«Всех людей можно разделить на две категории. На тех, кто спрашивает. И на тех, кто отвечает. На тех, кто задает вопросы. И на тех, кто с раздражением хмурится на ответ».
Сергей Довлатов.

Стратегия голубого океана – один из возможных вариантов стратегии развития компании, сформулированный Кин Чаном и Рене Моборном. Ее суть заключена в создании нового продукта, формировании не существовавшего ранее спроса, нового рынка, где практически отсутствуют конкуренты. Экономическая ситуация, сложившаяся сегодня в нашей стране, это не только «кризис».

Прежде всего, это океан возможностей и новых идей, о которых мы будем рассказывать читателям в нашей новой рубрике «Голубой океан Татьяны Кузнецовой». Истинного понимания глубины вопросов, волнующих современное общество, вряд ли можно достичь, рассматривая ситуацию исключительно с деловой стороны. Каждый бизнесмен, политик или меценат – прежде всего, личность.

Татьяна Кузнецова, экс-министр экономического развития Челябинской области, доцент кафедры экономики и финансов Южно-Уральского государственного исследовательского университета:
В деловой периодической литературе зачастую встречаются крайности. Первая – это глубоко аналитические публикации, изобилующие некими цифровыми данными, графиками, узкоспецилизированными выводами. Вторая крайность – это истории миссионного характера, личностные интервью. Нечасто можно увидеть материал, который бы соединил эти две вещи, рассказав об отрасли и конкретном бизнесе через призму личности и ее масштаба. Жизнь справедлива, и бизнесмены, долго присутствующие на рынке, запускающие большое количество проектов, – люди не случайные, зачастую небесспорные, но масштабные и бесконечно интересные. Бог их поцеловал всех. Он дал им талант!

Наш первый разговор состоялся с Алексеем Дмитриевичем Овакимяном, председателем совета директоров ООО Аудиторская фирма «Авуар», вице-президентом Аудиторской палаты России.

o1
Алексей Дмитриевич, многие думают, что консалтинг – немного женская работа. Это ошибочное мнение?
Думаю, что именно консалтинг – мужская работа. Ведь мужчина привык быть впереди и махать шашкой. Вот учет – для женщин, потому что любая скрупулезная работа им больше подходит. Но если в учете сделан акцент на фиксации свершившихся событий, то в консалтинге главное – анализ, понимание, видение и предложение чего-то нового. Мне это нравится, потому что ты всегда находишься впереди, «в теме» и между отраслями.

Мне кажется, стратегический консалтинг, который Вы также практикуете, требует большого жизненного опыта. Ведь чтобы судить, нужно «потрогать» все изнутри. И у Вас, и у меня, в послужном списке достаточное количество компаний различных по профилю и статусу. Но при этом от древнегреческого стратегия – это еще и искусство генерала. Вы себя чувствуете настоящим знатоком и стратегом?
Тут можно вспомнить слова одного классика: «Чем больше я узнаю, тем больше я понимаю, насколько я мало знаю». Если посмотреть, как я входил в этот рынок в 2002 году – были амбициозные настроения, казалось, что все знаешь, все можешь. Сейчас я понимаю, что это не так, и, наверное, это понимание тоже чего-то стоит. Когда международные консультанты, которые работают на рынке 200 лет, называют свою цену, у некоторых возникает вопрос – почему так дорого? Логично, что эта цена определяется знанием, вековыми навыками, беспрецедентным пониманием логики каждого сегмента рынка и трендов его развития. И это верно. Про нас же могу сказать, что мы сильны в пути.

Сейчас только ленивый не говорит о положении на рынке. Просадка рынков интеллектуальных в силу их логики происходит достаточно быстро. Каков объем сжатия рынка сегодня, и как Вы считаете, будет ли восстановление в ближайшие два-три года?
У меня в последнее время складывается ощущение, что нам надо ходить не на выборы, а в церковь. То, что решается в политике, ни к чему хорошему не приводит. Но над Россией есть какой-то ангел-хранитель, который сделает все хорошо независимо от того, что мы сами натворим. И удивительно – конкретно мы не падаем.

Если хуже не бывает, значит это к лучшему? Видно, над консалтингом точно есть этот ангел-хранитель. Сегодня мало кто с такой уверенностью может говорить о сохранении собственных рынков, поскольку все видят, что вокруг все падает.
Кризис для нас – это точно хорошо, для консалтинга кризис – это отличные условия для увеличения рынков сбыта. Когда все и так получается, то консультанты не нужны. Когда возникает потребность что-то менять, возникает и потребность в консультантах. И мы здесь даже в лучшем положении, потому что когда что-то меняется, заказчик хочет получить не только помощь, взгляд со стороны, но и некую гарантию результата, сопровождение, внимание. И если что-то пойдет не так, то консультант будет вместе с ним разделять эту ответственность. Есть у меня ощущение, что спрос на консалтинг в этот период будет больше.

Логика безупречная, я соглашусь. Как сказал мой любимый Сергей Довлатов: «Жизнь расстилалась вокруг необозримым минным полем, я находился в центре. Следовало разбить поле на участки и браться за дело. Разорвать цепь драматических событий. Проанализировать ощущение краха». В кризис нужно с чего-то начинать, поэтому очень часто, когда в бизнесе начинается турбулентность, хочется «причесаться» немного. Поэтому и придут. Не буду говорить о емкости рынка, задам простой вопрос – есть место для новых игроков?
Конечно, есть. Смотрите, как быстро меняется мир. Если предприниматель чуть зазевался и не внедрил новые технологии – завтра его на рынке не будет. А консультант должен думать быстрее предпринимателя, быть на шаг впереди. В нашей отрасли места для молодых и талантливых всегда в избытке. И спрос на это есть. Проблема для начинающих только в том, как заслужить доверие клиента. Кто сможет этот вопрос решить сам – станет предпринимателем, кто нет – всегда может найти себе работу в существующих компаниях.

Есть моя любимая идея «стратегии голубого океана». Этот термин обозначает перспективные области, которые в обозримом будущем могут открыться как в России, так и в мире. Не секрет, что даже идеи интернет-торговли еще десять лет назад не существовало в таком масштабе. И сегодня таких перспективных областей очень много – беспилотные транспортные средства, 3Д строительство, шифтер технологии типа такси Uber, да мало ли что. Вы чувствуете их для себя, у Вас есть понимание того, что происходит на рынках. Каким шансом сегодня нужно воспользоваться?
В том, что мне близко, есть два направления, которые можно назвать «голубым океаном». В первую очередь, это аутсорсинг офисных функций – учет, кадры и все, что связано с консультированием. Сегодня в России сегмент В2В немного отстает от В2С. В офисных функциях до сих пор существует штат специалистов, которые заносят информацию с бумаги в компьютер, обеспечивая таким образом систему документооборота. И хотя сама система электронного документооборота, 1C, интернет банк, CRM и прочие решения существуют, они разъединены. Но если это все свести в одно окно на смартфоне, то любой предприниматель сможет посмотреть финансовые результаты в том виде, в каком он их хочет, в этой же программе дать поручение исполнителям, провести платежи, получить необходимые документы. Плюс аутсорсинг в виде автоматизации учетных функций – это действительно «голубой океан», который не имеет границ. Думаю, именно он гигантским образом будет расти в ближайшее время. Также для бизнеса у нас есть очень хороший «экспортный шанс» в силу изменения курсов валют. Наши товары дешевле европейских аналогов, но сегодня действуют санкционные механизмы, из-за которых наш продукт нельзя продавать на Запад. Россия сейчас не имеет Таможенного кодекса. Но есть Таможенный кодекс Евразийского экономического союза, и то, чего не может Россия, могут Армения, Казахстан и Белоруссия. Если у кого-то хватит интеллекта организовать бизнес по производству товара в России и его экспорт через страны Таможенного союза, то это станет очень перспективной темой. И, скорее всего, это должна быть интернет-торговля интеллектом с использованием интернет-магазинов. Там колоссальный рынок.

Вот интересно другое. Как говорил один известный деятель: «Я отчитаюсь за каждый заработанный цент, но не спрашивайте меня, как я заработал первый миллион». Скажите, а лично Вы можете отчитаться за свой первый миллион?
Я не успел поучаствовать в приватизации. Или в управлении ресурсами крупной компании. Так что первый миллион зарабатывал консультационными услугами. Ими же и продолжаю заниматься до сих пор.

Тогда уточню вопрос. Опять Довлатов. «Деньги это свобода, пространство, капризы». Что деньги для Вас?
Безусловно, деньги это свобода. Но, как говорят врачи: все есть яд и все есть лекарство, лишь только доза отличает одно от другого. В необходимом для жизни количестве – деньги это свобода. В избыточном количестве, если относиться к ним с уважением, – это проблема, которой надо заниматься: управлять, размещать, вкладывать, оценивать эффект от принятых решений, … В общем, человек, заработавший деньги, становится обязанным ими управлять. Или они уйдут к тому, кто может управлять ими лучше.

А кем Вы сегодня больше себя видите? Вы – инвестор, ключевой стратег, менеджер или консультант? Какая роль Вам ближе?
Все-таки я консультант. Может быть, немножко эволюционирующий в инвестора, но пока еще консультант.

Тогда скажите, с точки зрения консультанта, возможно ли пожизненное сопровождение клиента? Так сказать, можно ли «срастись» с заказчиком?
Возможно. И у нас есть такие прецеденты: фирмы, с которыми мы начинали сотрудничество еще в 2002 году, до сих пор с нами. Однако я не скажу, что так должно быть всегда. Иногда смена консультанта тоже освежает. Поэтому едва ли это можно назвать единственно верной стратегией.

Наверняка у Вас в бизнесе были и удачи, и неудачи. Они всегда сопровождают успешных людей. Скажите, как подняться в трудные времена? Как найти в себе силы и ресурсы? Что поднимало именно Вас?
В консалтинговом бизнесе не должно быть резких взлетов, потому что консалтинг – это работа на репутацию. Успех нужно завоевывать постепенно, долго и нудно. Все консультанты, которые приходили и производили какой-то молниеносный, феерический эффект, как правило, были одноразовыми. Очень много есть «гастролеров», которые рассказывают, что можно сделать в той или иной ситуации, но они никогда принципиально не берут на себя ответственность за результаты. Знаете, это некий шоу-бизнес: приезжают бизнес-тренеры, говорят, что вы все делаете неправильно, сегодня есть колоссальные возможности. И даже шапочно их называют. Но это больше шоу, чем консалтинг. Хотя в нем тоже есть положительный момент – это дает человеку «встряхнуться», посмотреть на проблему сверху и начать думать. В этом и есть его социальная функция. А консультанты, которые несут ответственность за реализацию своих идей, должны расти долго. И это приносит некую эйфорию от работы. А «поднять» консультанта может только репутация и доверие клиентов. Остальные рекламные трюки в нашем бизнесе не работают.

Алексей Дмитриевич, приятно понимать, что мы с вами из одного университета, и у нас одни учителя. Вячеслав Николаевич Смагин – мой учитель, мегаученый, коллега с моей кафедры, который передал свой опыт многим успешным людям. Также сегодня 90 лет исполняется моему любимому учителю Александру Кузьмичу Тащеву, который выучил всех экономистов Челябинской области. Мне нравятся старой закалки люди, которые до конца своих дней в строю, нравится их сермяжное понимание правды жизни, логики и экономики. Сегодня другие, но все равно, это системное экономическое образование. А на Ваш взгляд, бизнес-образование можно заменить самообразованием, или это иллюзия?
Я в этом плане консерватор, считаю, что нет. Знаете, почему я стал экономистом? Из-за Вячеслава Николаевича Смагина. То впечатление, которое он на меня произвел, дало осознание, что я хочу этим заниматься.

o2

Ну, я же понимала Ваш ответ, знание невозможно взять набегом, система экономического знания формируется годами. И я четко осознаю, что экономическое мышление – это предмет только системы. Поэтому здесь я с Вами соглашусь. Бизнес-образование, наверное, можно заменить дистанционными формами обучения, но сформировать определенный тип мышления, просто прочитав в интернете книжку, не получится. А что Вы порекомендовали своим детям? Куда лучше идти учиться?
Мой старший сын учится в Высшей школе экономики. Мы очень долго выбирали. Будучи школьником, он ездил учиться и в Англию, и в Америку. Вернувшись из Америки, он задал мне вопрос: «Папа, а может мне учиться за границей? Есть ли смысл мне учить экономику с отставанием на несколько лет по американским книгам, переведенным на русский язык?»

И… почему все-таки остановили свой выбор на России?
Во-первых, я верю в этот рынок. Считаю, что международный рынок – это необъективно созданный пузырь, какая-то «дутая штука». А Россия – это недооцененный актив, с которым есть смысл работать. Во-вторых, там он всегда будет гастарбайтером, а здесь он преемник семейной истории, хозяин на этой земле. Кроме того, я не считаю, что наше хорошее российское образование принципиально хуже. Возможно, Оксфорд и Кембридж лучше. Но мы озадачились этим вопросом уже на выпускном классе и поняли, что в лучшие мировые вузы поступить не успеваем, там нужна качественная подготовка. А средние мировые вузы ничуть не лучше российских. Поэтому я посчитал, что Высшая школа экономики – достойный вариант.

И правда достойный. А Вы верите, что когда-нибудь в России будет нормальная экономика? Не политизированная, коррумпированная? Коррупционная составляющая в России вообще одна из самых больших в мире…
Я верю. Сейчас не лучшие времена, но здесь два момента. Один из моих знакомых в Европе достаточно верно сказал: «Если Россия станет страной-изгоем, это будет началом роста. Вы лезете во все международные вопросы, но абсолютно не занимаетесь внутренней экономикой. И когда вас отключат от решения всех международных вопросов, вы наконец-то сконцентрируетесь на внутренних. Тогда и наступит счастье». И действительно, здесь у нас слабое место. Вообще роль России в международном распределении труда у меня сформулировалась из встречи с одним американцем, венчурным капиталистом, ныне изгнанным из России. В начале 90-х он работал с компанией Intel. Они уперлись в некий интеллектуальный тупик при разработке процессора, и в поисках решения он объехал весь мир – от Европы до Азии. В 1991 году ему посоветовали институт Лобачевского в Нижнем Новгороде, сказав, что там есть математики, которые могут быть полезны. Он приехал туда, и взгляду открылась страшная картина. Ну, представляете себе НИИ тех, как впрочем и нынешних лет. Потолки, коридоры, оборудование. Первое впечатление из его рассказа – куча бородатых, плохо одетых мужиков, которые очень много курят и пьют кофе. Когда он сформулировал вопрос, они закрылись в кабинете и стали еще больше курить. Сутки без сна и еды… они спорили, решали, бились, договаривались. Что удивительно, они не спросили у заказчика о цене, важна была сама задача. Через сутки переговоров они разложили проблему на три уровня глубже, чем видели ее американцы, и решили ее. И вот тогда он сказал, что Россия – это страна, созданная для подвига: «Вы не знаете, что делать с этим подвигом. Вы можете выиграть войну и никак не воспользоваться результатом победы, можете что-то изобрести и погубить это изобретение, но подвиг вы совершить можете. Сделать из этого подвига серийный продукт помогут китайцы, продать его – американцы, но совершать подвиги – это ваша задача». И я понимаю, что мы действительно это можем. И человек, который научится управлять энергией подвига, станет великим. Это все равно, что управлять энергией атома, которой научился управлять Курчатов.

Ну, как известно, проблема начинается дальше. Потому что один гениальный продукт мы делать умеем, а второй и третий уже нет… и пока ничего тут не поделать. А про «управлять энергией подвига» – это подвиг сам по себе… очень верно подмечено.
Про голубой океан мы поговорили. А что для Вас лично может стать голубой мечтой на следующие десять лет? Расширение и экспансия на территории? Углубление продуктовой линейки или, может быть, разработка популярных сетевых гибридных структур?
Я бы хотел добиться создания центров компетенции по вопросам, которыми мы занимаемся. В частности, если говорить про учет, аудит и консалтинг, мы хотим создать центр компетенций по учету в целом, применению IT в учете. Что-то вроде НИИ. И мне кажется, он мог бы стать федеральным. Москва – это долго и дорого, а периферия при наличии сопоставимых с федералами компетенций всегда дешевле и быстрее.

o3

А какой Вуз станет опорным?
ЮУрГУ. На сегодняшний день он лучший в части учета и юриспруденции.

Соглашусь, что история ЮУрГУ дает ощущение того, что мы сможем «вытащить» и эти компетенции. Там есть, где развиваться. И это здорово, когда интеллектуальный капитал творит будущее.
Скажу больше, здесь и экономика позволяет это сделать. Челябинск – недорогой город для жизни даже в сравнении с Екатеринбургом. Здесь более выгодные цены на недвижимость. Развитие методологии в бухгалтерском учете не требует строительства научных лабораторий, здесь просто нужно «собрать мозги». И главное, благодаря IT-технологиям сегодня не важно, где у тебя находится бухгалтерия. У многих столичных компаний бухгалтерия уже давно не в Москве. И Челябинск мог бы здесь занять свою нишу, если бы создал хорошую методологическую базу. Если у нас появится школа, то все остальное подтянется, потому что сейчас в учете появился некий вакуум. В позапрошлом году Минфин принял решение о переводе российского учета на Международные стандарты. Они будут называться «Национальные стандарты», и к 2017 году этот процесс завершится. В законе прописано, что стандарты должно разработать профессиональное сообщество. Но сообщества нет, поэтому занимается этим один человек. Поэтому я уверен, эту нишу можно занять, и лучше, если будет она не в Москве. Все, что необходимо для формирования школы – это взаимная заинтересованность как от нас, так и от университета. Думаю, лучше быть центром науки и практики в этой отрасли, чем развивать большую сеть, но оказывать некачественные услуги массе потребителей.

Я понимаю, что теория и методология бухгалтерского учета – это невероятная глубина, и кто-то должен это двигать. Рада понимать, что к вашим многим регалиям может добавиться и такая. Напоследок, каков Ваш секрет бизнес-успеха?
Не буду оригинальным. Я всегда старался предложить клиенту некую инноватику. Если ты в общении с заказчиком понимаешь, в чем он нуждается, и стараешься предложить новое решение – это и есть секрет успеха. Если же ты предлагаешь массовый продукт, то никакого успеха не будет.

Наверное, какие-то личные характеристики тоже должны присутствовать? Порядочность по отношению к клиенту, к работникам, важны ли они?
Буду циничным, но в нашем бизнесе все клиенты пришли не благодаря рекламе, а благодаря рекомендациям. Если не быть порядочным, то не будет и рекомендаций.

Это здорово, что в наше время есть люди и области жизни, где важны еще моральные законы и репутация. О личном. Довлатов: «Человек человеку все, что угодно.. в зависимости от стечения обстоятельств…». Алексей Дмитриевич, скажите, как устоять, если очень сложно, как подняться, если упал? Что дает силу? Что для Вас является точкой опоры?
Семья. Это мой тыл, дом и крепость. У меня в жизни было несколько падений, а точнее, завершений какого-то определенного этапа. И такие ситуации меня подстегивают. Я понимаю, что я снова в начале пути, и если сейчас расслабиться и не двигаться, то здесь и останешься. Успехи расслабляют, падение же дает стимул работать. Однажды один мой друг (тогда еще начинающий бизнесмен) рассказал мне про свой конфликт с очень крупным предпринимателем. На мой вопрос «а ты его не боишься» он ответил, что это «он должен меня бояться… Я молодой, амбициозный, в расцвете сил, а он богатый, расслабленный и ленивый…».

Опять Довлатов. «Лично я воспринимаю успех Михаила Шемякина на Западе как персональное оскорбление. Его успех оглушителен до зависти, мести и полного твоего неверия в себя. Молодой, знаменитый, богатый, талантливый, умный, красивый и честный… Можно такое пережить без конвульсий?» Шикарно сказано, как говорят в Одессе… кто может вызвать у Вас такие эмоции? За что его уважаете?
В России принято немного недолюбливать предпринимателей, добившихся успеха. Есть мнение, что человек, заработавший много – все равно где-то сделал что-то не так. Есть смысл почитать старый американский бестселлер «Атлант расправил плечи». Там много про это сказано. Лично я с большим уважением отношусь к большинству успешных людей. Как правило, это те, кто смог создать востребованный обществом продукт, удовлетворить потребность его покупателей и обеспечить достаток своим коллегам. Эти люди делают мир лучше.