Деятельность банковских учреждений на сегодняшний день настолько многообразна, что их действительная сущность порой кажется неопределенной. Они занимаются самыми разнообразными видами операций, причем их количество постоянно растет. Банки – это давно уже не только организации денежного оборота и кредитных отношений. Через них осуществляется финансирование народного хозяйства, страховые операции, купля-продажа ценных бумаг и драгоценных металлов, посреднические сделки и управление имуществом. Перечислять все возможности банковского рынка можно очень долго и не факт, что чего-то не забудешь. О современных и будущих банках, кредитовании и связанных с ним рисках, шансах на новый кризис мы поговорили с банковскими менеджерами – заместителем председателя правления ОАО «УРАЛПРОМБАНК» Асией Запрутиной и начальником аналитического сектора ОАО «УРАЛПРОМБАНК» Ириной Грицюк; заместителем директора Челябинского филиала «ОТП-Банка» Олегом Гриценко; советником управляющего Банка «Петрокоммерц» Андреем Рочевым; управляющим дополнительным офисом «Тракторозоводский» Банка «Российский капитал» Данилом Камалиевым; начальником управления кредитования Челябинского филиала «Сбербанка» Натальей Карповой.

Наталья Карпова

Наталья Карпова

Яков Летов: Начнем наш разговор с вопроса о современных банках. Какие изменения произошли в банковской сфере за последние десять лет? Что она представляет собой на сегодняшний день?
Олег Гриценко: Банковский рынок, как мне кажется, за 10 лет достаточно сильно поменялся. Регулятором рынка (Центральный Банк России – прим. автора), в соответствии с Базельскими соглашениями, ужесточаются требования к оценке рисков при кредитовании клиентов, в совершении различных расчетных операций. Электронные технологии, повышение уровня сервиса позволяют клиенту получить более комфортное обслуживание, как правило, по более низкой стоимости, а также услуги, которые ранее были недоступны: интернет-банк, cash-managment и т.д.
Андрей Рочев: На мой взгляд, одно из главных изменений заключается в том, что банковская система теперь разделена на сегменты. Большие банки стали еще больше. Сегодня любой федеральный банк может оказывать услуги любому виду бизнеса. Хотя раньше, например, они занимались только корпоративными клиентами и совершенно не касались розницы и малого бизнеса.
По сути банки сегодня разошлись по нишам. Самые крупные захватили наиболее хорошую часть клиентуры с учетом тех возможностей, в первую очередь ценовых, которые они могут дать. Потом делят клиентов государственные, федеральные и региональные игроки соответственно.
Крупные федеральные банки практически с каждым днем становятся все более централизованными, то есть основные решения теперь принимаются исключительно в головном офисе, который, как правило, расположен в Москве. В связи с чем точки банков на местах все больше превращаются в систему по обслуживанию и практически не принимают никаких решений.
В текущем моменте в федеральных банках происходит два процесса. Мы сначала осуществляем продажу клиенту, после чего продвигаем ее в головной офис, то есть продаем эту же самую сделку-договоренность. Мы в Челябинске прекрасно знаем, что есть Макфа, ЧТПЗ, ЧКПЗ, ЧТЗ и так далее. Зачастую специалист в Москве их не знает. Ему нужно объяснить, доказать, составить документацию – эта процедура отдельная битва. Это все осложняет саму сделку.
Ирина Грицюк: Конечно, трудно не согласиться с централизацией банковской системы и усилением позиций крупных федеральных банков. Но именно региональные учреждения готовы сегодня пойти навстречу своим клиентам и оценить их роль и значимость на рынке. Нам не приходится «продавать» клиентам дважды банковский продукт. Головной офис находится в городе Челябинске, и все вопросы решаются здесь же. Чем крупнее банк, тем сложнее процедура согласования, что подтверждается последними веяниями в банковской сфере.
Наталья Карпова: За последние три года в Сбербанке кардинальным образом изменились подходы к оценке кредитных рисков. Каждый заемщик оценивается по рейтинговой модели, разработанной с учетом отраслевой специфики. Она учитывает как финансовые показатели, так и нефинансовые факторы: место на рынке, опыт работы, уровень зависимости от контрагентов. Рассматривается множество параметров, вплоть до качества менеджмента на предприятии. Такой комплексный подход позволяет оценить кредитоспособность потенциального заемщика и определить вероятность его дефолта.
Шкала рейтингов разработана в соответствии с общепринятой мировой банковской практикой и рекомендациями Базельского комитета по банковскому надзору. Она позволяет дифференцировать заемщиков по уровню кредитного риска, определяет политику ценообразования с учетом оценки потерь по кредитному риску.
К сожалению, часть клиентов среднего бизнеса не готова к таким всесторонним оценкам. Некоторые из компаний этого сегмента, по сути, только по объему выручки доросли до среднего бизнеса, а по своим подходам к ведению отчетности и документооборота все еще остаются на уровне малого предприятия.

Ирина  Грицюк

Ирина Грицюк

Олег Гриценко: Действительно, крупные клиенты зачастую получают финансирование на более выгодных условиях. Банкам такие клиенты интересны за счет больших объемов выдаваемых кредитных ресурсов, хороших cross-sales, а также более низких рисков вследствие большей прозрачности и прогнозируемости бизнеса. Говоря о клиентах среднего бизнеса, отмечу, что это очень важный сегмент с точки зрения экономики страны. Он является связующим звеном между крупными корпорациями, малыми компаниями и конечными потребителями продукции и услуг частными лицами. Чем сильнее средний бизнес в стране, тем крепче ее экономика. К сожалению, в России он только-только встает на ноги, по его объемам мы сильно отстаем от западных стран. Тем не менее, этот сегмент интересен кредитным организациям за счет быстро растущих объемов и хорошего потенциала. Конкуренция между банками за качественных клиентов среднего бизнеса усиливается, и эта тенденция в ближайшее время сохранится.
Данил Камалиев: Раньше было четкое разделение. Например, кредитный менеджер занимался только своими обязанностями. Он даже понятия не имел про ту же линейку депозитариев, работу с юридическими лицами. Сейчас мы держимся за каждого клиента, любыми способами удерживаем его, включая даже такие, что кассир может предложить дополнительные услуги.
Ирина Грицюк: Во всех банках изменился подход, который теперь в первую очередь нацелен на клиенто-ориентированность, если говорить об индивидуальных условиях. Сейчас и в Уралпромбанке активно внедряется услуга персонального менеджера. За каждым юридическим лицом, обратившимся к нам, закрепляется свой менеджер, который вникает во все вопросы бизнеса с целью составления перечня услуг и форм сотрудничества. Банк оказывает содействие, например, не только при решении вопросов кредитования, но и в юридическом оформлении сделок клиента.
Яков Летов: Раз уж мы затронули тему кредитования, расскажите про перспективы и сложности этой сферы банковских услуг в России?
Наталья Карпова: Банки не могут функционировать обособленно от тех процессов, которые происходят в экономике. Из-за волатильности рынков сложно делать долгосрочные прогнозы. В результате даже при обращении за краткосрочным финансированием клиент с трудом может спрогнозировать движение денежных средств и обосновать, почему именно такие предпосылки по динамике выручки он закладывает, почему растут отпускные цены.
Официальный прогноз по инфляции отличается от реальной ситуации на отдельных рынках. Единый подход к оценке клиентов, применяемый в Сбербанке, позволяет учитывать статистику по реализованным рис-кам, компенсировать последствия решений, принятых в условиях неопределенности. В настоящий момент система рассмотрения кредитных заявок стандартизирована, существует внутренняя независимая оценка рисков в межрегиональных центрах андеррайтинга, которых всего 4 в стране, и они рассматривают заявки со всех подразделений Сбербанка. Это помогает исключить субъективный фактор, учитывать накопленный опыт при кредитовании аналогичных компаний в других регионах.
Ирина Грицюк: Если говорить об Уралпромбанке, то мы предлагаем своим клиентам универсальные прог-раммы кредитования, разрабатываем услуги, которые экономически выгодны не только банку, но и клиенту. Главным приоритетом нашей работы является эффективность бизнеса заемщика, рост его благосостояния.
Асия Запрутина: У нас есть определенный круг пос-тоянных клиентов, с которыми мы успешно работаем. Также, естественно, мы активно привлекаем новых. Я считаю, что у нас действительно индивидуальный подход к каждому клиенту. Наш плюс как местного банка – быстрые процедуры совершения сделок и быстрое принятие решений.
Ирина Грицюк: Для оценки платежеспособности клие-нтов в условиях нестабильности экономики банки вынуждены запрашивать большое количество документов. Притом, что решение может быть принято по кредитной заявке как положительное, так и отрицательное. У нас практикуется сбор первичных документов с целью формирования предварительного заключения по заемщику. В случае, если банк готов рассматривать сделку дальше, только тогда запрашивается оставшаяся часть документов. Возможность предварительного изучения потен-
циального заемщика позволяет существенно экономить время и затраты наших клиентов. Если же мы говорим про наши специальные программы кредитования, то там пакет документов действительно минимальный.

Асия Запрутина

Асия Запрутина

Данил Камалиев: В банке «Российский капитал» мы сделали ставку на автокредитование коммерческого транспорта и максимально его упростили. Нам даже необязательна справка 2 ндфл. Достоверность данных мы можем проверить обычным звонком в бухгалтерию предприятия, где работает заемщик. К тому же мы отошли от обязательного страхования автотранспорта. Страховка приобретается по желанию клиента.
Наталья Карпова: Сбербанк может предложить уникальные продукты как для федеральных компаний, так и для региональных. Широкая продуктовая линейка разработана с учетом размеров бизнеса клиента. Например, для крупных сетевых компаний – это Cash Management, возможность централизованного дистанционного управления расчетными счетами холдинга, открытых в разных территориальных банках. Для малых предприятий – это кредит по программе «Бизнес-Старт», который позволяет начать свой бизнес «с нуля». Выбрав проверенный банком бизнес-проект, клиент может получить средства на его реализацию. Для предприятий, ведущих внешнеэкономическую деятельность, мы предлагаем услуги торгово-экспортного финансирования. Значительное снижение стоимости ресурсов для клиента обеспечивается за счет привлечения Сбербанком средств иностранных банков.
Олег Гриценко: На самом деле, если говорить про кредитование юридических лиц, то у нас нет готовых продуктовых шаблонов. Каждый кейс мы рассматриваем индивидуально с учетом специфики возможностей бизнеса. Это позволяет нам наиболее точно подобрать параметры финансирования, которые устроят клиента и будут способствовать развитию его бизнеса. Подобный индивидуальный подход в отношении процентных ставок, сроков финансирования, наличия или отсутствия обеспечения является нашим конкурентным преимуществом, которое уже оценили многие клиенты.
Рыночная конкуренция является двигателем прог-ресса. Она важна как в промышленности, так и в финансовой сфере. В 2008 году в Москве я защищал диплом на тему: «Эффективность кредитных организаций». В ходе этой работы вместе с руководителем Александром Хандруевым мы пришли к выводу, что в РФ государственные банки показывают большую эффективность, нежели коммерческие. Подобной ситуации нет нигде в мире. Такая ситуация только в России. Достигается это в основном за счет существенной поддержки государства. Хорошо это или плохо зависит от целей такой поддержки.
Андрей Рочев: Вопрос финансирования банков сейчас на повестке дня. Почему ставка Центробанка называется ставкой рефинансирования? Потому что под эту ставку он, как орган, печатающий деньги, выдает кредиты коммерческим банкам. На сегодняшний день его ставка рефинансирования более восьми процентов, и она совершенно не определяет экономику. Сегодня наша маржа три процента, которая позволяет зарабатывать на жизнь. Если нам будут давать деньги под два процента, то кредиты не будут выше пяти годовых. Все зависит от властей. Мы работаем в тех условиях, которые нам создали. Банки бы с удовольствием предоставляли деньги, но коньюктура рынка диктует другие правила. Экономика и в стране и в мире мало предсказуема.
Ирина Грицюк: Думаю, существенного снижения процентных ставок по кредитам ожидать не стоит. Большое количество доступных кредитов может привести к высокому уровню инфляции.
Андрей Рочев: Конкуренция заставляет более мелкие учреждения идти на больший риск. Если касаться банка «Петрокоммерц», то мы – универсальное банковское учреждение, которое предлагает кредиты практически в любых параметрах и для любого клиента. Наш рынок незащищен авторским правом, поэтому на нем нет монополии. Вопрос с ноу-хау спорный. Если какой-то банк внедрит что-то стоящее, то через некоторое время это появится везде. Здесь больше вопрос к клиенту: «До какого банка он дорос?»
Все финансовые учреждения располагаются на одной линейке. С одной стороны стоит «Сбербанк» с его жесткими требованиями и дешевыми ставками, с другой – ломбард с минимальными требованиями и высокой процентной ставкой. Все остальные находятся между ними. В ломбарде «Деньги за пять минут» кредиты под 70% годовых. А вот здесь, условно, в банке «Петрокоммерц» под 12,5% годовых, но уже за более длительный промежуток времени и с более жесткими требованиями.

Олег Гриценко

Олег Гриценко

Яков Летов: Как вы представляете банки будущего? Что, по-вашему мнению, нас ждет?
Олег Гриценко: Примерно 20 лет назад один из моих преподавателей говорил, что деньги из банка в банк идут минимум пять дней. Сегодня переправить деньги из одного уголка мира в другой можно за полчаса. Многое зависит от инноваций и их грамотного использования. Когда Стив Джобс придумал сенсорные панели, Apple практически «взорвала» сложившийся рынок мобильных и компьютерных устройств, забрав существенную долю рынка у Microsoft, опередив его по выручке буквально в разы. По сути, вернулась в серьезную конкурентную борьбу.
Или другой пример, изначально система PayPal развивалась как социальная сеть, и ни один английский банк не мог подумать, что она станет их конкурентом. Набрав существенный пул клиентов в несколько миллионов и проанализировав их покупки, обороты по коммунальным платежам и т.д., владельцы системы приобрели банковскую лицензию. После этого, практически одномоментно система PayPal выпустила пять миллионов кредитных карт с соответствующими лимитами, превратившись в серьезного игрока на розничном рынке. На сегодняшний день клиентами системы стали уже более 110 млн. человек по всему миру.
Подобные примеры являются подтверждением того, что, во-первых, конкуренция является мощным инструментом для развития технологий и бизнеса, во-вторых, любой клиент, пусть даже не крупный, может с легкостью превратиться в серьезного игрока на рынке. Глядя на такие примеры, мы понимаем, что через какой-то промежуток времени мы окончательно перейдем от бумажного пакета документооборота к электронному.
Андрей Рочев: На одном из семинаров нам рассказывали о банках будущего. Человек входит в учреждение, у него в кармане лежит карточка. Специальное устройство считывает с нее всю информацию, которая мгновенно появляется на мониторе сотрудника.
Клиенту сразу же говорят: «Здравствуйте, Иван Иваныч! Вы можете воспользоваться такими-то услугами или получить кредит такой-то».
Олег Гриценко: Сейчас в розничном бизнесе применяются такие понятия как предодобренные и одобренные кредиты. То есть на основании данных кредитных историй уже принимается решение. Что мешает спроецировать эту технологию на юридические лица? Это вопрос времени, который связан в первую очередь с развитием технологий. У того же банка «Тинькофф» практически нет офисов, и он нормально функционирует. У нас пока такие примеры единичны, а на западе это обычное явление. Если банк не успевает за технологиями, то он долго не протянет.

Данил Камалиев

Данил Камалиев

Данил Камалиев: Технологии-технологиями, но я считаю, личное общение гораздо важнее. Некоторые клиенты идут именно к определенному специалисту.
Андрей Рочев: Не соглашусь. «Сбербанк» на Кировке открыл офис, где банковских работников заменяют терминалы, и люди туда ходят. К чему это заблуждение о том, будто народ привык, чтобы ему все по пальцам объясняли специалисты. Научатся и не захотят возвращаться к старому.
Асия Запрутина: Банкоматы и терминалы тоже были встречены не очень дружелюбно. Теперь попробуй их убрать… Все помнят времена, когда раздавали зарплатные карты. Люди устроили настоящую волну протеста а сейчас карта есть у каждого человека и причем, не одна.
Ирина Грицюк: Сегодня Уралпромбанк активно расширяет свое присутствие не только в Челябинской области, но и Свердловской, Тюменской и других. Мы добиваемся этого, в первую очередь за счет новых технологий, которые позволяют работать с клиентами посредством интернета и системы Клиент-Банк. Конечно, привычный на сегодняшний день документооборот никто не отменял, но IT-технологии позволяют работать с клиентом на удаленном доступе. В скором времени думаю, должна появиться повсеместная электронная подпись, которая сегодня начинает применяться в Сбербанке. Чем больше инноваций будет вводиться, тем быстрее они станут повседневными.
Наталья Карпова: Наша услуга E-invoicing – это сис-тема ведения электронного документооборота, адаптированная под корпоративных клиентов банка. С помощью нее они могут пересылать своим контрагентам любую документацию – от счетов-фактур до актов приема-
передачи. Все передаваемые документы имеют юридичес-кую силу благодаря электронной подписи. E-invoicing интегрируется с большинством современных учетных систем. Для того чтобы освоить систему, никаких
специальных знаний не требуется – достаточно подключиться к «Сбербанк Бизнес ОнЛ@йн».
Олег Гриценко: Многофункциональные центры и расчетные кассы с огромными очередями уходят в прошлый век. Желание выжить на рынке будет толкать компании развиваться, предлагать изюминку, которая будет востребована на рынке. Это в равной степени касается и компаний, и кредитных организаций. Постоянно будут появляться новые банковские продукты и услуги, чтобы наша жизнь становилась комфортнее.
Яков Летов: В последнее время много разговоров о наступающем, я бы сказал, буквально завтрашнем кризисе. Отсюда вопрос, насколько он возможен?
Асия Запрутина: Население уже наготове. Нам часто звонят как физические, так и юридические лица с вопро-сом: «Когда будет кризис?» Необоснованную, на мой взгляд, нервозность вносят СМИ, которым необходимо поддерживать интерес аудитории к своей «продукции».
Предпосылки кризисов различны отличаются и продолжительностью, и глубиной. Да, среди населения, далекого от финансового рынка, не прекращаются слухи о «надвигающемся кризисе», который ожидают с 2010 года. Но резкого ухудшения, подобного 2008 году, не происходит.

Андрей Рочев

Андрей Рочев

Андрей Рочев: Какое-то время назад мы хоронили Грецию, потом Кипр. Хоронили евро с Евросоюзом. Они здравствуют по-прежнему! Власти научились и продолжают совершенствовать свои навыки выхода из кризисных ситуаций. Несмотря на это позитива с каждым днем становится все меньше. Существует мнение, что рынки закончились и нет ничего, за чей счет развивалась бы экономика. Как мы ели, так и едим, как золотой миллиард жил, так и живет, ни в чем себе не отказывая. Мой прогноз еще лет 10-15 будет идти рецессия, стагнация, но что в этом плохого.
Олег Гриценко: Текущая тенденция в экономике – это скорее поддержка стабильности. В целом для развития экономики заложить в головы потребителей идею, формирующую спрос, который подтянет за собой производство, обслуживание и т.д. Таковой идеей долгое время были недвижимость, автомобили, электроника. Спрос на эти товары толкает производителей, строителей развиваться и предлагать свои товары. Сейчас произошло некое насыщение ими (в развитых странах в большей степени, чем в развивающихся). Если удастся что-то найти, наподобие «полета на Луну», то это станет стимулом для производства чего-то нового, влияющего на развитие экономики. Людям нужен новый вызов!
Думаю, никто не может точно сформулировать, когда произойдет следующий кризис, или разработать какие-то точные модели под него. Мы не всемогущие. Мы лишь видим тенденцию, но не более того.