+7(351) 247-5074, 247-5077 info@missiya.info

У начальника Управления здравоохранения Челябинска Натальи Горловой огромное и хлопотное хозяйство. 42 медицинских учреждения – от маленьких детских больниц и санаториев до гигантских многопрофильных больниц. Это пространство, где перманентно идет борьба за человека. Это система, в которой работают сотни медиков, от квалификации которых зависят здоровье и жизни десятков тысяч людей. И здесь, как нигде, человеческие качества становятся частью профессии.

Наталья Горлова

Наталья Горлова

 

Мне было интересно

Наталья Владимировна, вы ведь не так давно на административной работе. Два года в должности начальника управления. Ранее два года вы были заместителем начальника управления по материнству и детству. А что было до того?
Лечила детей и учила студентов, как лечить детей. А начинала с работы педиатром. Мне моя работа казалась интересной. Но я все время ставила перед собой задачи. Однажды подумала, смогу ли я работать в экстренном отделении – принимать детей, которых привозит скорая помощь.

Чем это было интересно?
Там нужно было уметь не растеряться, моментально сориентироваться и принять верное решение. Это более высокая степень ответственности, чем в поликлинике. Тут ты один – и больной ребенок перед тобой. И все. И нельзя ошибиться.

Ну и это, наверное, лучше оплачивалось…
За дежурство, конечно, доплачивали какие-то деньги, но точно не они были стимулом. А желание попробовать себя – смогу ли. Несколько лет проработав, поняла – могу.

А зачем вам нужно было себя проверять?
Мне было интересно…

И для будущей карьеры полезно…
Дежурство ночью в маленькой больнице не дает никаких карьерных преимуществ. Дежурила я там около пяти лет. Поняла: получается. Захотелось большего. Пройдя специализацию по ревматологии пришла, работать в очень сложное отделение кардиоревматологии детской горбольницы №8.

Почему ревматология?
Ревматология – сложная специальность. Там есть такие заболевания, которые являются, с одной стороны, довольно тяжелыми, с другой – достаточно редкими. Вот эту сложность на протяжении десяти лет я и постигала. Между делом обросла кучей пациентов, которые звонят до сих пор…

Вы ведь где-то «между делом» и диссертацию защитили…
И опять же, был интерес – смогу ли разобраться в проблеме. Человек, профессионально развиваясь, все время пытается расширить себе горизонты. Не надо ставить неведомые цели. Постепенно шагая от одного к другому мы можем совершенствоваться до бесконечности. Кстати, многие знают, что работе врача нередко свойственна профессиональная выгораемость. Так вот, мне кажется, выгорают те, кто не желает двигаться дальше. Знаю людей, которые в медицине работают не одно десятилетие, но у них до сих пор горят глаза. Например, Елена Николаевна Костюченко, которая в свое время учила меня, как работать на педиатрическом участке. Такие врачи хотят что-то сделать для людей, чему-то новому научиться, расширить свои возможности. Им это интересно.

Ответственность и сострадательность

Что самое сложное в профессии врача?
– Катастрофическая зона ответственности. Неровно постриг волосы парикмахер – не беда, отрастут. Неаккуратно накрасили ногти – и это поправимо. Даже если невкусно накормили – не беда. А вот жизнь и здоровье человека имеют совершенно иную цену. Настоящий врач тот, кто вот просто пропитан этой ответственностью. Я всегда лечила своих маленьких пациентов так, как если бы я лечила собственного ребенка. И многие мои коллеги поступают так же. Ответственность давит. Ежеминутно. У врачей скорой помощи, хирургов, реаниматологов нагрузка еще выше. В десятки раз. Находиться под грузом ответственности непросто…

А что взамен ответственности?
Самая большая радость для врача – выздоровление человека. Когда сначала ребенок лежит с температурой сорок, как тряпочка, с полузакрытыми глазами, а потом он же радостно выбегает тебе навстречу и обнимает: «Моя тетя врач пришла». Вот тут и происходит неимоверная компенсация этой ответственности.

Это ведь вы о себе говорите…
Не только. Но основное мое кредо: можешь помочь – помоги. Я никому ни разу в своей жизни не отказала ни в какой помощи, если это было в моих силах. Как врач и как человек. Так делала, делаю и буду делать всегда всю свою жизнь.

Наталья Владимировна, с чем вы никогда не смиритесь?
С черствостью в нашей профессии. Для врача это неприемлемо. Даже если во всем остальном это ответственный, пунктуальный, аккуратный человек. Вообще, следующее после ответственности непреложное качество врача – сострадательность. Настоящий врач всегда сопереживает. Отсутствие сострадания к больному меня пугает. Я ненавижу вранье. Нельзя врать ни самому себе, ни пациенту. Да, есть понятие «ложь во спасение». Но я считаю, что человек должен знать правду. Другое дело, как ты ее человеку преподнесешь. Даже самую страшную правду можно сказать бережно и аккуратно. А можно какую-то пустяковую вещь сказать так, что будет, как обухом по голове.

Но есть же такое понятие: «профессиональный цинизм»…
Это, наверное, внешнее впечатление. Помните фразу героини Риммы Марковой: «Резать к чертовой матери, не дожидаясь перитонита». Это не цинизм, скорее отсутствие внешней демонстрации эмоций. Врач-реаниматолог, уверена, переживает. Но расклеиваться ему никак нельзя – ради самого больного. Может быть, внешне это и выглядит как холодность, но это отнюдь не безразличие.

Как распознать хорошего врача?
Рационально вы никак не сможете это определить, потому что у вас другая профессия. Только так – если рождается чувство доверия. Нужно прислушаться к своим ощущениям. И если чувствуешь, что доверяешь этому врачу, его советам, тебе хочется прийти к нему еще, то, наверное, перед тобой настоящий доктор. Которых, хочу заметить, у нас в городе довольно много. Или вот, напротив, человек выходит из частной клиники, где его полтора часа уговаривали сделать набор анализов, а потом звонит мне: «А стоило ли это делать?» Доверие не родилось. Мы же всегда чувствуем, когда к нам относятся «на отвяжись». Своим ощущениям и своей интуиции нужно доверять. Это часть доверия к миру. Невозможно жить, если не доверять даже самому себе…

Но вы как профессионал можете определить, хороший врач или нет, не так ли?
Я могу. Бывает, мы разбираем жалобы, когда люди недовольны оказанной им медпомощью. Вызываем врачей, выясняем, как и что. Рождается профессиональное понимание – а сделал ли врач все, что можно было, для этого больного? Мы смотрим медицинскую документацию, выбор препаратов, как написана история болезни. Отмечаем: вот здесь человека прооперировали – и до свидания. Другой же врач распишет все рекомендации, даст советы. Значит, ему небезразлично, как дальше сложится жизнь пациента. Это опять же к вопросу о том, как ты бы сделал для себя, для своих близких…

Пишут, наверное, не только жалобы…
Вы даже не представляете, какая масса благодарностей поступает к нам в управление! «Быстро приехал врач на скорой». «С таким сопереживанием отнесся»… Нам очень приятно получать такие письма. Мы отмечаем этих врачей. Хотя, знаете, я уверена, что те, на кого пишут благодарности, точно работают не за то, чтобы получить благодарность или какую-нибудь премию.

Наталья Горлова

Наталья Горлова

 

Мамин выбор

Часто врачами становятся дети врачей, ваш случай?
Нет. Но это воплощение родительской мечты. Моя мама в свое время хотела поступать в мединститут. Не получилось, пошла в педагогический. Так что это выбор моей мамы. За что, надо сказать, я ей бесконечно благодарна. Не знаю, как она угадала. Может быть, звезды помогли. Может, что-то предвидела. Сколько работаю – уже почти 27 лет – ни минуты не разочаровалась, что я доктор. Ни минуты!

Как так у вас получается?
Возможно, потому что мне всегда везло на учителей и на хороших людей рядом. Очень большую роль в моем становлении сыграла Анна Николаевна Узунова, профессор, заведующая кафедрой пропедевтики детских болезней и факультетской педиатрии Челябинского Государственного медуниверситета. Это человек, которого я с гордостью считаю своим Учителем. Анна Николаевна не просто учила, как распознать болезнь и как ее лечить. Учила, что называется, и быть, и жить. Бесконечно благодарна Анне Николаевне, она остается для меня примером неуспокоенности, неравнодушия и постоянного профессионального развития. В детской кардиоревматологии у нас была совершенно потрясающая заведующая Елена Алексеевна Ивановская. Просто асс в своей профессии. Вообще, я знаю массу врачей, кто беззаветно предан своей профессии.
А сегодня управление здравоохранения – это просто мощная команда. На две трети обновился состав. Все – отличные специалисты, у нас точно нет равнодушных, нежелающих трудиться. Все – с горящими глазами. Три моих заместителя пришли со мной. Инна Александровна Киреева – зам по лечебной работе, Ирина Ивановна Петрунина – зам по материнства и детству, Саида Геннадьевна Поддуба – зам по экономике. Это опора моя.

…И тут звонит телефон

Мне почему-то кажется, у вас должно быть много друзей…
У меня много друзей! Даже график их посещения приходится выстраивать. Скучаешь по кому-то, а не хватает времени, думаешь, надо бы и сюда заехать, и с теми повидаться, и к себе пригласить.

А помимо друзей, что вас отвлекает от рабочих будней и всяких серьезных дум?
Я очень люблю природу. Летом мы живем на даче. Выращиваем овощи-фрукты, разводим цветы. Я просто физически чувствую энергию земли, живых растений. Когда пропалываешь морковь, думать о том, как улучшить систему здравоохранения, не получается. (смеется) Зато голова отдохнула – и пришли какие-то свежие идеи. Я еще рисую. Вообще-то я не очень умею, но всю жизнь хотела рисовать. А сейчас появилась такая забава, похожая на детские «разукрашки», помните? Только теперь это «по-взрослому»: масляные краски, холст, на нем контурный набросок картины. Там даже цвета отмечены цифрами. Очень хорошо развивает мелкую моторику и прекрасно отвлекает!

Представляю, как вы приходите домой, просите, чтобы вас не беспокоили и садитесь творить…
Я прихожу, сажусь – и тут звонит телефон. Я не выключаю его 24 часа в сутки. Мало ли что! Вдруг кому-то что-то срочно понадобится какая-то помощь. Я вспоминаю то счастливое время, когда мобильных телефонов не существовало. Какими мы были свободными людьми! А сейчас я лишила себя права не брать трубку.

Это инструкция или личное обременение?
Такой установки в должностной инструкции нет. Я считаю, что всегда должна быть на связи.

То есть и днем и ночью вы в ожидании звонка?
И днем, и ночью я надеюсь, чтобы телефон не зазвонил. Причем стоит его отнести в другую комнату, он начинает звонить гораздо чаще. Поэтому я его держу всегда при себе (смеется). Особая статья, конечно – ночные звонки. Как правило, они не несут за собой ничего хорошего…

А когда был последний ночной звонок? Не в связи с тем громким случаем, когда роженицу не пустили в роддом?
Тогда я была в отпуске. Несколько дней вообще была без связи. Когда попала в зону действия сети, у меня было 124 пропущенных звонка и около двухсот смс-сообщений.

Это ужасно…
Мягко сказано… Но чаще поводы не столь драматичные, слава богу. Как правило, звонят, когда нужна какая-то стыковка. Например, в одной больнице закончились реанимационные места, нужно найти в другой. Могут позвонить друзья, знакомые или родственники. Могут позвонить коллеги по работе с просьбой дать совет. А коллеги мои теперь – это весь медицинский мир Челябинска…

Не верю в безысходность

А что вас радует в жизни?
Меня радует практически все. Сама жизнь. Если в профессиональном плане хоть немного что-то получилось – замечательно! Удалось открыть пункт неотложной помощи. Сделали в больнице ремонт. Внедрили высокие технологии. Удалось построить офис врача общей практики. Любые перемены к лучшему, даже крошечные, меня радуют. Каждая крупиночка, которая удалась. Меня радуют благодарные письма. Горящие глаза врачей. Я люблю, когда горят глаза, когда человек на своем месте, и он рад этому чувству.

Ну это вы говорите о работе, а вообще?
Я очень люблю детей. Это видимо натура педиатра. Меня радуют просто дети, особенно улыбающиеся. И плачущие дети тоже радуют, потому что я знаю, как сделать так, чтобы они улыбались. Я люблю природу, она не может не радовать. Причем в любое время года, хотя я ненавижу мерзнуть. Но зато зимой красивый снег. Зимой мы ходим на лыжах в наш чудесный городской бор. Обожаю наш лес, снежинки на иголках, белки… Люблю наши осенние уральские цветы – георгины, астры. А наши гладиолусы – это мегаорхидеи. Зверей люблю, кошек и собак. Своих родителей. Люблю и уважаю своего брата, его семью. Конечно, люблю своих детей. У меня их двое – мальчик и мальчик. Сергей изучает генетику растений в университете, Матвей заканчивает школу – хочет стать летчиком…
А вообще, я очень редко бываю в плохом настроении. Бываю порой в боевом, это да…

Тогда спрошу не что вас огорчает, а что раззадоривает?
Та самая безответственность. Вводит в боевой задор. Я могу ругаться на своих подчиненных, главврачей, требуя выполнения того, что, вроде бы, само собой разумеющееся.

Ваши подчиненные вас боятся?
Не знаю. Мне кажется, что нет.

Имитируют?
Кто-то, может быть, боится, но я не такой прямо уж монстр. Могу и с улыбкой уволить… (смеется) А если серьезно, мне бы не хотелось, чтобы меня боялись. Делая что-то из страха, мы сделаем по-другому, чем если сделаем это по совести и из уважения. Я работаю из принципа потому что так надо, потому что это мой долг, потому что я не могу подвести тех, кто стоит выше меня по уровню ответственности.

А когда что-то не получается?
И такое случается. Тогда мы садимся с моим замом Инной Александровной и начинаем огорчаться, что мы, наверное, плохие руководители, раз бьемся и не получается. На это мы отводим себе ровно три минуты. Надо же выплеснуть эмоцию, загонять внутрь нельзя! А потом я просто начинаю думать: значит, мы зашли не в ту дверь. У меня сам собой в голове включается поиск. И в основной своей массе новый путь находится. Если высота в прыжке не поддалась, значит, ее надовзять по частям. Я вообще не верю в безысходность. Кроме смерти. Считаю, что не решается только то, что никто не хочет решать. Под лежачий камень вода не течет. Чтобы кто-то пришел и сказал: «Нате вам денег, делайте что хотите» – такого ведь не бывает.

Практика подтверждает

Наталья Владимировна, а как быть здоровым человеком?
Кто-то со мной согласится, кто-то нет, но у меня действительно есть на сей счет свое мнение. Я полагаю, у нашего здоровья есть две составляющие – изнутри и извне. Первое – генетическая предрасположенность, тут нам пока не дано что-либо изменить. А вот то, что извне – другое дело. Что мы едим и сколько? Высыпаемся ли? Есть ли у нас пара крепких кроссовок, чтобы совершать пешие прогулки? Я считаю, чтобы быть здоровым, нужно прислушиваться к своему организму. Каждый организм чувствует, выспался или нет,сыт или голоден. Самое главное даже не что именно есть, а не переедать. Желательно в любом рационе наличие овощей. А хлеб и мясо, что называется, по вкусу. Совершенно не обязательно быть вегетарианцем – люди, которые не хотят мясо, они его и не едят. Главное – умеренность в еде.

Думал, вы скажете про вред гамбургеров и пользу бега…
Я не считаю, что никогда в жизни нельзя есть гамбургеры. Но нельзя есть одни гамбургеры. А кому-то бегать вредно – если у человека варикозное расширение вен, бежать надо к хирургу. Здравый смысл – вот еще одно условие здоровья. Вот, скажем, есть так называемые ментальные причины болезни. Если говорить: «Я умру от рака»,то жизнь будет настроена не на здоровый лад, а на болезнь. Есть работы, которые подтверждают житейские и, казалось бы, не вполне научные наблюдения. Считается, что у человека, который много материться, плохие зубы. Ангиной болеют те, кто часто говорит неправду. Проблемы с почками у тех, кто сильно переживает за свое материальное состояние. Жадные страдают геморроем…

Ну это юмор такой!
Разумеется, не канонический источник, но, как ни странно, практика подтверждает. Позитивные люди болеют реже. У избыточно тревожных мам дети болеют чаще. Вот тут я как педиатр стопроцентно подтверждаю. У спокойных и уравновешенных женщин дети болеют гораздо реже.

А женщины – они волшебницы

У вас ведь с вашим мужем Сергеем Ивановичем долгий и крепкий союз. Ваши близкие говорят, что вы даже никогда не ссоритесь, это правда?
Ну практически так. Я даже не понимаю, когда это делать, не говоря уж о том, какой в этом смысл. Два взрослых человека, оба весь день на работе, пришли вечером, увидели друг друга и за два часа умудрились поругаться? Это какая-то невменяемая ситуация.
У Сергея потрясающее мировосприятие. Он практически никогда не думает о людях плохо. Что бы ни происходило, всегда может найти тому объяснение. Я выпускаю свои эмоции, а он каким-то удивительным образом умеет рассудить беспристрастно. Бывает, я ему буквально выплескиваю какую-то сложную ситуацию, но при этом на сто процентов уверена: он мне разложит ее по полочкам. И вот уже никакой катастрофы нет, все решаемо. Ну и, разумеется, я всегда чувствую рядом его плечо.
Муж в прошлой жизни работал врачом скорой помощи. В те непростые времена, когда многие месяцы не платили зарплату, он ушел заниматься коммерцией, чтобы обеспечивать семью. Он не стал, может быть, крупным бизнесменом, но ведь он смог освоить совершенно новое для себя дело. И у него получается.

А кто у вас в семье начальник?
Я мудро делаю вид, что глава семьи – это Сергей Иванович. Он не менее мудро делает вид, что я действительно имею право так думать. Совершенно спокойно муж отдает мне на откуп всякую мелочевку, и мне даже кажется, что я все решаю. Но когда дело касается каких-то глобальных вопросов, он всегда имеет свое мнение, и оно почему-то все время правильное.

А я вот думаю, что много лет назад вы просто правильно выбрали себе мужа…
Знаете, мне в детстве и юности нравились книги, где героями становились благородные рыцари, которые совершали какие-то подвиги и всех спасали. И это до сих пор для меня актуально в моем восприятии мужской половины человечества. Мужчина – это рыцарь, воин…

А женщины?
А женщины – они волшебницы. Они могут привлекать в свою жизнь и жизнь близких любовь и добро. Они могут сотворить радугу на небе…

А вы что можете сотворить?
Я умею заговаривать шипиги, несмотря на то, что я кандидат наук. (смеется) Меня бабушка научила. Но только не пишите об этом, а то мало ли… Еще я могу «наколдовать» хорошее настроение. Это как-то неосознанно происходит. Общаемся, общаемся – смотрю, человек уже улыбается. Вот как вы сейчас. Кстати, двойная польза – грустных и хмурых же потом лечить надо. А улыбающиеся сами по себе здоровеют…

error: © ООО «Издательский дом «Миссия»