+7(351) 247-5074, 247-5077 info@missiya.info

Участники:

Артур Андреев, директор центра гостеприимства «Европа»,
Илья Коноплев, управляющий партнер бутика «Флаетория»,
Любовь Стригина, директор компании «Управление в строительстве»,
Алевтина Юдаева, собственник отеля Holiday Inn

история изменила многие наши привычки. например, привычку завязывать по утрам на шее красный галстук. но каким бы ни был очередной политический курс, пионерские годы навсегда останутся в нашей памяти всполохом первых романов. «будь готов!» – октябрьский проект журнала «миссия» и наших сегодняшних сентиментальных героев.

мы приготовили сюрприз – вот этот алый аксессуар из нашего с вами детства. какие ассоциации он у вас вызывает сегодня?
Любовь:
ностальгию! Ощущение тепла и безопасности. Я помню, как с вечера наглаживала галстучек и аккуратненько вешала его на спинку стула, чтобы завязать утром под белый воротничок. Так, а как же он завязывался? Надо же, все прекрасно помню! Хоть сейчас за первую парту. (смеется)

артур: а я совершенно не помню! Помогите-ка, пожалуйста! Смотрите, как художественно получилось!

алевтина: как вчера помню день, когда нас принимали в пионеры. Неделю до этого мы учили, каким должен быть юный ленинец, и ждали с нетерпением, когда же, наконец, сможем показывать пример всем детям мира! (смеется). Нет, правда! Я смотрела по телевизору, как плохо живется в Америке неграм, и думала: ну надо же, как мне повезло! Я живу в самой лучшей стране на свете! И вот этот день наступил. Нас выстроили в линейку, старшие товарищи повязали нам галстук, отдали салют и… почему-то ничего не произошло. Лично мне не хватило торжественности в этом великом событии (смеется).

а какие пионерские лозунги приходят на ум?
илья:
«Мойте руки перед едой!» (смеется). На самом деле, идеологические перекосы и показуха начинались уже в комсомоле, а пионерские призывы были совершенно правильными и полезными, вспомните: «Пионер должен заботиться о младших, соблюдать гигиену, уважать старших»… Абсолютно не к чему придраться! Честно говоря, мне даже немного жаль, что сегодня эти ценности не транслируются на уровне государства. Абсолютно все отдано в руки родителей, многие из которых заняты исключительно зарабатыванием денег.

Любовь: я сразу вспоминаю, как за плохое поведение у нас одного мальчика исключили из пионеров. Детей из нескольких классов собрали в школьном коридоре, с мальчишки демонстративно стащили галстук, и он шел, понурив голову, мимо наших укоризненных рядов. Думаю, этот урок он запомнил надолго!

алевтина: И ведь несмотря на страх быть наказанным, все равно хулиганили! Вот кое-что из разряда моих любимых пионерских проказ. Телефон в те годы в школах почти всегда был один – в учительской. Правила такие: звонишь в школу, ждешь, когда учитель возьмет трубку, и спрашиваешь серьезным голосом: «Скажите, пожалуйста, вода в школе есть?» Учитель топает через весь коридор в туалет, проверяет, подходит обратно к телефону и отвечает: «Есть!» Тогда ты бодрым тоном заявляешь: «Ну, так мойте ноги и ложитесь спать!» – после чего с хохотом бросаешь трубку и убегаешь, поправляя пионерский галстук (смеется).

Любовь: я бы сказала, что пионерское хулиганство отличалось особой трогательной изобретательностью! Взять хотя бы пионерские лагеря с классическим перемазыванием друг друга зубной пастой. Однажды и мы с подружками задумали такую диверсию против соседней мальчишеской палаты. Взяли тюбики с собой в постель, чтобы паста нагрелась – иначе от холодной массы жертва проснется. И затаились в ожидании часа икс… Короче говоря, встала я только утром, вся перепачканная вытекшей ночью из тюбика пастой. Вот это было обидно! (смеется)

артур: у меня тоже есть яркое воспоминание о пионерском лагере! Мне посчастливилось съездить в «Артек»! В те времена это был настоящий глоток свободы, такой

выброс адреналина, какого у некоторых людей за всю жизнь не было! Там я впервые узнал, что такое дискотека (смеется). Шел 84-й год, и дискотеки, да еще с иностранной музыкой, были чем-то запретно-буржуазным, невероятно притягательным, сводящим с ума. Кстати, мы там не только отдыхали, но и учились по школьной программе, при этом преподавание велось на таком высоком уровне, какой в обычной школе даже не снился.

алевтина: да-да, в те времена «Артек» был пределом мечтаний не только каждого советского ребенка, но и любого советского родителя. А вот несколько лет назад, когда наш сын получил тройку, мы послали его отдыхать в «Артек» в наказание – вместо того, чтобы отправить за границу. И он вернулся со словами: «мама, я туда больше не поеду!» Все-таки требования у наших малышей отличаются от тех, что были у нас в их возрасте.

было ли что-то такое в ваши пионерские годы, чего вам остро не хватает сейчас? кроме, разумеется, золотого детства…
Любовь:
мне не хватает сплоченных командных игр, множества друзей и какой-то особой беззаботности. Чувства защищенности, с которым мы гуляли до темна во дворе и оставляли записки: «мама, я у Даши, ключ под ковриком». Вот скажите, с какого возраста современного ребенка можно отпускать в школу и из школы одного? Сможете ли вы отправить дочку на прогулку, повесив ей ключик на шею? Конечно, нет!

алевтина: а ведь нас так и называют: «поколение с ключом на шее». Сегодняшние двадцатилетние – это «поколение гипермаркетов». Они обожают огромные пространства, где все есть и все включено, от «Макдональдса» до кинозала. А те дети, которые родятся завтра, будут, наоборот, остро нуждаться в индивидуализации.

илья: наши дети растут в огромном и разномастном информационном пространстве, за них никто ничего не решает В то же время вокруг огромное множество виртуальных образов, идолов, моделей поведения, и ребенку необходимо, хотя и очень непросто, разобраться, что хорошо, а что плохо. В этом смысле, опять же, в советское время было легче. Что правильно, а что неправильно, решалось за человека раз и навсегда. Но тогда у нас не было выбора. У каждой медали две стороны.

Период развала пионерии и советских идеалов вы встретили уже в сознательном возрасте. Помните свои мысли и чувства? Это стало для вас неожиданностью?
илья:
я помню, как резко изменилось отношение к пионерской комнате в школе. Странно было видеть сваленные в Красном уголке знамена, портреты, всю эту пыльную атрибутику, к которой еще год назад относились, как к святыне.

алевтина: мой муж был комсоргом, и еще несколько лет после развала СССР у нас в гараже стоял огромный ящик с пионерскими и комсомольскими значками. Даже не знаю, где сейчас эти раритетные вещи.

Когда я была пионером, разброд и шатание еще не началось. Перед нами лежала одна общая дорога: октябренок – пионер – комсомол – образцовая доярка (смеется). Все было четко, понятно, предсказуемо. И надо сказать, что мои лично сомнения начались где-то между комсомолом и дояркой. После института я работала на дизельном заводе в планово-экономическом отделе. Положенный мне объем работы выполняла дня за три, и потом целый месяц буквально сходила с ума от безделья! Помимо меня, двадцатидвухлетней, в отделе сидело еще 10 тетушек, и я целыми днями слушала о мужьях, которые не закрывают зубную пасту и стульчак унитаза! Это была страшная мука. Я готова была делать все, что угодно, лишь бы не просиживать жизнь и приносить хоть какую-то пользу. Но при этом я была в абсолютном меньшинстве! Всех остальных ситуация устраивала. Пожалуй, если говорить о недостатках системы, не вдаваясь в идеологию, то вот эта бестолковость всего происходящего была главным минусом и источником бед.

артур: абсолютно согласен! Я помню эту маниакальную борьбу с тунеядством, когда в кино на дневных сеансах проверяли документы и допрашивали, почему ты не на работе! При этом об эффективности труда речи не шло. Наоборот, талантливым и деятельным натурам реализоваться было очень сложно. Как минимум, им не давали дороги, а зачастую и наказывали за излишнюю инициативность.

илья: забавная мысль мне сейчас пришла в голову. Я свою карьеру начинал на Уралмаше, так там во многих отделах и подразделениях было ровным счетом то же самое! Хотя шел уже 2002-й год (смеется). Многие крупные предприятия местами все еще в периоде застоя.

Любовь: а возьмите любую бюрократическую структуру! Особенно административную, муниципальную. Это ведь просто образец волокиты! Обратитесь с каким-то срочным делом и непременно услышите в ответ: «Срок рассмотрения заявки 21 день! И ни дня меньше! И в каждом отделе!» Что это? Советское наследие или наш менталитет? алевтина: просто из людей вышибли инстинкт хозяина, и очень многие по сей день не чувствуют в себе ни энергии, ни ответственности за свою жизнь и свою страну.

а как вы относитесь к попыткам политиков и чиновников возродить какие-то ностальгические традиции прошлого? например, уже не первый год нас приглашают на демонстрации по случаю дня города. как вам кажется, реально ли сделать так, чтобы современные россияне искренне захотели объединиться?

илья: сегодняшние демонстрации – это маскарад. За ним нет души, порыва. Нет веры.

алевтина: мне кажется, что нас, современных циников, может искренне объединить разве что общее хобби. Спорт, музыка, фотография или, скажем, коллекционирование. В этой сфере желание поделиться и объединиться идет от души. Я, например, коллекционирую кружки и блюдца из разных стран. У меня есть даже авторские работы 18 века! Увлеченные люди готовы рассказывать о своем хобби часами, ярко, профессионально. И это не просто любопытно и трогательно, это еще и проявление индивидуальности, и культурное развитие. Ведь даже обычный чайный сервиз – это отражение эпохи, и порой его история может рассказать о своем времени гораздо больше, чем любой учебник. У меня в планах организация выставки экспонатов, имеющихся у наших коллекционеров. Хочется дать людям возможность обменяться знаниями, зарядиться друг от друга энергией заинтересованности.

артур: а если говорить о вещах более философских, то, на мой взгляд, нам остро не хватает национальной идеи. Есть математически просчитанные лозунги и призывы, которыми политики пытаются манипулировать толпой. А идеи, способной искренне увлечь людей, у нас нет. Каждый сам за себя.

а может быть, мы просто не верим ни в одну из провозглашаемых идей? нас слишком часто обманывали. согласитесь, многие готовы были бы бороться за благо государство, если бы чувствовали, что и государство будет защищать их интересы.

алевтина: в этом вся суть. Только начинать нужно с каждого конкретного человека. Если ты пообещал построить дом – надо взять и построить. Если сказал, что будешь ремонтировать больницу – так ремонтируй!

Только так можно и завоевать доверие, и выйти на новый уровень.
Любовь: а у нас зачастую одни притворяются, что делают, а другие – что им верят.

алевтина: если говорить о национальной идее, то вот американцы, например, объединились стремлением стать первыми в мире. То есть сначала они хотели создать класс среднего американца, потом провели ребрендинг (смеется) и сейчас дружно пытаются влиять на остальные страны. Уж как там у них получается, это другой разговор.

артур: а мы могли бы объединиться вокруг идеи, скажем, увеличить минимальный размер оплаты труда до полутора тысячv долларов.
алевтина: а почему именно в долларах считаем? Выходит, национальная идея американцев увенчалась успехом? (смеется) Я сейчас вспомнила, как моя младшая девятилетняя дочь Вика подошла к старшей, двадцатичетырехлетней Оксане, и спросила: «Оксана, у тебя есть мечта?» «Ну, есть», – ответила вскользь Оксана и продолжила заниматься какимито своими делами за компьютером. «А нарисуй свою мечту!», – не унималась Вика. Оксана нехотя отвлеклась и нарисовала на листочке собачку. «Твоя мечта собачка?» – уважительно уточнила Вика. «Да, – сказала Оксана. – а у тебя?» «А у меня мечта – получить Нобелевскую премию за изобретение новой породы кошек», смущенно заявила Виктория. Оксана почесала макушку и говорит: «Вика, а можно я свою мечту перепишу?» (смеется)

Любовь: так это же здорово! Думаю, нам всем надо объединиться именно той национальной идеей, которая поможет мечтам наших детей сбыться!

 

error: © ООО «Издательский дом «Миссия»