Ирина Губаренко

Ирина Губаренко

Американский эссеист Чак Клостерман недавно выпустил книгу «Я ношу черную шляпу», в которой исследовал феномен приверженности американской поп-культуры к злодеям, и пришел к выводу, что это единственные герои, которые трогают современных зрителей.
Лично я думаю, что привлекательность отрицательных персонажей отчасти объясняется нашей надменностью и высокомерием, и отчасти — нашим извечным стремлением к истине. Что-то из серии: я бы так не поступил, я все делаю во имя добра, я хороший, но если я такой хороший, то где я настоящий? Черного и белого лебедя танцует одна и та же балерина, но белый лебедь так не будоражит и так не шокирует наше воображение. Он просто белый, нежный и пушистый лебедь. И, честно говоря, ты не знаешь, чего от него ждать, кроме лозунгов о спасении человечества.
Отрицательные герои нравятся нам не потому, что они делают какие-то гадости, а потому, что у их поступков есть совершенно определенная цель. Клостерман рассуждает о том, что увлечение отрицательными героями и смещение фокуса симпатий с белых лебедей на черных началось после сериала «Клан Сопрано», герой которого Тони Сопрано был крайне отрицательным персонажем, но это не мешало зрителям его любить.
За плохим героем всегда стоит история. Почему он стал таким? Почему хочет все разрушить? Нам интересно, каким будет его следующий шаг и самое главное – как далеко он готов зайти. Злодеи – это всегда сюрприз. А раскаявшийся грешник дороже праведника.