Жизнь каждого человека состоит из этапов, у кого-то они связаны с достижением определенного возраста, у кого-то напрямую зависят от карьеры. Когда появляется что-то новое в жизни, это всегда означает одно – перемены. Но какими бы они ни были, важно увидеть в них не угрозу собственному комфорту, а возможность, которую дарит тебе судьба. Именно таким принципом руководствуется Евгений Владимирович Ильин, генеральный директор территориальной сетевой организации «АЭС Инвест».

Евгений Ильин

генеральный директор компании «АЭС Инвест»

Евгений Владимирович, вы считаете себя энергичным человеком?
(улыбается) Считаю. Энергия есть в каждом человеке, другой вопрос – в нужное ли русло она направлена.
А ваша – в нужное?
А это очень просто проверить – когда человек занимается тем, что ему нравится, когда он живет по совести, когда умеет радоваться каким-то вещам, когда видны результаты его труда… Сейчас уже есть возможность анализировать, и я рад, что все в моей жизни складывается так, а не иначе.
Когда впервые в жизни вы приняли самостоятельное решение?
После окончания школы. Я закончил ее с золотой медалью, и уехал поступать в Московский авиационный институт в Москву. Мой отец всю жизнь занимался ракетной техникой, работал конструктором на Заводе имени Серго Орджоникидзе, и по его стопам я поступил на факультет самолето– и вертолетостроения.
Это была ваша детская мечта?
(улыбается) Вот вы представляете, почему самолеты летают?
Нет, не представляю.
Вот и я до сих пор не представляю! Сажусь в самолет, и не понимаю, как он взлетает. Нет, я прекрасно знаю физику процесса, понимаю, что воздушный поток, разница в давлении, но то, что это вообще происходит, и он поднимается ввысь! В этом есть что-то необъяснимое. То же самое сейчас для меня энергетика. Я знаю все механизмы образования и перемещения тока, его свойства, но сам ток, вот эти мельчайшие частицы энергии, как они бегут по проводам – это для меня загадка. Но меня всегда и тянули такие загадки, когда ты что-то не можешь понять, и тебе это интересно.
А в космос не мечтали полететь, как Гагарин?
Нет (смеется), в космос полететь я не хотел, но это был какой-то особый мир. В МАИ тогда учились несколько известных космонавтов, мы с ними встречались, многие из наших преподавателей работали еще с самим Сергеем Павловичем Королевым.
Что больше всего вас удивило в Москве?
Меня очень сильно удивили москвичи. Все вокруг говорили: вот ленинградцы, вот это интеллигенция, а Москва это так.. Ничего подобного. Настоящие коренные москвичи очень интересные, очень интеллигентные люди. Со мной училось очень много ребят-москвичей, мы дружили, бывали у них в семьях, в настоящих московских семьях. А второе – это сама Москва. Какое-то время я жил в районе ВДНХ, довольно далеко от института, и часто ходил пешком. А Москва познается именно так, в пеших прогулках.. это не Кремль, это не ГУМ, не музеи, это улочки старой Москвы.
Когда говорят про «загадочную русскую душу», как вы это понимаете?
Не знаю, как это объяснить, но почему-то русского человека за границей почти никогда не спутают ни с кем другим. У нас величайшая в мире школа живописи, искусства, музыки, культуры. Каждый человек во всем этом находит что-то свое. Недавно был у своей мамы, она очень много читает, до сих пор ходит в библиотеку. Говорит: «Ты знаешь, прочитала повести Толстого. Вот романы его люблю, а повести не очень понравились». Мне кажется, мы все разные, многоплановые.
А кто из писателей вам нравится?
Михаил Булгаков. Даже не могу выделить что-то одно, и «Мастер и Маргарита», и «Собачье сердце». Экранизацию этого романа очень люблю. Но вообще самое большое впечатление на меня произвел «Архипелаг ГУЛАГ» Александра Солженицина. Когда прочитал – а это было в период начала Перестройки – у меня мировоззрение поменялось. Я тогда подумал, если бы я его прочитал раньше, может быть, и в партию бы не вступил. По-другому жизнь могла сложиться.
Знаменитое булгаковское «разруха не в клозетах, а в головах» – вы разделяете?
(смеется) От человека зависит, что будет у него в голове – будет он созидать или разрушать. Приведу простой пример: когда два года назад я пришел со своей командой в «АЭС Инвест», первое, что мы сделали – оценили действующее положение сетей и все показатели. Не секрет, что часть сетей еще не заменили, и они довольно изношены. Все это посмотрели, и увидели, где есть потери. Та самая «разруха».
Что такое потери в электроэнергетике?
Есть два вида потерь – технологические, связанные с нагревом проводов, несовершенством обмотки и так далее. И есть потери коммерческие, когда электричество просто-напросто воруют. Так вот такие потери в наших сетях в некоторых районах на тот момент доходили до 40%. Можно было оставить как есть, в конце концов, электричество поступало, все работало. Но для меня как для руководителя это был первый звоночек к экономическим потерям. Разработали и запустили программу «Автоматизированные системы контроля и учета», поставили современные счетчики, и сократили эти потери вдвое.
Пригодилось ваше техническое образование?
Я считаю, оно послужило отличной базой к тому, что появилось позже в моей жизни. После третьего курса МАИ я перевелся в Челябинск, диплом получил уже здесь. Начался второй важный для меня период – семь лет работы в Миасском «КБ имени академика В.П.Макеева». Там я работал в отделе, который занимался поставками вооружения на ракетные комплексы, ездил в командировки в Северодвинск, Североморск, Севастополь, где до сих пор стоят подводные лодки, с которых запускают ракеты.
Но вы там не остались?
Я собирался поступать в аспирантуру и пойти в науку, но жизнь так сложилась, что я попал в экономику. Это был период Перестройки, когда вся страна переходила на новый исторический этап.
Вам тяжело давались эти перемены переходного периода?
Очень тяжело. Мы жили с женой и маленьким сыном в небольшой квартире. Каждое утро она вставала в пять утра и шла в ближайший магазин занять очередь за кефиром и молоком. Были такие времена, думаю, многие их помнят. Но эти перемены тогда были просто необходимы, и хорошо, что нашлись люди, которые решились на это.
То есть вы по натуре новатор?
А разве бывает по-другому? (улыбается) Вот сейчас многие рассуждают на тему, нужна ли реформа энергетики. Нужна! Жизнь идет, все меняется, все больше в нашу жизнь входят электронные и технические вещи. Те же счетчики, например, которые позволяют контролировать расход и потребление энергии, датчики на случай аварий и ЧП. Мы не жалеем ни средств, ни времени на внедрение этих инноваций.
Но ведь вам не нужно бороться за потребителей?
А мы не боремся, мы просто работаем с заявкой на будущее. Компания у нас еще достаточно молодая, самое время подумать о ее репутации. Раньше электроэнергетика была жестко монопольной отраслью. Сейчас закон позволяет возникать таким компаниям, как наша. Считаю, это хорошо, если в каждом регионе будут работать несколько крупных, стабильных и равнозначных компаний. С хорошим тарифом, с хорошим кадровым потенциалом, способных обеспечивать качество передачи электроэнергии.
Как оценивается уровень таких компаний?
Это чисто специфические термины. Объем сетевых компаний характеризуется наличием у нее так называемых условных единиц. Если подсчитать наши, мы придем к цифре порядка 35000 условных единиц. Это более 4895 км кабельных и 766 км воздушных линий электропередач, 1618 трансформаторных подстанций и более 212 тысяч потребителей.
Управление крупным предприятием требует управленческих навыков. Где вы их получили?
А это, собственно, третий большой этап моей жизни, который продолжается до сих пор. После Миасского КБ я попал на ЧТЗ, где работал первым замом генерального директора по экономике и финансам, потом ушел работать арбитражным управляющим на Златоустовский металлургический завод, получил высшее экономическое образование. Потом долгое время работал в структуре Челябэнергосбыта, и сейчас уже два года я здесь. Все это время тесно связано с экономикой, менеджментом, управлением.
Экономика для вас – математика или философия?
Экономика, которая делается на конкретном предприятии – это вполне осязаемые вещи, которые можно просчитать, продумать, сложить, структурировать. Вот макроэкономика для меня менее понятна. Все эти движения акций, рынок ценных бумаг, спотовые рынки. Как-то был на семинаре Михаила Хазина, одного из ведущих экономистов современности, он очень интересно рассказывал. Как подумаешь, что все в мире связано на макроэкономическом уровне – политика, экономика, дипломатия, все это влияет на котировки акций, на другие страны. Это для меня уже на уровне философском, эмоциональном. А здесь, на предприятии, все очень реально.

Евгений Ильин

Евгений Ильин

Сколько всего работников в коллективе?
Восемьсот с лишним человек.
Серьезная цифра…
У меня достаточно хороший и энергичный штат заместителей и начальников отделов. Разные подразделения отвечают за свой участок работы – специалисты по электроэнергетике, грамотная финансовая служба, юристы, начальники РЭСов достаточно опытные. Причем, в основном это молодые ребята.
Принципы управления большим предприятием отличаются от принципов управления небольшим?
Наверное, отличаются. Во-первых, на крупном предприятии ты работаешь отдаленно, я же не знаю все 800 человек, рядом со мной человек 20, десяток топ-менеджеров и наиболее опытные члены коллектива. А они уже регулируют работу остальных.
А что лежит в основе вашего управления?
Мой основной принцип – доверять людям. Доверять в каком плане – я ставлю задачу, могу поинтересоваться ее исполнением, проверю результат, но то, как эта задача будет решена, я доверяю сотруднику. Важно не когда руководителя боятся, а когда боятся не оправдать его доверие. Второй принцип – я не теряюсь, если вижу, что человек умнее меня. Если кто-то дошел до того, до чего я еще не дошел, это еще не значит, что я его должен отодвинуть и бояться, что он меня «подсидит». Мне нравится, когда человек умный, решает вопросы самостоятельно, когда ищет варианты и готов эти варианты отстаивать.
Если бы сейчас вы лично проводили собеседования – какие один или два вопроса задали бы каждому?
Меня интересует два аспекта любого человека – профессионализм и порядочность. Причем, для меня они взаимосвязаны. Если ты профессионал своего дела, ты будешь болеть за свое дело и относиться к нему ответственно. Если ты человек порядочный и поймешь, что не справляешься со своей работой, наверное, тебе нужно искать другое место работы.
Профессионала и порядочного человека вы видите сразу или должно пройти время, чтобы понять?
По-разному. Иногда, бывает, ошибаешься. К счастью, нечасто. По крайней мере, здесь за всю работу всего было два-три случая, когда человек не оправдывал ожидания. Но было, кстати, и наоборот. И человек проявлял себя с самой лучшей стороны.
Что в современной жизни вас интересует?
Очень люблю спорт, слежу в основном за событиями спортивного мира.
Как вы считаете, какая команда победит на чемпионате мира по футболу?
Мы с внуком поспорили. Я поставил на то, что победит какая-то латиноамериканская команда, а он ставил на европейцев. Он мне утром звонит после игры: – Ну что, как там твои латиноамериканцы? (смеется) Сейчас, конечно, времени не так много, смотрю в основном какие-то значимые чемпионаты. Теннис меня очень интересует, с удовольствием смотрю и сам играю в волейбол.
Спорт – это часть вашей корпоративной идеи?
Можно и так сказать. У нас каждый год проходит летняя и зимняя спартакиады для сотрудников, есть собственный спортзал. Я считаю, что это нормально, когда пусть даже два часа рабочего времени сотрудник проведет в команде со своими коллегами в спортзале, работу он потом наверстает.
А вам когда-нибудь приходилось лично бывать на больших соревнованиях?
Конечно. В последний раз были с внуком на Открытом чемпионате Франции по теннису «Ролан Гаросс», где наша Мария Шарапова выиграла. Весь стадион бесновался, ее очень любят во всем мире.
Вы не первый раз говорите о своей семье, что для вас это?
Самое важное, что может быть. Во-первых, это моя жена Галина, без которой многого бы в моей жизни просто не было. Все решения мы принимали вместе, и по переезду в Челябинск, и по воспитанию детей, решали какие-то жизненные вопросы. Я знаю ее более 50 лет, с пятого класса школы. Хочу сказать, что я не встречал женщины, которая бы с большей самоотдачей посвящала себя семье. Для нее семья это основа, самое главное в жизни. Я очень ценю ее за то, что он создала.
Как вы, новатор, совмещаете в себе любовь к традициям?
Есть простые человеческие ценности – любовь, верность, порядочность, честность. То, чему мы учим своих детей и внуков, то, чему нас когда-то учили наши родители. Это основа основ. Та самая энергия, то самое электричество, которое дает свет. Это тот запас, который должен в нас оставаться, несмотря ни на какие события жизни. С самого детства я стремился быть похожим на своего отца, которого очень уважал, хотел, чтобы он мной гордился. Сейчас и я в свою очередь живу и работаю так, чтобы видеть уважение в глазах тех, кто находится со мной рядом. И быть примером по крайней мере для своих детей и внуков.