Второе десятилетие компания «Артель-С» строит дома, и счет этих домов тоже пошел на десятки. Вряд ли найдется более созидательная профессия, чем профессия строителя. Только представьте – около одного миллиона квадратных метров радости для людей, начинающих новую жизнь, празднующих новоселье. Один миллион квадратных метров! Именно столько жилых площадей компания «Артель-С» сдала за время своей работы. Сегодня мы встретились с Николаем Ивановичем Яновым, основателем и генеральным директором этой компании.

Николай Янов

Николай Янов (Фото: Елена Минеева)

Николай Иванович, скажите мне честно: что должен сделать человек, чтобы вы его запомнили?
Во-первых, он мне должен понравиться. По образу мышления, по стремлению что-то сделать, вот как-то так…
То есть обязательно должна быть положительная эмоция?
Почему обязательно? Отрицательная тоже подойдет. В жизни бывают разные моменты.
Кто из людей вам интересен?
Мне интересны люди моего склада. Строители. Которые так же целеустремленно добиваются и чего-то уже добились в этой жизни, мне с ними интересно. Это постоянные люди, которые из года в год строят хорошие дома, с которыми приятно общаться, у которых есть чему поучиться. Это тот пул строителей, который сформировался очень давно, и мы идем вместе, не мешая друг другу. Это серьезные люди, не пустышки, не разовые – пришли, один дом построили, немножко денег скоробчили, и больше их не видно.
Эти люди – ваши друзья?
Дружба и бизнес – понятия относительные. Периодически встречаться и уважать человека – это одно, а дружба – это совсем другое.
Жизненные принципы для вас не пустой звук?
Не пустой. Я по натуре человек, который всегда идет к цели. Передо мной всегда должна быть задача, приоритеты, и точное понимание, как я этой цели достигну. Только когда я просчитаю и пойму, надо мне это делать или не надо, я смело отправляюсь в путь.
Вы сейчас говорите про работу или про жизнь?
Ну а работа и жизнь – это что-то разное? Я трудоголик – люблю работать.
Вы строите очень красивые дома. Каждый ваш дом имеет свой характер. Мне, например, особенно нравится тот, что на Братьев Кашириных. Он получился у вас какой-то глобальный.
Вы имеете в виду «Три богатыря»?
У ваших домов есть названия?
Люди, которые в них живут, придумывают их сами. А до меня потом доходят слухи. Покупатели озвучивают предложения – мы выбираем лучшие.

Всю свою жизнь Николай Иванович работает очень много. Не по необходимости, а потому что по-другому не может. Потому что работа для него – не вторая часть жизни, а одна из ее составляющих. «Это сейчас у нас под рукой вся информация и не такие строгие сроки. Раньше к собственной работе было совсем другое отношение. У меня был коллектив бухгалтеров, в основном женщины, у всех семьи, дети. Я их мужьям записки писал: Дорогой Иван Иванович, ваша жена сегодня была на работе до 8:20 минут вечера. Или врачам, чтобы папе дали больничный с ребенком сидеть, поскольку мама на работе. Один раз было, я помню, не выходил с работы трое суток. Я там спал, завтракал, обедал и дневал». – «Вы так по-доброму это вспоминаете». – «А в этом не было никакой жертвенности. Просто так работало наше сознание». На мой вопрос: работают ли так же сотрудники «Артель-С», Николай Иванович ответил без заминки – конечно, работают, не считаясь со временем.
Люди меняются, как вы считаете?
Люди не меняются, меняются времена. Перечитайте сейчас писателей произведения 19 века, начала 20-го, перечитайте «Угрюм-реку» Шишкова или «Как закалялась сталь», и вы увидите, что человеческие характеры и набор качеств остаются прежними. Людям во все времена были присущи такие качества как отвага, смелость, доброта, умение любить, равно как и зависть, ревность, трусость. Вопрос в том, какие качества человек будет в себе развивать, какого волка кормить. Как бы времена ни менялись, я всегда говорю, что все мы выходцы из Советского Союза.
Вы завидовали когда-нибудь?
Честно скажу: я никому никогда не завидовал. Только если что-то желал, говорил себе: я попробую сделать то же самое, или даже лучше. А сидеть и строить пакости соседу – такого опыта в моей жизни не было. Если кто-то умнее и зарабатывает больше меня, ну и слава Богу.
Сложно представить, чтобы такой человек, как Николай Янов, когда-либо смог, да и просто захотел, остановиться. С упорством и последовательностью локомотива, он, будучи уже ведущим экономистом на железной дороге, окончил с отличием железнодорожный институт, получил признание коллег и начальства, смело брался за новые проекты и всегда был в курсе всех технических новинок счетных и вычислительных машин. Желание проявить свою социальную позицию пришло к Николаю Ивановичу в 2010 году, когда он стал депутатом Законодательного Собрания Челябинской области.

Зачем вам общественная нагрузка?
Мне хотелось попробовать себя в политике. Смогу ли я, получится ли у меня, интересно ли мне это будет. Никакой другой цели у меня не было. Можно сказать, что это был некий эксперимент.
Над самим собой?
Ну не над остальными же (смеется).
Получилось?
Честно говоря, считаю, что получилось. Мне интересно участвовать в законотворческой деятельности, общаться с людьми, выслушивать их просьбы, решать проблемы. Когда помогаешь человеку, получаешь особенное удовлетворение. Примерно так, как будто сделал это для себя.
В нашем разговоре вы вспоминаете советское время. О чем вы особенно скучаете?
Хороший вопрос. Я не задумывался. Несмотря на то, что многие критикуют тот общественный строй, в советское время было и много хорошего. Например, система образования. Была чёткая связь: школа-училище-техникум-институт. Специалистов готовили всех уровней. Поэтому и не было проблем в тех или иных направлениях. Еще, наверное, скучаю о том настроении, которое нам дарили фильмы советских времен. О тех великих актерах, которые были. Я даже не знаю, кого из современных артистов можно сравнить с Вячеславом Тихоновым, Евгением Леоновым, Элиной Быстрицкой, Алексеем Баталовым.
А как вы сам относитесь к испытаниям? Философски?
А философски это как?
Спокойно, достойно. С верой, что впереди будет приз.
Ну, а как к ним можно еще относиться? Их надо преодолевать. У меня начинает адреналин вырабатываться, я начинаю лихорадочно думать, как выйти из этого положения, как эту задачу решить.
То есть вы становитесь еще собраннее?
Совершенно верно. Бывает, скажем, небольшая растерянность в самом начале достижения цели. Я могу бродить по улице и после этой прогулки у меня четко складывается, что я должен делать. Пусть это сорок минут, пусть это будет час. Но это мне помогает просто все отбросить и выстроить четкую линию. В результате, я понимаю, куда мне идти и что делать.
Ваши любимые места для прогулок?
Да вы знаете, сейчас особо и ходить-то негде. Я живу на улице Коммуны, бывает, выхожу в парк, но это очень редко. Чаще уезжаю на дачу. Люблю гулять на природе, один ходить и думать. Строить планы. И чтобы меня никто не беспокоил.

Но есть еще одна вещь, способная привести даже самые тревожные мысли к гармонии и спокойствию – разговоры и встречи с детьми. Николай Иванович – один из самых активных депутатов нашего города, без которого не обходится ни одно событие в подшефных ему детских домах, школах, интернатах. Но дело здесь совсем не в обязательной социальной инициативе – по тому, как загораются его глаза, когда он говорит о детях, понятно – это его личное, человеческое желание. «С ребятишками всегда очень легко общаться, я люблю их, – с улыбкой говорит Николай Иванович, – с ними только говорить надо на равных и понимать. Погружаться самому в тот возраст ребенка, с которым ты разговариваешь. И быть честным, не фальшивить». Может быть, именно дети дают нам возможность не лукавить ни в жизни, ни с самим собой.

В вашей семье патриархат или матриархат?
(смеется) Вы пошутили сейчас?
То есть никакого инакомыслия вы не допускаете?
Ни в коем разе.
А дочь тоже слушает вас во всем?
У меня дочь по характеру вся в меня: ее невозможно переубедить, она со своим мнением всегда. У нас прекрасные отношения, потому что я не вмешиваюсь в ее жизнь (улыбается).
А если бы я попросила вас сравнить себя с кем-нибудь? С кем бы вы себя сравнили?
Ну что за вопрос. В смысле – с кем? Я отвечу как Григорий Ганжа в «Большой перемене»: я похож на самого себя. Я не хочу ни с кем себя сравнивать.

О своем детстве Николай Иванович говорит с особой теплотой. Воронеж, знакомый каждым двором и улочкой город, школьные годы советских 60-ых. Время приключений «Неуловимых мстителей», «Операции Ы» и патриотических фильмов, прославляющих труд как высшее благо, данное человеку. Именно там Николай Иванович заканчивает школу, железнодорожный техникум и по распределению попадает в Челябинск, на машинно-счетную станцию Челябинского отделения дороги. И уже к 24 годам становится начальником расчетного отдела Фабрики механизированного счета. «Мне не было так страшно создавать собственную компанию, как было страшно в тот момент, когда предложили эту должность, – признается Николай Иванович. – Я долго колебался, советовался со всеми, и принял в итоге решение, от которого зависела вся моя дальнейшая жизнь. А потом Перестройка, перемены, и осознание, что здесь я всего достиг и хотелось познать себя в чем-то новом».

Вы человек достаточно закрытый, замкнутый. Часто вашу замкнутость принимают за надменность?
За надменность??? Мне никто такого не говорил. Просто не люблю пускать в свою жизнь посторонних людей. Мое – это только мое. Наверное, я становлюсь уже слишком взрослым, порой даже сентиментальным. Иногда ловлю себя на мысли, что, может быть, некоторые моменты в жизни можно было бы прожить по-другому, а потом успокаиваюсь и понимаю, что все, что я сделал в жизни, я должен был сделать именно так. Жениться именно на этой женщине, родить только такого ребенка, создать именно такую компанию, окружить себя именно такими людьми и построить именно такие дома.
Скажите мне честно, когда вы смотрите на дом, который вы построили, что в этот момент вы говорите себе?
Честно? Наверное, это прозвучит нескромно, но я говорю себе: это построил ты.