Марина Александровна  и Алла Саматова

Марина Александровна и Алла Саматова

Для каждого из нас картина счастья выглядит по-своему. Для кого-то предел мечтаний – это признание на работе и стремительная карьера. Для кого-то – творческая реализация, независимость и свобода. А есть те, для кого слово счастье неделимо с понятием семья. Именно с такими людьми – Мариной Александровной Саматовой и ее дочерью Аллой – мы встретились за чашкой кофе в месте, которое так много значит для них обеих. Самоироничные, искренние и невероятно гармоничные они рассказали нам
историю своего счастья.

Пама, мама, я, костер и гитара
Когда Алле было 10 лет, она нарисовала Счастье – костер, папа с гитарой, мама и она сама. Вместе, не просто рядом, а объединенные, близкие друг другу люди. И это детское воспоминание, заложило в каждом из них что-то неуловимое, но нерушимое, то, что не уходит с течением времени.
– Я помню этот рисунок, – говорит Алла, – и сейчас, спустя уже много лет, я бы добавила к нему моего мужа и мою дочь, всех самых близких мне людей. И название осталось бы прежним, потому что самое главное счастье в жизни – это семья.
– Мы настолько близки, что чувствуем друг друга на каком-то физическом уровне, – продолжает Марина Александровна. – Чувствуем настроение друг друга, на расстоя-нии передаются тревоги и радости. Даже с телефонами, я только захочу позвонить мужу и в тот же момент раздается его звонок. Это счастье, но иногда это очень сложное счастье, ты проживаешь не только свою жизнь, но и жизнь своих близких.

Я до сих пор учусь быть мамой
Никого из нас не учат любить. Впрочем, разве можно этому научиться. Любовь приходит к нам однажды и либо остается в нас, найдя отклик в сердце, либо уходит. Со своим будущим мужем Марина Александровна познакомилась почти 40 лет назад, в то время, когда оба они были еще школьниками. Это было задорное время романтических идеалов, стремления жить ради будущего общего блага. Став студентами, а вскоре и мужем и женой, они по-настоящему жили тем временем и его настроением.
– Я уже заканчивала университет, готовилась сдавать «научный коммунизм», когда у нас родилась дочка, – вспоминает Марина Александровна. – Огромное для нас счастье, долгожданное. Конечно же, я не знала, что такое быть мамой. Я просто ее любила и делала все, как чувствовала. А воспитывать нам ее было некогда мы работали и выживали в лихие 90-е. Она была такой девочкой, знаете, всегда сама по себе, слушала нас и, наверное, внимала. И сформировалась как-то незаметно, сама.
Пожалуй, это самый действенный способ вложить что-то в ребенка – собственным примером. – добавляет Алла – Я никогда не была избалованным ребенком. Я видела, как много родители работали, какой ценой им доставалось все, что у нас сейчас есть. Папу я не видела неделями – он уходил и приходил с работы, когда я спала. А когда отк-рывалась «Услада», ресторан, который почти 15 лет стоял на этом месте, я видела как мама просто жила и дышала им. И я была вовлечена в это – и в баре сидела, и на кухне посуду мыла, и знаменитыми усладовскими пирожками торговала. Именно тогда я поняла, что просто так ничего не дается – нужно все пропустить через себя и сделать самой.
– Понимаете, я до сих пор учусь быть мамой, – говорит Марина Александровна, – Я открываю дочку для себя каждый день. И теперь уже у нее учусь, глядя на ее отношения с ее собственной дочерью. И от внучки я многому учусь. Но это уже другая история.

Мама – это мягкий дом
Говорят, когда у человека появляются дети, он начинает лучше понимать своих родителей. – Наверное, это вечная история, и путь, которым проходит каждый ребенок. И только когда я сама стала матерью, я совершенно по-другому стала смотреть на наши отношения с мамой, – улыбается Алла. – И мама стала понимать, что я ее понимаю. Когда ребенок еще маленький – это абсолютное вовлечение в него, в его мир. А потом, когда ты понимаешь, что его нужно отпустить из дома, что у него появляются свои друзья, интересы, и кажется, что он отдаляется – важно в этот момент дать ребенку свободу.
Именно мама купила мне в 13 лет кожаную куртку-косуху. И тяжелые ботинки-мартинсы. Это был переходный возраст, и как подросток я искала себя. Именно мама научила меня быть свободной, позволила быть собой. Я всегда знаю, что в любой момент я могу прийти к своей маме так, как сейчас моя дочь может среди ночи прийти и уткнуться в меня. И это не зависит от возраста. Что такое мама? – это мягкий дом, куда можно прийти всегда.
– Это непросто, очень непросто, но когда ты любишь, ты не можешь подавлять человека своей волей, ты можешь только его оберегать и поддерживать.
Дело не в возрасте
Дело совсем не в возрасте, когда ты умеешь не ждать того, что когда-то наступит, а жить каждой минутой настоящего, уметь влюбляться в то, что тебя окружает здесь и сейчас.
–Нам повезло жить в такое время, когда мы можем позволить себе любить себя, – говорит Марина Александровна, – у нас есть возможность получать новые впечатления и эмоции от самой жизни. Сейчас я стала чуть меньше работать и я наполняю свою жизнь тем, что мне интересно. С моими подругами, которых я очень люблю, мы постоянно находим для себя что-то новое: творчество, выставки, театры, новые люди и знания, путешествия, и даже рыбалка.
Большим открытием для нас с мужем стало общение с внучкой. Мы всегда думали – ну что такое внуки? Оказывается, это такой богатый мир! Она такая интересная, другая, и иногда я начинаю смотреть на мир ее глазами. Какой смысл думать, сколько тебе лет, когда каждый возраст открывает тебе что-то совершенное новое, неожиданное.
– Это понимание приходит не сразу, – подхватывает Алла, – по себе могу судить, что уже нет той ветрености и наивности, что была в 20 лет. Приходит понимание, что ты сделала самое главное в жизни женщины – стала матерью. И теперь, когда ребенок немного подрос, пришло время прислушаться к тому, что нужно именно тебе. Я нашла себя в ресторане, это мой второй дом, куда приходят гости, и я встречаю их как дома. Да, управлять рестораном очень непросто – я видела это на примере своей мамы и «Услады», я понимаю это сейчас, когда открылся «Chalet». Но так же я понимаю, насколько это важно – это место имеет свою историю, свою хорошую карму, и сохранить ее – моя внутренняя ответственность перед мамой.
– Мое дело продолжает моя дочь – и это какое-то особое чувство, я безумно люблю ее и так же безмерно горжусь и верю в нее. Есть такая фраза: смысл нашей жизни – сделать так, чтобы следующее поколение было чуть лучше, чем мы сами. Вот мне кажется, в нашей семье эта формула работает.

Традиция быть семьей
Когда твоя семья – это большой живой организм, а твои родители – единое целое, сложно сказать, папина ты дочка или мамина. Попытки проанализировать это оказываются просто несостоятельными, когда характер проявляется не у кого-то из близких, а становится характером целой фамилии. Фамилии, которая соединяет в себе женскую мудрость, доброту и отзывчивость с мужской целеустремленностью и колоссальным чувством ответственности. Когда самой главной традицией является традиция быть семьей. Когда каждый из родных тебе людей встанет за тебя горой, а любовь родителей, сильная и мощная словно море, помогает двигаться вперед. И когда самыми важными словами, как и для любого ребенка, оказываются слова мамы: Я люблю тебя, доченька!