Встретиться лично с Михаилом Кокляевым я намеревался давно. Хотелось вживую пообщаться с одним из самых сильных людей в мире, узнать, о чем он думает, к чему стремится. За пару дней до этого мы по телефону сошлись на том, что говорить будем больше о вечном, нежели о спорте. Так и получилось.

Михаил Кокляев

Михаил Кокляев

Семья – это вечное! Остальное все – придуманная ерунда, без которой вполне можно прожить. Мы от человека, тысячи лет назад бегающего с каменным топором, мало чем отличаемся. У него были задачи: найти себе женщину, продолжить род, кормить и защищать семью. Ничего лишнего!
В наше время нет ни государственной идеи, ни самопожертвования ради чего-то или кого-то, и дружить люди бескорыстно между собой не хотят, и любовь стала ненастоящей. Осталась только вера как ориентир по жизни. И причем не обязательно знать всю Библию, достаточно десяти заповедей. Они никогда не дадут сбиться с правильного пути.
Многие сегодня обвиняют церковь за меркантильность. Я могу привести такой пример. Нож в руках гада – это орудие убийства, врача – инструмент для спасения жизни. Также и религия. В руках подонка она является способом для заработка, а нормальный батюшка с ее помощью сможет выровнять в человеке душу, наставить его на правильный путь.
Каким должен быть человек, чтобы вы сказали, вот он по-настоящему сильный?
Я был недавно в Сосновоборске. Там меня все время сопровождал молодой парень. В его глазах была видна какая-то усталость и мудрость, которые приходят обычно к глубокой старости. Мы с ним много общались, но он ничего не говорил о своем прошлом. Потом я узнал от его знакомых, что он участник боевых действий, награжденный Орденом мужества за спасение тяжелораненого товарища из-под огня, хотя при этом сам был ранен. Вот это я считаю сильно. Настоящие силачи отстаивают честь, независимость и свободу Родины и, в первую очередь, с оружием в руках. А спорт – это, по большему счету, для того, чтобы просто не сойти с ума. Такие как я просто дают фасаду под названием «Россия» более обрамленный вид посредством спортивных рекордов и медвежьей силы, которые как бы дают понять, что у нас в стране все хорошо.
В наше время кто сильнее, тот и прав. Но сильнее можно быть не только за счет мощи, но и за счет денег, хитрости, а можно быть вообще маленьким бедненьким жалким, но ходить с огнестрельным оружием или ножом и решить весь спор за мгновение. Никому лучше не станет, но это реалии современной жизни.
Давайте немного отойдем от философских тем и поговорим о сегодняшнем спорте. Насколько сложно в наше время быть профессиональным спортсменом?
В спорте важно попасть в нужную компанию. Здесь, как и везде, есть свои и чужие. Если я не в милости сегодня у могущественных чиновников от спорта и федерации тяжелой атлетики России, то от них ничего хорошего ожидать не могу. Иначе были бы у меня гранты, премии, почет. Кто знает, может быть, уже Олимпийским чемпионом стал.
В моей жизни из чиновников были три человека, которые повлияли на мою спортивную карьеру. Это бывшие министр спорта области Владислав Беседин, руководитель администрации губернатора Челябинской области Константин Бочкарев и, конечно же, Петр Сумин. При них все было по-другому.
В данный момент моя артель и кузница моей силы и рекордов – это спортивный дворец «Метар» на ЧМЗ. Спасибо тем людям, которые продолжают помогать этому залу, особая благодарность депутату Андрею Барышеву и руководству Челябинского тракторного завода. Остальным спасибо, что не помогают, и еще большее спасибо, что не мешают.
Не я выбрал спорт, а он меня. И как сложилась бы судьба, выбери я другую дорогу, не могу сказать. На тот момент, когда я начал заниматься спортом, остались только руины разваленной страны и разрушенных идей. Не было вообще ничего, только человеческий ресурс и желание выжить. Много моих одноклассников подсели на водку «Зверь», потом на травку, а следом за ней на героин. Те, с кем мы списывали у девчонок домашние задания, лазили за ранетками в чужие огороды, рыбачили, дрались, защищая честь своего двора. К началу XXI века многих из них уже не было в живых. Поэтому, я считаю, что сделал правильный выбор.
Я профессионал, у меня настолько сжатый график, что комар нос не просунет. В нашем спорте немного сачканешь и уже будешь не в тройке сильнейших, а в десятке. Соперники постоянно растут. Приходят молодые 20-летние парни с хорошими задатками. А ты не молодеешь, но отставать совсем не хочется!
Что делать, чтобы постоянно становиться лучше?
Уметь слышать критику. Это один из стимулов становиться лучше каждый день. Меня даже обычные школьники могут подтолкнуть к желанию заниматься еще более ожесточенно и самозабвенно. Но это должна быть адекватная критика. А на всю ту грязь, которая льется на меня в интернете, я никак не реагирую. Мне на нее абсолютно все равно.
Многим не нравится моя постоянно довольная физиономия. Поднял вес-не поднял, я все равно улыбаюсь. В этой черте характера я в своего папу. Во мне есть здоровый пофигизм. Как у Шукшина в «Калине Красной». Если что-то не так, нужно просто поднять руку, а потом отпустить и жить дальше.
Тем, кто меня поддерживает и следит за моими доc-тижениями, огромное спасибо! Я очень благодарен таким людям. Во многом я стараюсь ради них. Недавно в одном из магазинов ко мне подбежал мужик и поцеловал мою руку. Вот к такому я никогда не привыкну. Спасибо, конечно, но во всем должна быть мера.

Михаил Кокляев

Михаил Кокляев

В последнее время стали очень популярны мотивирующие ролики и картинки. А что вы считаете лучшей мотивацией?
Самая настоящая мотивация, которую убили при распаде Советского Союза – это национальная идея. Лозунги были громкие, но они в голове откладывались. Мотивация должна идти от верхов, а верхи нам ее особо не дают. Возьмем тот же спорт. Кругом только футбол, хоккей да теннис, где спортсмены имеют многомиллионные заработки. И все родители кинулись отдавать в эти виды спорта своих детей. Я считаю, что это неправильно.
Лично для меня мотивация начинается с самого утра. Я проснулся и уже мотивирован на весь день, который должен прожить лучше всех и без сожалений. Меня часто спрашивают, почему я не переезжаю из Челябинска? Это мой родной город. В какой-то степени благодаря ему я стал тем, кем являюсь на сегодняшний день. Кроме того, хоть я и не суеверный, но у меня с космосом свои отношения. Я считаю, что любые изменения чего-то, это неминуемые изменения хода событий в будущем. А у меня сейчас все хорошо, я не хочу ничего менять. Жизнь сама покажет и скажет, как лучше. Пока вся моя жизнь привязана к Металлургическому району самого сурового города в мире (смеется).
Михаил, какие рекорды вы хотите побить, прежде чем скажете, что все сделано и можно отдыхать?
Силовой экстрим – это такой вид спорта, где снаряды всегда и везде разные. Объединяет их только одно – они все очень тяжелые и неудобные. Неудивительно, что этим видом спорта занимаются самые сильные люди как в физическом, так и в волевом плане. Пока я могу конкурировать среди них, я буду стронгменом.
А пауэрлифтинг – это точная наука, которая сродни математике. Здесь я могу показать свою истинную силу. Сегодня мне принадлежит рекорд России в становой тяге (одно из основных упражнений со штангой – прим. автора) – 417,5 кг. Нет ничего лучше, чем доказать, что тебе приc-воено звание самого сильного человека страны. Недавно один из моих коллег по железному цеху Константин Поз-деев поднимал 418,5 кг, но штанга сорвалась. Естественно, судьи такого не засчитают, но для меня он взял этот вес. Самое интересное, что парень весит чуть больше 100 кг. После этого я, 170-ти килограммовый мужик, просто обязан поднять много и до конца года попробую это сделать. Лишь бы здоровье позволило, а желание и возможности есть. Вес штанги особо не загадываю – загад не бывает богат.
Ваше отношение к другим видам спорта?
Неважно кто ты, хоккеист или легкоатлет, борец ли пауэрлифтер – любой спортсмен достоин уважения.
Я человек коммуникабельный, общаюсь со многими спортсменами, знаю подноготную всех видов спорта. Везде одна петрушка. Вот стоит девочка, ей медаль надели и она плачет. Я видел, как наших художниц готовят. Действительно, там не только заплачешь, там завоешь. Это не только титанический труд, большой спорт – это страшно.
Что вы можете сказать по поводу нападок на то, что силачи без химии из себя ничего не представляют?
Фармакологию или так называемые стероиды и анаболики принимают тысячи людей, а где все они, почему я не вижу их результатов?
Вообще это российский стереотип, непонятно откуда взявшийся. Если ты химик, значит ты негодяй. Это придает какую-то интригу спорту. Это пища для желтой прессы. Но, самое главное, на этом многие люди зарабатывают деньги. Например, Всемирное антидопинговое агентство, которое проводит допинг-контроль всех Олимпийских игр, на 50% спонсируется олимпийским комитетом и на 50% странами, которые участвуют в этих играх. Поэтому все эти поимки зависят от того, в какой эшелон ты попадешь. Попадешь поближе к власти, будешь всегда чистым и даже выигрывать начнешь. Люди должны, наконец, понять, нет спорта без допинга – будь то шахматы, футбол или тяжелая атлетика.
Как стать таким же сильным как вы?
Меня часто спрашивают: «В чем ваша тайна?» А я анекдот все время вспоминаю. Сидят мужики, рыбачат. Ни у кого не клюет, кроме одного – он уже второй мешок рыбой набивает. И они давай везунчика вопросом мучать: «Скажи свой секрет! Ну, скажи!» Не выдерживает мужик, бросает в сердцах удочку в воду и орет: «Да сплю я с тещей, сплю!» (Смеется)
Поэтому никаких тайн нет: только труд и самопожертвование. Спортивная элита – это единицы, которые не жалеют себя, а идут к намеченной цели несмотря ни на что. Слова великого русского полководца Александра Суворова: «Тяжело в учении, легко в бою», – тут будут уместны.
Насколько я могу судить по вашим интервью, вы очень сильно любите свою жену. Расскажите немного о ней.
Мы оба из семей рабочих. Назвать Оксану другом я не могу, это будет слишком мало по отношению к ней. Она как ангел-хранитель. Это такой человек, который прощал мне многие вещи и был со мной рядом в самые трудные моменты в жизни. Ее жизнь для меня более ценна, чем своя. Она идеальная!
А что вы вкладываете в это понятие?
Это домостроевская женщина, которая думает о доме и своей семье. И я рад, что моя жена именно такая – женщина-созидатель.
Вообще женщину делает ее мужчина. Если ты ей дашь то, что она хочет, значит, все будет хорошо. Но это не означает, что ты обязан для нее луну с неба доставать. Ты просто должен подарить ей кусочек женского счастья и, как минимум, быть интересным и надежным, чтобы она могла видеть в тебе отца своих детей. Ты можешь сам в одних кроссовках ходить всю жизнь, а у нее обязательно должен быть большой гардероб.
В первую очередь женщина должна быть женщиной, а не ходячей рекламой журнала Плейбой. Есть мужчины, которые позволяют своим дамам одевать мини-юбки, чрезмерно оголяться, им нравится, как другие мужики смотрят на нее. Я считаю таких людей больными. Это начало процесса, когда он будет смотреть на свою женщину с другим мужчиной или еще чего хуже.
Вы очень часто находитесь в окружении красивых женщин. Скажите, ваша жена ревнивая?
Не просто ревнивая, а очень сильно. Как сказала Фаина Раневская, цитирую не дословно: «Если ваша женщина предъявляет вам постоянно упреки, ищет в вас какие-то прорехи, значит, вы ей нужны. А если она говорит, ой, ты мой мусик-пусик, значит вы у нее не один. Это в лучшем случае. В худшем – просто не нужны».

Михаил Кокляев с семьей

Михаил Кокляев с семьей

Михаил, чего вы боитесь?
Я и похвастаюсь, и поделюсь своим страхом – мне реально сейчас страшно за себя. Те веса, с которыми я работаю, пугают. Не так давно в становой тяге я поднимал свыше 360 килограмм на 9 раз. Прежде чем подойти к штанге, я перекрестился три раза. Не боится только дурачок. Человеческий страх – составляющая всей нашей жизни. Это инс-тинкт самосохранения, и это правильно. Перебороть страх можно и нужно при защите вечного – семьи или Родины, а во всех остальных случаях бояться даже полезно.
Кроме того, я очень переживаю за своих детей. Особенно за дочку. Я боюсь, что она попадет в плохое окружение, что развращенное общес-тво, которое нас окружает, сильно повлияет на ее мировоззрение. Сын у меня очень добрый растет, нельзя сегодня таким быть. Моя цель в жизни – это не поднять самую тяжелую в мире штангу, а дать детям достойное воспитание, поставить их на ноги, сделать их независимыми. Я ежедневно молю Бога, чтобы с моими детьми все было нормально.