Инга Мицукова (Фото: Дмитрий Болотин)

Инга Мицукова (Фото: Дмитрий Болотин)

У меня не бывает депрессий. Настолько интенсивна моя жизнь. Кроме того, я стараюсь себя поддерживать положительными эмоциями, которые получаю от работы, от семьи, от друзей.
А когда я приезжаю на Увильды, время для меня как будто исчезает. 12 часов работы проходит как один час, честное слово! Мне просто некогда сидеть, погрузившись в рефлексию.

Два стратега лучше!
Анализируя все то, что произошло с нашей страной и обществом в минувшие 30 лет, мы начинаем понимать, что, пожалуй, самым главным делом, иногда граничащим с гражданским подвигом, стала способность сохранять. В эпоху перемен мы не заметили, как впали в азарт распада. Мы так хотели все обновить, причем не со зла – искренне, что в какой-то момент оказалось, что обновлять нечего. Нужно заново строить, а традиции, профессиональные умения, сама культура созидания зачастую утеряны.
В этом смысле трудно переоценить вклад доктора медицинских наук Александра Мицукова, три десятка лет стоящего у руля курорта «Увильды» еще с тех пор, как его должность называлась главврач санатория. Потрясения 90-х годов заставили искать нетривиальные пути выхода из кризиса. Было время, когда путевки в здравницу обменивались на продукты. Есть такое подзабытое теперь словечко – «бартер»… Но Александр Федорович не просто сохранил уникальный курорт, он его развил и поставил в ряд лучших на постсоветском пространстве.
17 лет назад судьба послала ему помощника, соратника, друга и любовь. Инга Александровна Мицукова – первый заместитель гендиректора курорта «Увильды», председатель совета директоров, кандидат экономических наук, движитель многих «тектонических» и стратегических процессов на курорте.
Было бы просто обозначить роль Александра Федоровича как стратега, а он, безусловно, таковым является. Но, выясняется, один стратег – хорошо, а два лучше. Счастливое свойство этого дуэта – способность развиваться параллельным курсом, не теряя общей цели. Видеть задачу объемно в силу разности мужского и женского взгляда.
– Мы познакомились чисто случайно, у меня был свой бизнес, и как-то наши интересы пересеклись, – вспоминает Инга Александровна. – Видимо, между нами промелькнула какая-то искра. И я была замужем, и он был женат. У обоих были дети. Это не юношеская влюбленность. Мы нашли друг в друге то, чего нам, видимо, не хватало. Каких-то важных душевных эмоций. Увы, довольно часто супруги перестают слышать друг друга, теряют взаимное уважение и душевность в своем союзе. А человек-то живет душой.
Вот мы и говорим «душа болит»…
Говорим. А что это, по-вашему?
– Душа в моем понимании – это замок из стекла. Когда тебя ранят, этот замок рушится, и каждый осколочек впивается в тебя: душа болит. Мы начинаем вытаскивать из себя эти осколки, стараемся кропотливо составить их в былую мозаику. И вдруг ты встречаешь мужчину или женщину, видишь душу человека, его эмоции – и мозаика вдруг счастливым образом сходится сама.
Чем вас покорил Александр Федорович?
– Своим отношением к детям. И к людям вообще. Александр Федорович реально любит людей. Он умеет прощать, что делает его уникальной личностью. Искренне прощать. Я его поначалу не понимала: ну как можно? Человек же совершил предательство! Но Александр Федорович по-другому мыслит, по-другому живет. И это да, покоряет.
Как отнеслись дети к вашему союзу?
– Когда мы поженились, я стала воспитывать его сына. Максиму было тогда 14 лет, представляете, что за возраст! Мы с ним прошли огонь, и воду, и медные трубы. Он меня называет мамой до сих пор. Все удивляются, когда видят, как ко мне обращается здоровенный мужик басом: «Мама!» Он уже сам дважды папа…
До 23 лет мы с ним прошли все трудные моменты и в школе, и в социуме, и даже в делах романтических. Мне очень приятно, что Максим всегда видел во мне друга. У нас даже были общие тайны, о которых Александр Федорович узнал много позже, от нас. Моя дочка Наталья, ей сейчас 21 год, зовет Александра Федоровича исключительно «папа». В ее случае грань и вовсе стерлась. Позже у нас родился сын Александр. Ему сейчас 14. Кстати, он родился в день рождения Александра Федоровича…
Думаю, это не случайное совпадение. А что Александр Федорович нашел в вас, как вы думаете?
– Ну это надо у него спросить…
Не поверю, что у вас за эти 17 лет не появилось свое объяснение…
– Я очень активный человек. Вместе с тем, я очень тонко чувствую, что мужчина должен идти впереди. Женщина должна проявлять уважение к поступкам и решениям мужа.
А как вам работается вместе?
– О, это бывает непросто! У него фонтан идей. Он нереально активный человек. И у меня фонтан идей и своя гиперактивность. И вот все время мы боремся, чья же идея должна победить. Страсти кипят жуткие. Иногда все друзья прячутся. Наверное, думают: ну всё, катастрофа. Со стороны это, наверное, и правда выглядит, как серьезная размолвка. Но у нас есть секрет. Такие бурные полемики возникают только по поводу работы. Александр Федорович хочет свои идеи продвинуть, я хочу свои. И мы начинаем и политически, и экономически, и эмоционально их продвигать. (улыбается) А сколько раз по городу ползли слухи: «Мицуковы разводятся…» Мы всегда смеялись над ними. Но и в свою очередь наблюдали, кто как себя ведет, у кого какая позиция в жизни. И дальше шли. Знаете, мы, наверное, гармоничная и сильная пара. К тому же каждый из нас научился быть психологически устойчивым ко внешним обстоятельствам.
В этих слухах было злорадство?
– Думаю, да. Увы, и злорадство, и зависть почему-то присущи человеку.
Многие известные люди прошли такое испытание.
Вам свойственна ревность?
– Тут не столько ревность… Я думаю, что мужчина, муж оценивает женщину на том основании, насколько она гармонична в семье, в быту, с детьми. Как она выглядит, каков ее социальный статус. Конечно, есть девушки моложе меня, тут никуда не денешься. Может появиться юная, красивая, умная, и вдруг он захочет с ней новый путь пройти. И тут ничего не сделать. Я на этом не зацикливаюсь.
То есть вообще?
– Абсолютно. Потому что иначе я потеряю другие ценности в жизни. Мне очень важно чувствовать себя гармонично. Зачем мне об этом думать? Лучше буду заниматься собой, своим здоровьем, детьми. Одна из моих глобальных целей – продвижение детей. Это куда продуктивнее, чем я буду ревновать, следить за мужем. Если это случится – это случится. Каждая женщина должна в принципе к этому быть готова. И тут обычно два пути. Либо она погружается в атмосферу ревности, которая ее изнутри выжигает. Либо она идет правильным, своим путем. А от таких женщин, как правило, не уходят.

Инга Мицукова (Фото: Дмитрий Болотин)

Инга Мицукова (Фото: Дмитрий Болотин)

И делать это каждый день
Мицуковы делают нечто большее, чем современный курорт. В каком-то смысле они создают национальный стандарт в этой сфере. Начало санаторию «Увильды» было положено более 80 лет назад постановлением ВЦИК о закреплении за этим местом статуса климатического, бальнеологического, грязевого курорта. На тот момент советская система курортологии была одной из самых передовых в мире. Вообще, советский проект – это модернистский проект. Все самое, как на тот момент казалось, передовое, в том числе и в медицине, активно поддерживалось и внедрялось. Советские стандарты курортного лечения и по сию пору не утратили своей значимости. Но со временем отставание нашей страны «по быту» становилось все заметнее. «Советское» уже не означало «лучшее». Напротив, стало синонимом чего-то кондового.
Уйти от модели советского санатория для руководства «Увильдов» означало отставить все обветшавшее в прошлом, привить на местной почве западные стандарты гостеприимства. Так на курорте «Увильды» впервые на Южном Урале появился «шведский стол». А помимо основного ресторана – маленькие уютные ресторанчики, где гурманы могут побаловать себя. Да и просто – выпить вечером по бокалу хорошего вина в доброй компании. Эти нововведения, а также изменения статусов номеров: стандарты по оснащению номерного фонда и стандарты по техническому обслуживанию, – заслуга Инги Александровны. Вообще, с советских времен «Увильды» преобразился неузнаваемо. Здесь есть теперь такие непривычные для санатория вещи, как стрелковый центр или «президентские» номера с собственными процедурными комнатами. Есть и wi-fi, как без него, ведь многие, приезжая на лечение или реабилитацию, продолжают работать удаленно.
На самом деле, привнести в санаторий все эти приметы цивилизации не так сложно. Вот что по-настоящему непросто – сделать так, чтобы качественно, хорошо, вкусно, интересно было каждый день. Это известная российская проблема – мы умеем делать замечательные вещи штучно, но выдержать стандарты, перевести количество приятных вещей в качество технологии удается не везде и не всем. Развитие новых направлений в медицине: эндоэкологическая реабилитация по методике профессора Левина, клиника мозга, новые технологии в косметологии.
Собственно, это и есть одна из главных задач поля деятельности Инги Мицуковой. Курорт «Увильды» – если вдуматься, огромное предприятие. 500 человек работающих. Столько же, кстати, он может принять единовременно.
Главный продукт – здоровье гостей, их спокойствие и хорошее настроение. Медико-реабилитационная часть – определяющая, но все же это лишь верхушка айсберга. Сфера жизнеобеспечения состоит из весьма прозаических элементов, вроде инженерных сетей, котельных, очистных сооружений. Прибавим, что все это находится не в городе, и получим весьма беспокойное хозяйство.

Инга Мицукова (Фото: Дмитрий Болотин)

Инга Мицукова (Фото: Дмитрий Болотин)

Воспитывать своих «звезд»
Инга Александровна давно поняла, что главное в каждом деле – люди.
Ведь это люди встречают гостей у порога «Увильдов», от их внешнего вида, внутреннего настроя, улыбки и сказанных слов зависит больше, чем эмоции гостей. Инга Александровна заметила интересную особенность. Если человеку что-то не понравилось, даже просто что-то напрягло в самом начале, он непременно найдет способ излить свой негатив. Возможно, в другом месте, на других людей, которые, что называется, ни сном, ни духом. Это нехорошо само по себе. А на курорте, где чрезвычайно важным фактором являются эмоции, это ставит под вопрос еще и результат лечения или реабилитации.
– Меня радует, когда я вижу в человеке желание расти, какую-то личностную изюминку, способность адаптироваться к социуму. Тогда из человека можно вырастить любую «звезду», – убеждена Инга Александровна. – Вы удивитесь, но мы из двух горничных вырастили двух потрясающих поваров. Надо воспитывать своих «звезд»!
Первый зам гендиректора привыкла спускаться вниз, потому что работающим людям важно внимание, даже если оно – критическое. Она научилась подбирать нужные слова, потому что с каждым – будь то врач, медсестра, горничная или повар – свой разговор. Инга Александровна смеется: во многих неженских сферах, вроде электрики или сантехники, она теперь эксперт, и может кое-кого и поучить.
Этот труд происходит ежедневно, и он бесконечен. В какой-то момент у меня возникает когнитивный диссонанс, потому что очень спокойным голосом, с улыбкой мне все это рассказывает красивая, утонченная женщина, которой пожимала руку английская королева Елизавета II.

У английской королевы
– Это было 29 ноября 2007 года, – вспоминает Инга Александровна. – Я почти в обмороке была, когда все это читала. Письмо-приглашение на званый обед с самой королевой Англии!
Дело в том, что дочь Наталья училась тогда в английской школе Stowe. Школа очень известная, с глубокими традициями. И на открытие нового дома для проживания девочек Queen’s House прибыла королева Елизавета II, поскольку именно она финансировала строительство.
– Первая реакция – бессознательное отторжение: да нет, мы не можем, мы же так заняты, – вспоминает Инга Александровна. – Звонит подруга из Англии, интересуется: «Ну что, вы уже взяли билеты?» Да нет, мы же заняты. И тут у нее всплеск эмоций: «Возьми, пожалуйста, письмо еще раз и прочитай все, что там написано. Королева Елизавета II даже президентов не всех принимает! Это историческая фигура! И вы приглашены к ней…»
И мы очнулись.
На приеме было всего 120 человек. Королева Англии прилетела на бордовом вертолете. Изящная, очень стильная. С ней свита.
– Я думала, что все происходит не со мной. Ну кто мы такие? Из Челябинска. Где это, что это? Нас поставили группами по шесть человек. Проинструктировали. Если королева протянет руку, вы тоже подаете руку. Мужчины кланяются, женщины делают реверанс. Если вам зададут вопрос, отвечайте. У меня ноги подкашивались. Тогда мой английский был на минимальном уровне. Думала, если она будет со мной говорить, я просто потеряю сознание. И вот – она подходит. Кому-то дает руку, кому-то нет. Доходит до нашего полукруга. И протягивает руку мне. Представляете? Потом Александру Федоровичу. Директор школы комментирует: это родители русской девочки, у нее такие-то показатели. А у нашей Натальи были хорошие показатели в учебе, кроме того, она серьезно занималась большим теннисом, была второй ракеткой в школе. Королева кивает: «Да, да, таких детей должно быть больше».

Инга Мицукова (Фото: Дмитрий Болотин)

Инга Мицукова (Фото: Дмитрий Болотин)

Гарантия Мицуковой
Впрочем, мы немного отвлеклись. Англия – прекрасная страна, но Центр мира для Мицуковых – это Увильды.
Инга Александровна хорошо знает курортную сферу Европы. И без всякого намека на ура-патриотизм полагает, что у нас есть преимущества. Вот взять Баден-Баден. Старинный немецкий курорт с высочайшим уровнем диагностики. Однако здесь царит специализация и разбросанность направлений: диагностика осуществляется отдельно, лечение отдельно, реабилитация отдельно. Человек знает, какие у него проблемы, и сам выбирает направление лечения. Можем ли мы сказать, что знаем все свои проблемы? Ведь зачастую аукается не в том месте нашего организма, которому нужно помочь.
Выходом может стать лишь одно: комплексное видение своего организма. Он ведь ни что иное как система, где взаимоувязано буквально все, подчас – самым невероятным для нашего разума образом. В этом случае лучше всего подойдет многопрофильный курорт, где есть возможность получить комплексное медицинское обслуживание. Это – одно из главных преимуществ курорта «Увильды», сохранившееся со времен СССР.
Диагностика, лечение и реабилитация. Каждое из направлений обязано работать друг на друга, и в каждом нужно достигать максимальных результатов. Это планка Мицуковых. Ну и не забудем о месте. Каждое место на Земле по-своему уникально. Но мало где чудодейственные климато-грязевые, бальнеологические факторы собраны в таком уникальном сочетании. Самый высокоактивный радон на территории бывшего Союза находится в Увильдинском месторождении радоновых вод. Сапропелевые грязи, богатые полезными микроэлементами. Чудный воздух, насыщенный фитонцидами, обладающий высокой естественной ионизацией. Наконец, чистейшее и красивейшее озеро, жемчужина озерного ожерелья Южного Урала. Не так давно курорт «Увильды» получил Биоклиматический паспорт №96/226, утверждённый Минздравом РФ, который подтверждает целебное воздействие здешних природных и климатических условий на здоровье.
Человек, переступающий порог этого курорта, и покидающий его после курса реабилитации – в каком-то смысле разные люди. Качество жизни – сложное понятие, но его может ощутить любой.
– Я это знаю точно, поскольку и сама время от времени прохожу реабилитацию здесь, – говорит Инга Александровна. – И могу гарантировать всем нашим гостям – каждый почувствует положительный результат на себе. От вас нужно лишь доверие нашим врачам.
Я бы к этому добавил еще один аргумент, о котором сама хозяйка из скромности не скажет. Нужно просто посмотреть на нее. Это не тот случай, когда сапожник остается без сапог. И, конечно, есть особый метод, чтобы оставаться молодым и полным сил долгие годы.

Инга Мицукова

Инга Мицукова

 

Метод профессора Левина
Все примерно представляют, что такое экология. Это наука об окружающей нас среде. А есть еще эндоэкология. В прямом переводе – внутренняя экология человека.
Заведующий кафедрой клинической лимфологии и эндоэкологии Факультета повышения квалификации медицинских работников Российского университета дружбы народов, доктор медицинских наук, профессор Юрий Левин более 40 лет разрабатывал уникальный метод эндоэкологической реабилитации и лечения. Сейчас Юрию Марковичу – 85. И он – лучшее подтверждение научной верности своего метода.
В чем смысл эндоэкологической реабилитации организма по методу Левина? Все клетки нашего тела находятся в неразрывной связи со своей микросредой обитания и функционируют как своеобразные «микроорганы». Любая болезнь – это патология клетки.
Работа клеток нарушается с поступлением вредных веществ в организм извне, а также токсинов, образующихся в организме. Экологически неблагоприятная среда, несбалансированное питание, стрессы, алкоголь, курение – все эти факторы порознь, а особенно вместе приводят к скоплению продуктов жизнедеятельности клетки и её отравлению. Из межклеточного пространства клеточные отходы попадают в лимфатическую систему. Лимфа становится густой и плохо справляется со своей транспортной функцией – питать ткани и выводить продукты жизнедеятельности. Загрязнение внутренней среды человека приводит к предболезненным состояниям. Любой сбой организма или инфекция – и болезни не заставят себя ждать.
Метод профессора Левина заключается в очищении организма на уровне среды обитания клеток. Гуморальный транспорт начинает работать, как ему предписано природой.
Эндоэкологическая реабилитация безтравматична, отличается комплексным подходом и полностью совместима с другими методами лечения. Важно, что в этой программе практически нет противопоказаний. После курса реабилитации организм может самостоятельно справляться с имеющимися хроническими заболеваниями. Улучшается психоэмоциональное состояние. Повышается иммунитет и общий тонус организма. Снижается вес. В теле появляется легкость. Улучшается состояние кожи. В норму приходит половая активность. Организм как будто становится моложе на десяток лет.
Метод профессора Левина запатентован, одобрен и рекомендован к применению Минздравом РФ. В 1999 году был отмечен премией Правительства Российской Федерации «За достижение в области науки и техники». Сегодня он апробирован и внедрён во многих известных клиниках. А курорт «Увильды» стал одной из образцовых площадок в силу уникальных климатических, бальнеологических и грязевых свойств этого места, а также компетентного медицинского персонала.

* * *
Я интересуюсь у Инги Александровны Мицуковой, каким видит она курорт «Увильды» в некоем совершенном его воплощении. На что получаю ответ, скорее, философский:
– Цель недостижима. Всегда. Но я всегда ставлю для себя цель, причем такую, что даже если до середины дойду – будет нереальный успех. А если говорить о понятном и близком, то мне хочется, чтобы люди были здоровыми и красивыми. Я очень переживаю, если у наших гостей возникает чувство неудовлетворения. Такое случается нечасто, но меня это задевает, заставляет анализировать, что не так. И напротив, когда я вижу положительные эмоции гостей, вижу результат лечения или реабилитации, слышу добрые слова от них, то очень радуюсь. В сущности, в этой радости и заключается смысл нашей жизни