Златоустовская оружейная фабрика – это гордость нашей страны. Построенная царем Александром Первым двести лет назад, она удивительным образом сохранила все свои традиции. Что это? Магия золота? Магия оружия? Невозможно однозначно ответить на этот вопрос, но мистики в этом предостаточно. Вот уже десять лет фабрикой руководит Валерий Александрович Томея, и под его руководством предприятие стремительно набирает обороты. Его называют неординарным, неоднозначным, непредсказуемым, но все сходятся в главном: без личной причастности Валерия Александровича вряд ли бы получилось сохранить и удержать эту жемчужину нашей страны. В его кабинете целый музей: гравюры на стали, гравюры на серебре – портреты царей от Петра Первого до Николая Второго, огромная коллекция складных ножей, кинжалы, сабля. Все переливается, сверкает и блестит, все так мне по душе, будто я попала в сказку.

Валерий Томея

Валерий Томея

Валерий Александрович, вы первый директор, у которого в кабинете вместо портрета Путина я вижу портреты царей.
Это гравюры, расписанные серебром, новая технология. В этих портретах сила, если вы внимательно на них посмотрите. Я стал замечать, что со временем гравюры меняются, становятся светлее. Будто впитывают ауру человека, который на них изображен.

Вам самому какой исторический персонаж близок?
Наверно, одного и не назову. Меня бы заинтересовал Александр Македонский и Нострадамус. Македонский – тем, что у него была с одной стороны короткая, а с другой – очень яркая жизнь, за которую он успел совершить столько, что для меня представляется нереальным. Человек большой удачи и энергетического ума, завоеватель. А Нострадамус – своими мистическими способностями. Поскольку я близнец по знаку Зодиака, вопросы мистики меня всегда интересовали. Как человек смог заглянуть в будущее и увидеть? Как такое возможно? Для себя я понимаю, что время – это прямая составляющая, по которой мы двигаемся. В принципе, можно двигаться и вперед, и назад. Иногда возникают такие моменты, когда ты понимаешь, что время бесконечно, вселенная бесконечна, и что мы находимся в какой-то среде, в которой можем получать информацию как из прошлого, так и из будущего.

Как рано вы научились ощущать нелинейность времени?
Я вырос на Севере, а Север способствует развитию мистических способностей. Бывает, что за одну минуту мы можем прожить целый год. Родители часто переезжали, поэтому за десять лет я поменял десять школ. В свое время, глядя на звезды, я каждый раз пытался понять, почему вселенная бесконечна. Мы привыкли иметь во всем начало и окончание. Меня всегда привлекала попытка осмыслить, что у чего-то нет ни начала, ни окончания. По большому счету, мы находимся в мире, который не имеет границ. И человеческий разум тоже не имеет границ. По одной из линии предков мы были староверами и приехали в Златоуст из Тобольской губернии в начале двадцатого века. По другой маминой ветке шли строгановские крестьяне. Староверы были с фамилией Истомины, а это чисто комяцкая фамилия по происхождению. У коми, как и у немцев, идеальная чистота, порядок. Так что во мне смешались две разные крови: с одной стороны – порвем гармошку, а с другой стороны в моем характере – привычка к порядку и четкой правильной политике.

То есть, когда вы принимаете свои решения, вы сначала видите картинку, а потом идете к ней?
У меня от рождения математический склад ума: я на ходу могу все быстро и жестко просчитать и уложить в схемы. Но в жизни никогда ни на каком жестком расчете ты не придешь к результату, которого хотел бы добиться, везде происходит сбой. Вы же помните, что Господь создал мир из хаоса? Поэтому любую картинку я собираю как пазл, в хаотичном порядке – один пазлик, другой, внося много поправок в процессе движения. Не оценивая, интуитивно прихожу к решению той задачи, которую поставил.

Десять школ за десять лет научили вас не привязываться ни к людям, ни к месту?
Совсем не так. Этот детский опыт научил меня другому. Вы же прекрасно понимаете, Ирина, что мальчик я всегда был красивый, девочки на меня обращали внимание, ну а мальчишки пытались набить морду. Я конечно, знал, что мягкость и добро одолеют силу и зло, но порой быстрые и жесткие действия быстрее приводят к нужному результату. То есть, система завоевания своего места под солнцем за годы учебы была отработана до идеала!

Так вот откуда такая любовь к Македонскому?
(Смеется). Уточним: про любовь я не говорил. Для мужчины любовь и интерес – это разные вещи. В судьбе Александра Македонского меня привлекает скорость. Мгновенные решения, быстрые действия. Когда я на скоростях иду на трассе, я балдею. Поскольку я профессиональный водитель, я вижу всю трассу целиком и заранее оцениваю ситуацию. Можно я задам вам вопрос?

Валерий Томея

Валерий Томея

Задайте.
А вы армянка или грузинка?

Чуть – чуть не угадали.
Просто внешность у вас восточная, немного на жену мою похожая, а жена у меня армянка. Я умею по ее глазам читать все эмоции. В Армении есть храм, в котором мне особенно спокойно, – Эчмиадзин. По легенде, место для строительства этого храма было указано самим Иисусом Христом. Там настолько мощная энергетика, что у меня порой выступают слезы.

Недавно в книге Григория Померанца «Записки гадкого утенка» я прочитала мысль, которую никогда не могла сформулировать сама, но полностью с ним согласна. Он пишет, что люди, наделенные магическими способностями, почти никогда не испытывают потребности выучить иностранный язык.
Интересная мысль, никогда не задумывался. Лично я воспринимаю мир не словами, а ощущениями. Невозможно выучить все языки, да и ни к чему это. Желания людей во всех странах одинаковые, и общение по желаниям более приближенно к пониманию, чем знание языка. Мы с братом как-то летели в Дубаи, и пока он на хорошем английском что-то прояснял, я прояснил эти моменты жестами, энергией и глазами. Я уже принял решение, оценил его, а он еще только договаривался.

Мне вот очень интересно: а как вам среди людей, которые умеют не показывать своих эмоций и намерений?
Понимаете, все мы хотим в этой жизни куда-то продвинуться, утвердить свое «я», усладить свои амбиции, и это нормально. И когда я попадаю в среду, которая где-то меня не воспринимает, я сперва пытаюсь оценить, нужна мне эта среда или не нужна. У меня недавно был случай: пришла ко мне художница, а я был сильно не в духе – нагружен проблемами, раздражен. И вот она пришла и начала высказывать мне претензии и даже читать морали. Конечно, в таком настроении я мог просто накричать на нее, но меня остановило уважение к ее таланту. А есть люди очень высокого ранга, с которыми я просто не желаю идти на контакт, несмотря на все дивиденды, которые я могу от них получить. На третьей минуте разговора я понимаю, что мы говорим на разных языках, и мне этот человек становится неинтересен.

А как же тогда политика, в которую, насколько я помню, вы стремились, но не попали?
Вы о чем? Я два созыва был депутатом городского собрания Златоуста, и сделал много полезного, как мне кажется.

Но вы же хотели быть депутатом Законодательного собрания области?
Не прошел – значит, не моя дорога. Когда ты мурлыкаешь, ты удобен. Когда не хочешь мурлыкать, понимай, что за этим последует. Мне однажды депутат Государственной думы сказал: Валера, ты четко понимаешь правила игры, но ты пытаешься идеализировать какие-то моменты и думать, что будет по-правильному. А это утопия, и это надо понимать.

Сложно представить вас среди такого большого количества артистов.
Зря вы так, есть среди них нормальные мужики.

Валерий Томея

Валерий Томея

Двое.
(Смеется). Не перехваливайте! А то у меня корона вырастет.

Я читала, что во время Великой отечественной войны специально для Уральской танковой дивизии на вашей фабрике были изготовлены знаменитые черные ножи.
Они есть в нашем музее, я вам потом покажу, если интересно.

А в вашей личной коллекции?
Так как у меня немножко извращенный ум, я предпочитаю собирать складные ножи, у них механизм сложнее. Поскольку в моей коллекции ножи, сделанные в единственном экземпляре, то это уже произведение искусства, и с каждым годом они растут в цене.

А если бы здесь сейчас в вашем кабинете вдруг оказался основатель этой фабрики, царь Александр Первый, вы бы о чем его спросили?
Вы что? Я бы вообще ни о чем его не спросил, а только лишь выразил благодарность за то, что двести лет назад он основал такую фабрику в Златоусте – жемчужину по производству холодного оружия.

И вы не хотели бы его спросить, где он брал специалистов и как он их обучал?
Нет. Я не посмел бы задать ему ни одного вопроса.

Жостовская фабрика, знаменитая своими подносами, близка к закрытию. Хохлома тоже уже не так популярна, как раньше. А Златоустовская оружейная фабрика по-прежнему знаменита на всю страну и даже за рубежом. Как вам удалось все это удержать?
Я очень люблю эту фабрику, как бы пафосно это ни звучало. Люблю и все. Иногда приходится по двадцать часов ехать за рулем, спать по три часа в сутки, чтобы заключить договор или найти новых поставщиков, но мне все это очень нравится. Я каждый день бываю в цехах, знаю, чем занят каждый сотрудник. С одной стороны, у меня производство, а с другой – искусство. И это не всегда легко совместить, особенно в нашей стране.

Почему?
Потому что в нашей стране все поставлено так, что создается впечатление, будто нам не нужно производство. Это досадно, потому что все понимают, что основная сила государства – в его умении производить. Нельзя обдирать налогами предприятия, которые завязаны художественной составляющей. Налогооблагательная база перестала помогать развитию зарабатывания денег в стране, она заняла позицию уничтожения ресурса для зарабатывания денег. В Германии, например, есть специальная система поддержки предприятий народно-художественного промысла. И это не выделение денег, не дотации, а преференции, помощь в распределении изделий в сетях на продажу. Германия заинтересована в сохранении своих традиций, а у нас происходит с точностью до наоборот. Жостовские подносы, хохлома, гравюры на стали – мы не чувствуем поддержки от государства. Нас сравнивают с высокоэффективными производствами, но это не так! Нельзя заставить художника поставить картины на поток, это невозможно. Это как Микеланджело заставили бы работать по графику.

Вам нравится Германия?
Очень. В ней удивительное сочетание драйва и стабильности. Глубины и современности. Скорости и патриархальности. Германия по-правильному яркая и порядочная. Мы с женой однажды зашли в маленький магазинчик в небольшом городке под Кельном и мне показалось, что я попал в сказку.

В Германии любят наши изделия?
В Швейцарии любят, в Германии не так, все-таки у немцев свои предпочтения. На выставке в Базеле было куплено много гравюр, причем, покупали местные жители. Наши изделия больше понимает Восток. В Дубаи живет очень много наших постоянных заказчиков, для которых мы делаем индивидуальные вещи, под личность: саблю, кинжал, шпагу, инкрустированные драгоценными камнями.

Это было вашей мечтой – стать директором такой знаменитой фабрики?
Я бы не стал называть это словом мечта, поскольку почти уверен, что путь любого человека предопределен свыше. Вот вы удивились, почему у меня портреты царей, а не Путина, а я вам отвечу: человек должен сам для себя определить, кто он такой и куда его тянет. Сам себе честно ответить на эти вопросы. В девяностые годы фабрика совсем разваливалась, и у меня появилась возможность законным путем выкупить первый цех по производству электромагнитной муфты. Это было на грани фантастики, но я люблю такие ребусы, где нужны мозги. Я вырос в городе Лабытнанге, что в переводе означает семь лиственниц, в районе, типа как у нас Шанхай, где у большинства мальчишек отцы сидели, а эта среда учит очень быстро мыслить и реагировать, видеть людей насквозь и понимать их без слов.

Чтобы понимать их без слов, нужно быть таким же?
Вы о чем? Был ли я хулиганом? Нет, не был и даже никогда не стремился. Вся эта блатная романтика не по мне. Когда моя младшая дочь несколько лет назад сделала себе татуировку, я был в бешенстве.

Что вы ей сказали?
Я сказал, что рисовать на теле человека может только Бог.

Вас завораживает золото?
Нет. К драгоценным металлам, камням и деньгам я отношусь очень холодно. Меня не возбуждает золото. Если бы жена не заставляла носить обручальное кольцо, я бы и его не надевал. Вы же видите, что на мне нет ни часов, ни цепочек. Я вам больше скажу: меня это раздражает. Золото дает внешнее понимание богатства, а меня завораживает только внутреннее богатство. Меня привлекают ювелирные изделия только как произведения искусства. Вы же понимаете, что я в своей жизни много чего видел: рубин размером с большой палец, десять килограммов песка золота, целое ведро изумрудов.

Красиво?
Красиво.

Целое зеленое ведро?
(Смеется). Я мог его купить, но мне не очень понравились камни.

Вам нравятся новые люди?
Да.

Быстро понимаете их?
Конечно. Я задаю разнонаправленные вопросы, и через реакцию человека понимаю, мыслит человек или не мыслит. Если человек спрашивает: правильно ли я вас понял?, значит, он мыслит. А если он отвечает штампами и шаблонами, значит, его так научили по телевизору. Я вообще очень люблю психологические этюды.

А если человек к этому не готов?
Под каждого этюды определенные. Можно грубо, можно ласково, кому-то на полутонах.

Вы боитесь зависти?
Абсолютно нет. Зависть стимулирует. Когда тебе завидуют, тебя пытаются уничтожить. Когда тебя пытаются уничтожить, ты попадаешь в среду, в которой ты обязан выжить. Среда эта дает тебе возможность нарастить мышцы и знания. Ты становишься более сильным и тоже начинаешь убирать конкурентов. В свое время я занимался электромагнитными муфтами, а их тогда согласно варшавскому договору делали пять предприятий: в Харькове, в Челябинске и в Рязани. Чтобы продвинуть свой бизнес, мы с партнерами сделали так, чтобы эти предприятия ушли в никуда. Мы уничтожили их бизнес. Есть определенная система игр, и мы согласно этой системе все грамотно сделали.

Это как?
Ну вот пример: ты мне понравишься, и я создам систему, когда мужчины перестанут обращать на тебя внимание.

А это как?
Распространю заведомо ложную информацию о тебе. Мои потенциальные соперники в это поверят. Затем выжду время, и появлюсь на твоем горизонте…

С кинжалом?
(Смеется). Конечно, без. У тебя же безысходность будет полная, здесь и кинжал не понадобится. А я еще немного поломаюсь.

Хороший пример. И вот так очаровали все предприятия согласно варшавскому договору?
(Смеется). Я всегда предпочитал работать с женщинами, с ними намного приятней.

Валерий Томея

Валерий Томея

Что сейчас было, Валерий Александрович? Психологический этюд?
Да!

И как я должна была реагировать?
Как чувствовала.

А с вами кто-нибудь проводил такие этюды? Только, пожалуйста, добрый пример?
В бизнесе добрых примеров не бывает.

Дон Жуан – отрицательный персонаж или положительный на ваш личный мужской взгляд?
Если глубоко, то отрицательный. В нем нет уважения к женщине. В Индии есть специальные монастыри, где молодого человека обучают общению и владению женщиной. Каждый мужчина должен наработать этот мастер -класс, чтобы потом вступить в семейную жизнь и жить с одной женщиной. У мужчины в браке не должно быть других женщин, потому что это будет отражаться на энергии и в результате на семье. И у женщины тоже. Если женщина склонна к полигамии, то это не твоя женщина, потому что в женской природе полигамия не заложена. Не зря говорят, что если женщина прошла многих мужчин, то это не женщина, а бурда, даже если она очень привлекательная. Энергия всех мужчин, которые у нее были, смешивается в одну и ничего хорошего не получается. Так же как хорошие элитные вина смешать в один стакан. Понятно, что любая женщина использует мужчину, а мужчина использует женщину.

Говорили-говорили, и договорились до штампа.
Это не просто штамп, так оно и есть. Здесь нужно четко определить: взаимное это использование или одностороннее. Если взаимное, то оно идет только на пользу обоим. Жалко, что с первой попытки это никому не удается. Никчемные первые браки были у меня, и у моей жены, хотя мы знакомы со Светой с трех лет. А могли бы и сразу тогда пожениться, в молодости, и жили бы сразу счастливо.

Думаете, что с первого раза получилось бы?
Думаю, да. Просто жизнь тогда развела. Да и я, как любой мужик, оказался в этом отношении недалеким, прошел все четыре этапа: попробовать, накопить коллекцию, углубить коллекцию, выбрать одну свою единственную. Теперь понимаю, что потерял несколько лет без Светланы.

Сегодняшние двадцатилетние отличаются от вас в этом же возрасте?
Конечно. Они более навороченные, у них совсем другая жизнь. Я в детстве лепил солдатиков из пластилина, а у них серьезные бои в компьютере. Мне нравится анекдот, где ребенок спрашивает: мама, а у тебя в детстве айфон был? Не было? А планшет был? Не было? Мама, а ты динозавров видела? Мой шестнадцатилетний сын разбирается в технике на порядок лучше меня. Я даже не могу осмыслить методику какой-то технологии, а он уже шпарит. Но есть вещи, которые я понимаю, а они еще не понимают.

Если такое продвинутое молодое поколение, почему каждый руководитель жалуется, что не может найти толковых сотрудников? Где противоречие?
А вот это вопрос вопросов. На нашей фабрике на протяжении пятнадцати лет занимается производством Богданов Борис Трофимович. Ему больше семидесяти лет, но его быстроте мышления и уму может позавидовать любой тридцатилетний. У меня работает помощницей изумительная женщина, Людмила Павловна Александрова, родная сестра Лидии Скобликовой. Она уже в возрасте, но от нее невозможно отвести глаз. Красивая, всегда ухоженная, спокойная, от нее идет свет. Со мной все годы работает Вера Петровна Попова, сильнейший экономист нашего города, настоящий художник в экономике. Я всегда привожу их в пример молодым сотрудникам, потому что между их отношением к работе – огромная разница. Как-то меня пригласили читать лекцию по экономике для студентов института, и знаете, что меня поразило? В аудитории из ста человек было всего два человека, которые меня понимали и не отвечали штампами. Всего две пары глаз понимали, о чем я говорю. Это удивительно! Молодежь словно напичкана этой информацией, этими навязанными штампами, но совсем не знает, как применить их в реальной жизни. Приходят ко мне на собеседование, говорят, что хотят работать юристами, а сами не могут отличить гражданский кодекс от уголовного. Меня часто спрашивают, почему я не беру студентов на работу, почему отказываю им в трудоустройстве. Отвечаю: потому что мне нужны специалисты! Я хочу платить деньги специалисту, который точно знает свою работу и знает, зачем он пришел на фабрику. И я радуюсь, когда такие ребята приходят. Всего год назад у нас начала работать Евгения Логвиненко, но уже показала себя настоящим бойцом и профессионалом своего дела. В прошлом году мы праздновали 200-летие фабрики, и всю организационную работу Женя вынесла на своих плечах.

А вам не кажется, что учить молодых специалистов должны сами руководители?
Я не хочу учить какого-нибудь студента, чтобы потом он встал и ушел к моим конкурентам. Вот эти разговоры про «ты должен» меня бесят. Я должен из предприятия сделать конфетку, я должен думать о своей семье, а больше я никому ничего не должен.

Валерий Томея

Валерий Томея

Вы хотели бы познакомиться с Гитлером?
Вот это вопрос! Нет, конечно!

Почему?
Ну не нравится мне эта скотина. Не тянет меня к таким. Он же слуга дьявола. Мне более интересен Сталин, хотя они на одном уровне мистики.

Почему, на ваш взгляд, сейчас так модно стало оправдывать действия Сталина?
Я бы не сказал, что модно. Думаю, что Сталин становится привлекательным на фоне этого бардака, который происходит в стране. Если брать сегодняшних чиновников, то за коррупцию их надо миллионов десять расстрелять. Они же почти все воруют. И для этого созданы все условия. Никто не регламентирует загрузку рабочей смены чиновника, и он начинает искать варианты, как заработать денег побольше. Так как он не производит ничего, он начинает пользоваться деньгами государства. Используя эти деньги, он уже порождает коррупцию. Но у меня тут вопрос государству: зачем создавать систему, которая предполагает коррупцию? Возьмем для примера сторожевую овчарку, породистую, всю в медалях, и положим ей на нос кусок сала. Она его стряхнет, но каплю оближет, потому что ей необходимо облизать морду. Это уже коррупция или еще нет? Зачем так делать? Положите прокладку, чтобы на морде сало не осталось. Нужно создавать систему, в которой коррупция невозможна. Если бы в нашей стране жестко соблюдались законы Российской Федерации, воспоминаний о Сталине не возникало бы.

Я слышала, что вы сотрудничаете с Кремлем?
Мы работаем с подарочным Фондом Президента. Нашими изделиями владеет все руководство страны, начиная с Брежнева.

Вы дарите им подарки?
Нет, мы продаем свои изделия. Подарки можно дарить женщине, другу, но не руководству.

И что, ни разу не подарили ни одной шпаги высшему руководству?
(Смеется). Ирина, а вы точно из журнала Миссия приехали?

Зачем вы сейчас играете, если видите людей насквозь?
Мы все играем. Я же должен как-то развлекаться.

Если бы я попросила вас сравнить жизнь с игрой, с какой бы вы сравнили?
С футболом. Все гоняют один мяч, и тот, кто больше раз загоняет его в ворота, тот побеждает.

Вы кто? Вратарь, нападающий, защитник?
В нашем бизнесе роли меняются. Ты постоянно находишься в игре и вынужден менять позиции. Бывает, с кем-то пытаешься выстроить отношения, находишь в людях лучшие черты, и все равно не получается. Твое хорошее отношение принимают за слабость, и тогда ты начинаешь показывать звериную внутренность.

Это уже не про футбол, насколько я понимаю.
(Смеется). Вообще-то я к женщинам серьезно не отношусь, но ты мне начинаешь нравиться, Ириша.

Спасибо, Валерий Александрович.
Так нечестно. Я говорю тебе Ириша, а ты мне Валерий Александрович. Ты хочешь показать, что я для тебя никто и звать никак?

Валерий Томея

Валерий Томея

Своеобразная у вас логика. Давайте про звериную сущность. Вы кто?
А как ты видишь?

Медведь.
Ну разве можно такого мужчину, как я, сравнивать с медведем?

А больше не с кем. Вы самый настоящий медведь. Я однажды в зоопарке долго-долго смотрела медведю в глаза, и была поражена, насколько сильно и точно этот зверь похож на мужчину. Жесты, повадки, потягивания, спокойствие. И в новом фильме «Книга Джунглей» медведь Балу больше всех других зверей похож на вас повадками – такой же любитель психологических этюдов. Помните, кстати, у Евгения Шварца в «Обыкновенном чуде» волшебник превратил мужчину именно в медведя, а не в тигра или волка?
Вот это вы мне напомнили, надо же. Никогда в жизни я не вспоминал, что в детстве у меня был медвежонок. У мамы есть фотография, где я с этим медвежонком сплю носик к носику. Отец работал буровиком, и однажды они нашли маленькую медведицу, которая осталась совсем одна в лесу. Мы назвали ее Машкой, я играл и обнимался, даже ссорился с ней. А вы знаете, что в случае опасности у медведя лапа увеличивается в полтора раза?

Нет, не знала. Я знаю, что медведь никого не пустит на свою территорию, и редкие охотники могут похвастаться таким трофеем. Вы любите лес?
Это для меня серьезный вопрос. Я всегда чувствовал лес, как живое существо, и никогда его не боялся. И однажды ехал на машине по Белоруссии, и машина сломалась. Я вышел и почувствовал ужас. Недавно мы ездили с российской торгово-промышленной палатой на Сахалин, жили там в глуши, без удобств, но такой связи с лесом, какая у меня была раньше, я не почувствовал. А мне бы очень хотелось, как раньше, уметь чувствовать природу. Это важно. Я же вырос в диких местах, поэтому для меня, как для любого человека, важно сохранить силу детских впечатлений.

Так же важно, как для ваших детей?
Конечно. Их у меня четверо: две дочки и два сына. Когда они были маленькими, мы с женой каждое лето возили их на море: в Анапу, в Геленджик, весь Краснодарский край объехали. Разложим задние сидения, постелим им там одеяло, и в путь. За два перегона доходил. Дети – это мое счастье. Моя территория любви. Все разные, все противные, все выпендрежные, но за каждого душа моя болит одинаково. Помню, эти две клушки, Ольга и Маринка, не захотели на пляже купальники надевать, закапризничали, что они это будут делать только в раздевалке, отстояли очередь, зашли в кабинку, и тут мы с женой попадали со смеху. Они крошечные, а раздевалка им обеим по пояс снизу. К новому году я всегда делал для них мешок конфет, такая у нас была традиция. Конечно, я ругал их, и Валеру, и Пашу, и девчонок, но вряд ли у них есть на меня обиды. Все, что я делаю в своей жизни, я делаю ради них. Ради моей жены, ради моих детей, ради моей мамы и ради мамы моей жены. Надеюсь, что они это понимают.

В этом человеке волшебным образом сочетается несочетаемое – и в этом его сила и отличие. Умение видеть будущее и быстрота сиюминутных реакций, способность ввести собеседника в смущение и при этом истинное, совсем не наигранное, глубокое уважение к людям, эпатаж в суждениях и приверженность самым настоящим жизненным принципам, желание играть и непринятие фальши, математическая рассудительность и уникальное звериное чутье, при котором один плюс один равняется ста..