Не тратьте своё время на избиение стены,в надежде сделать из неё дверь
Коко Шанель

Знала ли Габриэль Бонхеер Шанель в 1913 году, открывая первый бутик, что создаёт настоящую империю изысканности.
Мать будущей законодательницы стиля умерла, когда та была маленькой. Отец отдал девочку в католический монастырь, откуда она попала в интернат. Вынужденная каждый день проводить в униформе, Габриэль мечтала одеть всех женщин мира по-разному.
Повзрослев, Шанель любила посещать кабаре, где исполняла свои любимые песни «Ko Ko Ri Ko» и «Qui qua vu Coco». Именно из-за этой любви девушка получила всемирно известное прозвище «Коко». Там же, в кабаре, было приобретено немалое количество состоятельных пок-лонников. Один из них помог открыть в Париже первый бутик, где Шанель продавала шляпки, которые мастерила сама. Они пользовались огромной популярностью.
К 1919 году бутик мог похвастать внушительным спис-ком клиенток со всего мира. Коко предложила им совершенно новый образ: простые блузки рубашечного покроя, прямые до колен юбки, длинные свитера из джерси и знаменитый костюм юбка +жакет. Новые коллекции Шанель показывала только пятого числа. Свои духи она также не спроста назвала Chanel № 5. Это было её любимое число, приносившее большую удачу.
С началом Второй Мировой войны в 1939 году все бутики известного бренда закрылись. Лишь спустя пятнадцать лет старушка-Шанель, которой на тот момент был семьдесят один год, возвращается в мир моды. Это был триумф. Поначалу критики недоумевали: «Она не предложила ничего нового». Видимо они не понимали тогда, что особенность стиля этой женщины – вечная классика.
Коко умерла в 1971 году. После смерти в её гардеробе было найдено всего три костюма. Но каких…

m0

О, спорт, ты – бренд
Братья Ади и Руди Дасслеры поссорились. Шёл 1946 год. Две их фабрики, производившие обувь марки Dassler, нужно было поднимать практически с нуля. Но, увы, Вторая Мировая аннулировала былое понимание между братьями. Совместное сотрудничество не могло больше продолжаться. Рудольф забрал себе одну фабрику, Адольф – другую. Ади назвал фирму Addas, Руди – Ruda. Прошло немного времени, и Addas превратился в известный всем Adidas, а Ruda – в не менее любимую сегодня Puma.
Так появились эти две торговые марки. Они стали не просто производителями обуви, одежды, парфюмерии – они стали образом жизни.
История началась в начале 20 века, а если быть точнее в 1920 году. Именно тогда неизвестный пекарь Ади Дасслер, будучи заядлым футболистом, смастерил себе специальную обувь для игры. Пара была сделана вручную, а шипы для неё выковал друг Дасслера. Обувь вызвала интерес к себе, и потому Ади изготовил ещё несколько аналогичных пар. Они разлетелись, как горячие пирожки.
В 1923 году Ади объединился со своим братом Рудольфом. Вместе они сняли помещение, где изготавливали чудо-обувь из списанных солдатских ремней, сапог и военной формы. Личная обувная фабрика была зарегистрирована спустя два года в городе Герцогенаурахе. Спустя ещё три года обувь была представлена на Олимпийских играх, проходивших в Амстердаме. Тогда спортсмен по имени Джесси Оуен завоевал четыре золотых медали. В дни соревнований на его ногах была обувь Дасслеров. Этот факт принёс марке мировое признание.
Затем наступили тяжёлые 30-ые и 40-ые. Братья отправились на фронт. Что случилось, когда они вернулись, вы уже знаете.

m1

Возвращение в реальность
Случались ли истории, похожие на предыдущие две, в нашей стране? Громких имён – нет. Безумных новинок, что удивили бы мир – нет. Талантов и амбициозных людей – нет, они не просто есть, пожалуй, их даже много. Может, и насчёт громких имён мы погорячились: Вячеслав Зайцев, Александр Васильев, Валентин Юдашкин – вот она, троица, олицетворяющая сегодня российский стиль. К ним примыкают такие фигуры как Кира Пластинина, Денис Симачёв, говорят, что и Ольга Бузова что-то выпускает. Если хорошо поискать, можно найти более длинную вереницу имён, но создал ли кто-то из них империю, подобную Шанель или Адидас? Не создал.
Даже обидно. Это чувство обиды сталкивает лоб в лоб с вопросами: почему, от чего, за что. Отвечая на них Елена Сидорова, стилист, дизайнер головных уборов, хозяйка шоу-рума российских дизайнеров, говорит:
«Бренды всем надоели. Ни Chanel, ни Dior уже никого не удивят, да и стоят они неоправданно дорого. Тенденции идут к тому, что облачаться в бренды с головы до ног – не только не модно, это – моветон. Сегодня круто, когда ты одет красиво, но никто не может догадаться, в какие именно бренды.
В России много молодых дизайнеров. Они предлагают интересные идеи, их одежда действительно качественная! Я видела её, выворачивала наизнанку, смотрела швы. Всё ни чуть не хуже, чем у мировых марок, только цена на порядок ниже.
О многих дизайнерах знают лишь в тех городах, где они работают. Никто из них не может или не хочет глобально мыслить на тему, как изменить ситуацию.
Если бы я могла ограничить ввоз китайских и итальянских продуктов, я бы это сделала. Тогда наши таланты могли бы раскрыться.
Будущее не за магазинами, а за стилистами, которые понимают, что нужно их клиенту. Продавец нацелен на продажу, а стилист может сказать: «Нет, это вам не идёт», так как у него нет задачи продать, ведь он и не покупает.
Большинство людей неграмотны в моде. Поэтому у них проблемы и на работе, и в личной жизни.
Чтобы развиваться, нужно шевелиться, участвовать в различных конкурсах, творить и верить. Главное, чтобы была классная идея. Она – всему задаток и рождение.
Сделать себе имя в Челябинске сложно. Мне в этом помог широкий круг знакомств, его интерес к моей персоне. Ещё я очень благодарна своему мужу, он тоже многое сделал для меня. В случае когда дизайнер только-только заявляет о себе, ему придётся очень постараться, чтобы заинтересовать собой.
Тем не менее будущее у дизайнеров есть. Я верю их горящим глазам. Будет и у них и спрос, и известность. Всё сбудется.»
Кто знает, может быть Елена права. Как бы там ни было, одни рождаются в рубашке, а другие рождаются, чтобы рубашки создавать.

m2

Пусть всё сбудется
Вряд ли кто-то проснётся ранним утром, поймёт, что сгорает от нетерпения творить, и его производство, как в сказке, наладится. Модельер не понарошку, а взаправду создаёт одежду столько времени, сколько помнит себя. Примеры всемирно известных законодателей моды подкрепляются историями пока ещё неизвестных (но чем черт не шутит) модельеров нашего города. Ольга Братенева, Иветта Маркеева и Яна Гергерт представляли Челябинск на «Конкурсе одного костюма», организованном Вячеславом Зайцевым. Иветта рассказывает: «Мои куклы всегда были самыми красивыми и модными. Когда я шла гулять с ними, то брала для них два чемодана одежды. Однажды за моё увлечение мне сильно досталось от мамы. Представляете себе шторы, посередине которых огромная такая дыра? Мне нужно было сшить юбку, а других тканей на видном месте не оказалось».
Ткани – страсть будущих модельеров. Ничто не нужно им так, как они: ни современные игрушки, ни вкусные шоколадки. Ольга Братенева призналась, что самое сладкое воспоминание её детства родом из субботы. Каждую субботу её тётя, она, к слову, швея, приносила обрезки тканей от заказов клиентов. Тот мешочек был неистово желанным, а тётя казалась ангелом с небес, обладавшим самым удивительным умением на свете – умением создавать одежду.
Всё же спустимся на землю. Мало родиться талантливым и стремящимся к завоеванию подиумов. Без знания того, что такое лекала, антабка, бейка и автоматическая заправка нижней нити, ни один эскиз не станет реальной вещью, а значит «учиться, учиться и ещё раз учиться». Ольга вспоминает о том, как она, обладательница двух высших образований в сфере психологии и экономики, отправилась в техникум лёгкой промышленности. Об этом решении не пришлось жалеть ни минуты. «Словесная формулировка «я всё знаю» говорит о том, что человек ничего не знает, и более того – знать не хочет. Если вам в сотый раз объясняют одну и ту же тему, лучше внимательно слушать, потому что каждый, кто учит вас, привносит в вашу жизнь что-то новое.
Ни в коем случае нельзя отказываться от информации – признаётся юный модельер. – Нужно учиться брать, и никогда не зазнаваться».
Совет «не зазнаваться» особенно полезен. На пути к мечте о состоявшейся карьере модельера важно ориентироваться в желаниях, понимать, каковы перспективы и знать, в конце концов, каковы цели. Открыть ателье, стать основателем собственной марки одежды или редактором раздела моды в глянцевом журнале? Кто отражается в зеркале: творец или управленец? Это настолько разные сферы, что преуспеть в обеих – крайне сложно, особенно по молодости и горячности. Хвататься за всё и сразу – худшее, что можно сделать.
Куда заведёт дорога к мечте и не тупик ли она – покажет время. Более важен вопрос, там ли эта дорога начинается. Промышленный Челябинск далёк от развития фешн-индустрии, поэтому дарования тихо уезжают в Москву, откуда попадают в итальянские дома моды. Если вариант уехать не представляется возможным, наш город предоставляет другие. Их, правда, немного. Поступить на работу в ателье – раз. Устроиться на фабрику – два. Начать своё дело – три.
Работа в ателье представляет собой пляску под чью-то дудку, так как в минимальные сроки нужно удовлетворить пожелания максимального количества заказчиков. Поставленное на конвейер фабричное производство подрежет крылышки творческой натуре. Модельный ряд большинства фабрик давно устоялся. Привнести в него хоть одну рюшечку так же просто, как расшибить лбом стену. Получается, что самым благоприятным вариантом будет своё производство. О нём мечтают миллионы.
Получится у единиц. Их секрет может оказаться талантом, знаниями, выгодным местом жительства, обычным необычным везением или… судьбой.