиться любимыми «Шанель № 5» и предаваться любимому летнему отдыху – загорать. Будущий рейхсканцлер предпочитал естественный запах женского тела и белоснежную кожу. Однако свою связь с Евой Гитлер все же старался не афишировать. Все походы в общественные места происходили «конспиративно», а на любимые Гитлером пикники Ева всегда ехала в другой машине. И только спустя три года после их знакомства, Гитлер приказал Мартину Борману проверить родню Евы на чистоту арийской крови. Это означало, что у него появились серьезные намерения. В начале 1932 года Ева стала любовницей Адольфа.

Ева Браун

Ева Браун

Что давали Еве такие отношения – сложно сказать, она постоянно ждала Адольфа с его бесконечных поездок, она ревновала его к другим женщинам, она тяжело переживала свое все еще неофициальное положение «не жены». Однажды, распалив себя подобными мыслями, она написала прощальное письмо и, взяв у отца пистолет, выстрелила себе в шею. Самоубийства не случилось, Еве повезло. Заливаясь кровью, она так испугалась, что позвонила шурину Хоффмана, врачу Плате, который тут же примчался и, оказав первую помощь, доставил ее в больницу. Когда Гитлеру передали прощальное письмо Евы, он был потрясен, и кинулся в больницу с огромным букетом цветов. Потом он восторженно делился с Хоффманом: «Ева сделала это из любви!» Адольф Гитлер, знавший толк не только в искусстве, но и в черной магии, был твердо убежден, что пролитая кровь Евы еще сильнее скрепит их чувства. Поступок Евы окончательно убедил его, что она как раз та женщина, которая нужна вождю арийского германского народа – ради него она добровольно пошла на смерть. И не иначе как древние боги сохранили ее для великого фюрера…
В 1935 была вторая попытка самоубийства – теперь уже с помощью таблеток. «Он нашел мне замену. Ее зовут Валькирия, и выглядит она весьма аппетитно. Подожду до четвертой годовщины нашего знакомства и попрошу объяснений. Лучше страшный конец, чем эта неопределенность. Если до полуночи не получу ответа, приму двадцать пять таблеток и тихо усну навсегда»… Как он отреагировал на бескровную попытку самоубийства – неизвестно, но самолюбие его было явно удовлетворено. И он, наконец, оказал Еве более серьезные знаки внимания: Адольф купил своей любимой дом в самом престижном квартале Мюнхена, подарил, как она мечтала, двух черных шотландских терьеров Штази и Негуса и стал ежедневно звонить ей, а при случае и писать записочки. К этому времени он и сам понял, что очень дорожит Евой – она привнесла в его жизнь то, чего ему не хватало прежде: спокойствие, умиротворенность, нежность, тепло и, наконец, энергию юной, цветущей, влюбленной женщины. Ева идеально подходила Гитлеру и по внутренним своим качествам, и по внешним – она воплощала собой идеал истинно арийской женщины.
Но в собственном доме она была словно в клетке. Свое нежелание вводить Еву в политические круги Гитлер искупал подарками. Постепенно у нее собралось несколько шкафов платьев, дорогих шуб и прочих дамских туалетов. Как истинный представитель немецкого народа Гитлер назначил свою любимую управляющей в доме – да-да, не милой хозяйкой уютного дома, а именно управляющей. Лишенная возможности заниматься любимым спортом и прочими молодежными развлечениями, она составляла подробнейший каталог своего гардероба. Неглупая красивая женщина в самом расцвете сил часами описывала каждую свою вещь, зарисовывала ее, отмечала, когда, где, за какую цену эта вещь была куплена, и перечисляла, с чем и как эту вещь следует носить. В то же время она увлекалась фотографией. Адольф подарил ей самую современную аппаратуру, и Ева стала своего рода «фотописцем» жизни «самого великого человека Германии».
Осенью 1939 года, когда германские войска вступили в Польшу, Гитлер заявил: «До победы я буду носить только военную форму, а в случае поражения уйду из жизни!» При слове «поражение» бедную Еву чуть не хватил удар. В одном из писем она писала Адольфу: «Ты знаешь, я тебе говорила, что если с тобой что-то случится, я умру. С нашей первой встречи я поклялась себе повсюду следовать за тобою, также и в смерти. Ты знаешь, что я живу для твоей любви». И чем хуже шли дела на фронтах, тем чаще Гитлер являлся к Еве в поисках утешения и отрешения от пугающих мыслей. Тревоги и волнения сблизили их настолько, что Гитлер почти перестал скрывать свои отношения с Евой.
В июле 1944 года на него было совершено покушение. Гитлеру повезло, он уцелел. А Ева, узнав о покушении на любимого, была на грани нервного срыва. Она взяла себя в руки, только когда он позвонил и сказал, что с ним все в порядке. Выслушав Адольфа, она истерично закричала в трубку: «Бог спас тебя!» Ее любимый Адольф стал почти неузнаваем: волосы поседели, руки дрожали, он хуже видел и еще хуже слышал, непрекращающиеся головные боли отнимали последние силы. Гитлер приказал срочно строить бомбоубежище. Осенью 1944 года Ева села писать завещание. На восьми страницах она скрупулезно перечислила все свое движимое и недвижимое имущество – дом, машины, драгоценности, шубы, картины великих художников… – и разделила все между родственниками и подругами. Уже в феврале 45-го они переехали в полуразрушенный Берлин, в бункер рейхсканцелярии.
А потом пришла весна 1945 года. Советские войска были на самых подступах к Берлину. Перепуганные до смерти офицеры гитлеровского генштаба бежали. А фюрер, сидя на шестнадцатиметровой глубине под землей, все никак не мог решиться покончить с собой. Он несколько раз торжественно прощался со всеми приближенными, запирался в своей комнате… и выходил обратно, так и не сумев выстрелить в себя. 20 апреля 1945 года Гитлеру исполнилось пятьдесят шесть лет. Невеселое было празднование… Через два дня он сказал тем, кто еще оставался с ним: «Война проиграна… Я убью себя». А еще через шесть дней сбылась мечта Евы Браун – 29 апреля в три часа тридцать минут ночи она стала фрау Гитлер.
По приказу Геббельса в бункер рейхсканцелярии доставили чиновника, который заведовал актами гражданского состояния. И он удостоверил своей подписью, что Ева Браун имеет «арийское происхождение и не страдает никакими наследственными заболеваниями». Ева и Адольф поженились. На брачном документе жена Гитлера в первый и последний раз в жизни поставила свою подпись: «Ева Гитлер, урожденная Браун». Совершенно разбитый, едва живой, новобрачный еле держался на ногах, левая его рука подергивалась, а молодая жена светилась счастьем – стройная, с белоснежной кожей, в черном обтягивающем платье, любимом платье фюрера…
Адольф Гитлер по достоинству оценил мужество Евы Браун… И в тот же день продиктовал свое «Политическое завещание»: «Немецкий народ оказался недостойным возглавляемого мною движения.. А сейчас, когда мое земное бытие подходит к концу, я решил взять в жены девушку, которая доказала мне свою многолетнюю верную дружбу и прибыла в осажденный город, чтобы разделить мою судьбу. Мы оба предпочитаем смерть позору бегства или капитуляции. По своему желанию и будучи моей супругой, она принимает смерть».
В бункере раздался выстрел. Охрана вбежала в кабинет. Мертвый фюрер сидел за столом, он выстрелил в себя. Рядом на софе лежала мертвая Ева Гитлер. Она не смогла застрелиться и проглотила ампулу с цианистым калием. Ей было тридцать три года. Это был последний вагнеровский аккорд этой загадочной истории двух таких разных людей: умереть самому, но не сдаться врагу. И забрать с собой любимую женщину. Истории красавицы и чудовища – достойной пера летописцев, достойной, чтобы пережить свое время и быть интересной даже сейчас.

Адольф Гитлер  и Ева Браун

Адольф Гитлер
и Ева Браун