Сын повелителя сирот

Сын повелителя сирот

Я очень дотошно подхожу к выбору книг и фильмов. Не люблю нудные длинные романы и книги, которые оставляют осадок. «Сын повелителя сирот» поднимает очень серьезные вопросы, и однозначно заслуженно получил в прошлом году Пулитцеровскую премию за «лучший художественный роман». Да, он заставляет думать, но не о происходящем в нем, а о возможном курсе движения нашей страны.
В романе Адама Джонсона (профессора креативной литературы Станфордского университета) описываются жизненные приключения (если это можно так назвать) Джун До, корейского воспитанника приюта. Джун До назван так по аналогии с американским судебным термином Джон Доу, обозначающим «не опознанное убитое тело». Джун До воспитывался директором приюта, никогда не смотрел фильмов и не видел свою мать. Ему рассказывали, что его мать была певицей и обладала настолько прекрасным голосом, что ее отправили в столицу, в Пхеньян. Он же так и остался жить в индустриальном городке Чхонгджин во времена, когда люди ели кору деревьев и травы.
Джун До отправляют на военную службу. Его первая тренировка – это бои в условиях нулевой видимости в туннелях под демилитаризованной зоной, а потом – миссия похищения японца с пляжа. Часть с похищением основана на реальных исторических фактах, Джонсон описывает их настолько лично, что можно ощутить весь страх персонажей. В итоге Джун До случайно топит девушку, которую похищал. Это не приводит ни к каким последствиям, кроме повышения Джун До и его новому заданию. Теперь он должен сопровождать службу разведки в Техасе. И с этого момента история становится «все страннее и страннее» Американский писатель чувствует себя намного увереннее, описывая Корею, нежели Техас.
Во второй половине книги Джун До предстает уже северо-корейским военным героем. Эта часть больше напоминает американские горки по манере повествования. И можно увидеть попытки автора показать злодейскую сторону северной Кореи хуже, чем она есть. Но даже если и так, то «Сын повелителя сирот» все равно заслуживает место среди такой классики антиутопии как «1984» Оруэлла и «О дивный новый мир» Хаксли. Правда, читателю надо периодически напоминать, что это все-таки роман.
Несмотря на ужасы происходящего в книге, Джонсон наполняет ее таким количеством легкости, что роман просто увлекает собой. Страшнейшие сцены пыток, например, разбавлены комическими описаниями Ким Чен Ира, семенящего по взлетно-посадочной полосе Аэропорта в поисках сбежавших заложников. Смесь пародии и реального ужаса заставила некоторых усомниться в реальности происходящего. Но ни в коей мере это не умаляет достоинств романа с таким богатым сюжетом, и таким детальным описанием быта северо-корейской жизни. Просто поразительно.

Адам Джонсон
Сын повелителя сирот
Перевод: Мария Чомахидзе-Доронина,
508 страниц. Byblos
Ozon (твердый переплет)